Тема 15. РАЗВИТИЕ СОВЕТСКОЙ ПСИХОЛОГИИ В ПОСЛЕВОЕННЫЕ ГОДЫ (50-90-е гг. XX века) Переход на главную страницу

Тема 15. РАЗВИТИЕ СОВЕТСКОЙ ПСИХОЛОГИИ В ПОСЛЕВОЕННЫЕ ГОДЫ (50-90-е гг. XX века)

15.1. Психология и физиология: дискуссии о предмете психологии в 50-60-е гг. XX века

Бурное развитие психологии в годы войны и в первые послевоенные годы давало основание предполагать, что, наконец, психологическая наука в СССР сможет преодолеть трудности и обеспечить себе спокойное будущее. Однако действительность оказалась иной.
Через несколько лет после окончания Великой Отечественной войны в научной жизни страны происходит ряд событий, свидетельствующих о новой волне борьбы за чистоту ленинско-сталинских идей в различных сферах научного познания. Начало было положено в 1948 г. сессией Всесоюзной Академии сельскохозяйственных наук им. В.И. Ленина (ВАСХНИЛ), на которой была разгромлена генетика. Сама форма и результат обсуждения дискуссионных вопросов на сессии свидетельствовали о возврате в науку волюнтаристских, идеолого-политических методов разрешения спорных проблем, освященных старыми идеями борьбы со схоластикой, идеализмом, буржуазными реакционными учениями.
Очень отчетливо это проявилось в ходе организованной Академией наук СССР и Академией медицинских наук СССР 28 июня - 4 июля 1950 г. научной сессии, посвященной проблемам физиологического учения академика И.П. Павлова. Сессия была созвана по указанию И.В. Сталина, высказавшего идею о необходимости проведения дискуссии об учении И.П. Павлова и давшего соответствующее поручение Г.М. Маленкову, Ю.А. Жданову и Е.И. Смирнову (Ярошевский М.Г., 1994. С. 77) (см. Видео). Эта так называемая "Павловская сессия" явилась "одной из самых мрачных страниц истории советской науки послевоенного периода" (Грэхем Л.Р., 1991. С. 179). Формально главная задача сессии заключалась в том, чтобы "вскрыть недостатки, мешающие дальнейшему плодотворному развитию идей Павлова" (Быков К.М., 1953. С. 328). Было обозначено эталонное, единственно верное учение (учение Павлова об условно-рефлекторном характере высшей нервной деятельности) (см. Видео) и определены основные "отрицательные герои": Л.А. Орбели, который "не поднял на надлежащую высоту разработку идей Павлова" (Быков К.М., 1953. с. 10), Анохин, допускавший "не раз серьезные уклонения в сторону от павловского учения" и увлекавшийся "модными реакционными теориями зарубежных авторов", что "являлось формой проявления низкопоклонства перед зарубежной наукой и космополитизмом" (Там же. С. 10-11), А.Д. Сперанский, направление которого "выступало как особое, новое, отличное от павловского направления" (Там же), а также ряд других, не менее авторитетных ученых (И.С. Беритов, Л.С. Штерн, А.Г. Гинецинский и др.). Обозначен и "положительный герой" - К.М. Быков, который "не путаясь в тенетах морганизма-вейсманизма, не низкопоклонствуя перед зарубежной наукой, не создавая своего особого направления, шествует незапятнанно со своими учениками по прямой магистрали, проложенной великим Павловым" (Лейбсон Л.Г., 1990. С. 78-79).
Несмотря на то, что на этой сессии речь шла, в первую очередь, о физиологической науке, ее влияние и воздействие на психологию было огромно (Материалы совещания по психологии..., 1953; Учение И.П. Павлова и философские…, 1952). Во-первых, основные обвинения на сессии направлялись против Орбели и Анохина, которые участвовали в разработке психофизиологической проблематики и тесно сотрудничали с психологами. Так, по мнению Орбели, для понимания психики человека, наряду с объективным изучением его высшей нервной деятельности, необходимо пользоваться и его субъективными переживаниями (Научная сессия, посвященная проблемам…, 1950. С. 80). Теперь его обвиняли в неправильном (с точки зрения критиков) понимании соотношения объективных и субъективных явлений в жизни человека. Во-вторых, в ряде докладов на сессии (в первую очередь А.Г. Иванова-Смоленского) утверждалось, что субъективный метод изучения психических явлений должен быть заменен объективным исследованием физиологических процессов, т.к. объективное изучение психических явлений невозможно. А отсюда - один шаг до далеко идущего вывода "о замене психологии физиологией высшей нервной деятельности" (Там же. С 52). По сути дела, речь шла о возможности дальнейшего существования психологии как самостоятельной научной дисциплины со своим специфическим предметом, задачами и методами.
Психологи, понимая все пагубные последствия для судьбы своей науки основных идей, выдвинутых на сессии, обращаются к анализу естественно-научных основ психических явлений. Как отмечает Е.А. Будилова, "опасность сведения психического к физиологическому, которая вновь возникла на павловской сессии, заставила вспомнить о борьбе с механизмом в естествознании в 20-х гг." (Будилова Е.А., 1972. С. 215). Психология была поставлена перед необходимостью совершить поворот к павловской физиологии, восстановить преемственность с сеченовскими идеями. Психологи должны были оценить роль и значение учения И.П. Павлова для психологических исследований, а психологическая теория - найти точки своего роста в учении о рефлекторной природе психического. В качестве ближайшей основной теоретической задачи психологии определялось "ее философско-теоретическое перевооружение на базе диалектического и исторического материализма и павловского учения", утверждалось, что "без этого она не сможет стать подлинной наукой и успешно решать свои задачи" (Петрушевский С.А., 1952. С. 86). При этом, как и в 20-е гг., дискуссии сопровождались развертыванием большевистской критики и самокритики, ритуалами покаяния.
В сложной обстановке психологам необходимо было найти путь, позволяющий избежать как сведения психического к физиологическому, так и обособления психического от физиологического. Во главу угла ставились две ключевые проблемы: проблема детерминации психического и его связи с мозгом и проблема объективного метода в психологии. Основной ход и ключевые подходы перестройки психологии на павловской основе достаточно подробно рассмотрены в психологической литературе в работах Е.В. Шороховой, Е.А. Будиловой, А.А. Смирнова (Будилова Е.А., 1972; Смирнов А.А., 1975; Шорохова Е.В., 1961).
Важным этапом в развитии психологии в этих условиях стало Совещание, посвященное перестройке психологии в соответствии с павловским учением, проведенное в 1952 г. (Материалы совещания по психологии…,1953), где особое внимание было уделено обсуждению двух принципиально важных методологических положений:
1. Методологическому принципу изучения психического на основе взаимосвязи психических явлений и внешних материальных условий.Рубинштейн писал по этому поводу: "Рефлекторное понимание психической деятельности - необходимое связующее звено между признанием психической деятельности деятельностью мозга, неотделимой от него, и пониманием ее как отражения мира. Рефлекторным пониманием деятельности мозга эти два фундаментальных положения объединяются в одно неразрывное целое" (Рубинштейн С.Л., 1957. С. 220).
2. Признанию и доказательству того, что возможно объективное изучение субъективных по своей природе психических явлений. Как подчеркивал Теплов, "объективный метод в психологии требует, чтобы объяснение субъективного как вторичного, производного шло из того объективного, что является по отношению к психике первичным" (Материалы совещания по психологии…, 1953. С. 54).
Дискуссии по проблеме взаимосвязи психического и физиологического проходили не только в Москве, но и во всех крупных научных центрах. Например, Президиум Академии Наук Грузинской ССР с 8 по 11 апреля 1952 г. проводит дискуссию на тему "Некоторые вопросы советской психологии", основной проблемой которой явилось обсуждение соответствия положений концепции Д.Н. Узнадзе павловским идеям (Некоторые вопросы советской психологии..., б/д). Ректорат Ленинградского Государственного университета организует с 16 по 19 февраля 1953 г. научную дискуссию на тему: "Проблема ощущения в свете марксистско-ленинской теории познания", в рамках которой была рассмотрена проблема ощущения - "исходного и элементарного момента" сознания (Проблема ощущения в свете…, б/д). Основанием для дискуссии в г. Ленинграде явились "некоторые разногласия, возникшие в среде советских ученых в связи с теоретическими выводами из учения Павлова для ряда наук (философии, физиологии, психологии, педагогики)", что и потребовало "критического обобщения новых научных материалов и учета различных точек зрения" (Проблема ощущения в свете…, б/д. С. 3).
Несмотря на то, что после Павловской сессии и Совещания по вопросам перестройки психологии на павловской основе была проведена большая и плодотворная работа по уяснению взаимосвязи психологии и физиологии, о чем свидетельствуют работы середины и конца 50-х гг., все еще сохранялась опасность поглощения психологической науки физиологической.
В мае 1962 г. АН СССР, АМН СССР, АПН РСФСР и Министерства высшего и среднего образования СССР и России организуют Всесоюзное совещание по философским вопросам физиологии высшей нервной деятельности и психологии, в котором приняло участие более тысячи специалистов. В ходе дискуссий на совещании обсуждалось, прежде всего, значение павловского учения для психологии (Философские вопросы физиологии…, 1963). Обозначилось несколько подходов: признание того, что теория Павлова в условиях современной науки утрачивает свое значение (Н.И. Гращенков, Н.А. Бернштейн, П.К. Анохин и др.) и противоположная точка зрения (Ю.П. Фролов, Л.Г. Воронин, В.Н. Черниговский и др.), обосновывающая сохраняющуюся актуальность павловской "парадигмы". В целом итогом совещания явилось признание возможности дополнения павловского учения новыми идеями и теориями в области физиологии и психофизиологии.
Принципиально по-новому решены вопросы о предмете психологии и физиологии в.н.д. Было признано, что эти две науки имеют дело с одним и тем же объектом - высшей нервной деятельностью как функцией мозга. Различаются же предметы данных наук - соответственно психологический и физиологический аспекты этой деятельности.
Подводя итоги данному периоду развития психологии в СССР, необходимо подчеркнуть, что перестройка психологии на основе павловского учения способствовала более четкой разработке методологических оснований психологии, появлению новых психофизиологических подходов и теорий, определению специфических методов изучения психических явлений. В конечном итоге психологии удалось отстоять свою независимость от претензий физиологии высшей нервной деятельности.



concern.refepic.ru refalej.ostref.ru sjq.deutsch-service.ru refapps.ostref.ru