САМООТДАВАНИЕ 15 страница

Только в таком случае не пытайтесь говорить о про­буждении — в таких речах просто нет никакого смысла.

ВЕЧНО НЕРОЖДЕННЫЙ

«В свое время вы поймете,

что ваше истинное величие находится там,

где заканчивается ваше существование»

- Рамана Махарши

«Бедная, печальная вещь, ты думаешь,

что смерть сама по себе реальная

-Иккю

Что касается смерти тела, так называемой физиче­ской смерти, то здесь необходимо понять, что вопрос или трудности могут возникнуть только в том случае, если присутствует отождествление с телом. С точки зрения отождествленного тела вы видите, что тела умирают. Вы предполагаете, что разумный индивидуум, бывший этим телом, также умирает вместе с ним. И вы заключа­ете, что однажды и вы тоже умрете.

Чувство эго индивидуального «я» пытается возло­жить надежду на жизнь после смерти, или на перерож­дение, или на какой-нибудь «второй шанс», но свиде­тельства всего этого в лучшем случае обрывочны, поэто­му тут начинается паника и ужас, поскольку физическая смерть выглядит весьма окончательной.

Большинство мировых религий предлагают учения об определенных формах бессмертия, но вы не верите в них: если бы вы верили, то полное уничтожение смертью не пугало бы вас. Говорят, что страх смерти является основным, первородным страхом, порожда­ющим все другие страхи, и в качестве основополага­ющего психологического фактора формирует всю жизнь.

Все это — иллюзия, и все это базируется на сущност­ном заблуждении о том, что вы являетесь индивидуумом, неотделимым от тела, которое несомненно умирает.

Что не было рождено, не может умереть. Вы — не­рожденные. Это суть Понимания: как можно пережи­вать из-за неизбежной смерти этих организмов тела-ума, этих персонажей сна, когда известно, что то, что есть Я, Я, оживляющее все подобные организмы, — это Все Что Есть; вечное, свободное, нерожденное.

«Реальное не умирает. То, что нереально, никогда не существовало.

Когда вы поймете, что смерть происходит с телом, но не с вами, вы просто пронаблюдаете, как ваше тело будет сброшено, словно изношенное одеяние.

Вы подлинные безвременны, за пределом жизни и смерти.

Тело будет оставаться в живых столько, сколько это необходимо.

Совершенно не важно, как долго длится эта жизнь».

(Нисаргадатта Махарадж)

После смерти тела Я остается тем же безвременным, нерожденным, безличным Присутствием, которым оно и было до рождения тела. Отождествление с телом-умом — промежуточная фаза и никак не влияет на Я.

Но это еще не все. Даже внутри самого сновидения, пусть даже это тело-ум, с которым происходит отожде­ствление, вы называете «собой», страх смерти остается ненужным заблуждением. Наши культуры оказали нам медвежью услугу, превратив смерть в монстровидный призрак, недоступный для исследования. В западной медицинской модели смерть считается катастрофой, икак таковую ее требуется отвергать, избегать, оттягивать настолько, насколько это возможно. Это убеждение уходит корнями глубоко в нашу культуру, но это лишь обусловленность, не разделяемая многими другими культурами. Действительно, небольшое размышление на эту тему обнажит абсурдность подобного мышления. Когда тело рождается, то его смерть неизбежна, абсо­лютно, вне всяких сомнений. Таково естественное след­ствие рождения. Зачем же рассматривать это как катаст­рофу, как нечто такое, чего следует избегать?



Никому не дано испытать собственную смерть. Ни­кто никогда ее не испытает. Это невозможно по опреде­лению. Наиболее распространенное определение физи­ческой смерти — это «смерть мозга»; ровная линия; отсутствие сенсорного восприятия и перцепционных преобразований, мыслей, эмоций, воспоминаний, лю­бого рода внутренней активности, а потому того, что мы называем опытом. Смерть есть прекращение опытных переживаний этого тела-ума. Таким образом, если от­сутствуют переживания тела-ума, то и не может быть пе­реживания смерти этого тела-ума.

Можно сравнить это с засыпанием. Всю свою жизнь вам приходилось засыпать, но вы никогда не пережива­ли это. Вы переживали сонливость, ложились, станови­лись еще более сонливыми... следующее, что вы помни­те, это пробуждение и постулирование того, что в ка­кой-то момент вы, должно быть, уснули, но у вас нет непосредственного переживания этого, поскольку тот, кто должен был бы пережить засыпание, если бы он не спал, уснул!

То же и в случае смерти. Восприятие и переживание происходят до самой смерти, затем переживание пре­кращается, и мы говорим, что тело-ум умерло. Просто. Смерть никогда не является переживанием, поскольку все переживания прекращаются. Как же можно бояться того, что невозможно испытать?


Несомненно, перед смертью тело-ум может испытать боль и страдание, прежде чем прекратится переживание. Это может пугать или по меньшей мере быть не очень-то желанным. Такова естественная реакция тела-ума. Понятно, что мы можем испытывать страх перед ста­ростью, немощностью или какой-то специфической бо­лезнью. Но сама смерть не существует как переживание, скорее, это просто слово, которым мы обозначаем пре­кращение переживания.

Большинство страхов смерти возникает из-за лож­ной информации, основанной на отделении и активном избегании смерти в нашей культуре. На самом деле, те­ло как раз создано для того, чтобы умереть, и не так уж часто сама физическая смерть сопровождается сильным страданием. Да, это случается, но в большинстве случа­ев боль и страдание происходят до нее, во время болез­ни, а когда наступает час смерти, физические и психи­ческие функции естественным образом стихают и по­степенно угасают. Смерть, как правило, происходит намного легче и мягче, чем принято думать. Это под­тверждают те, кто постоянно работает с умирающими.

Таким образом, с физической смертью Сознание прекращает переживать сновидение внутри или посред­ством этого организма тела-ума. Оживляющая сила Со­знания прекращает свое функционирование в этом теле, и потому тело перестает быть одушевленным, чувству­ющим, перестает быть тем, что мы называем «живым», и быстро распадается, разлагается на составные элемен­ты. Но это не может быть пережито непосредственным образом, поскольку по определению переживание уже закончилось. А Сознание, которое есть то, что есть Я, чем Вы на самом деле являетесь, которое есть Все, Что Есть, продолжается, ибо оно нерожденное, бессмерт­ное, вечное. Никогда, ни при каких условиях не ограни­чивалось этим телом-умом.

Это возвращает нас к концепции того, что единст­венная истинная смерть — это не смерть тела, но смерть, полное уничтожение чувства индивидуального «я». Это та смерть, то полное уничтожение «я», которой так сильно боится эго, что непрерывно возводит вокруг это­го болезненные, жуткие фантазии. Это та самая смерть, которая вызывает страх физической смерти. И это та са­мая смерть, которая, собственно, и стоит того, чтобы ее исследовать.

Существует образ, зачастую возникающий во сне: открытая дверь, за ней тьма; делаешь шаг и провалива­ешься в пустоту. Обычно на этом месте эго будит вас в холодном поту и с колотящимся от страха смерти сердцем.

Но такая реакция — лишь дело обусловленности, убеждения; дело отождествления себя с телом. Кстати, образ этот весьма уместен. Практически любая духовная традиция рекомендует этот шаг с края пропасти в Пус­тоту. Чувство эго индивидуального «я» непременным образом трактует это отрицание себя как Пустоту — то, чего нет, куда оно не может отправиться.

Пожалуйста, обратите внимание, что следующая часть будет очень рациональной и весьма простой и, по­нятая верно, окажется трансформирующей. Редко мож­но найти кого-либо, с кем описываемое в концепции действительно случилось, уже не говоря о тех, кто на са­мом деле понял это. Это секрет жизни и смерти и бес­спорное знание, неотъемлемое от пробуждения:

Если «это», мир вещей и идей,

Видится как нечто подлинное, истинное,

как «реальность»,

тогда То, которое абсолютно и в корне своем есть «не-это»,

для которого не существует слов или представлений внутри «этого»,

будет непременно казаться ни-что, нереальностью, Пустотой.

Возможно, это вызовет страх, ужас, отрицание.

Только когда «это», эта так называемая «реальность»,

полностью постигается как подобная сну иллюзия,

тогда то, что есть «не-это»,

сразу становится видимым как то, Что Есть.

Пустота, поэтому, является не вашим врагом,

но вашим истинным Я;

и функция несуществующего фальшивого чувства

индивидуального «я» состоит в том,

чтобы скрывать это от вас.

Страх и попытка избежать ее отступают;

Теперь им просто нет места; они исчезают,

а сердце отворачивается от иллюзии «этого»

и открывается навстречу тому, Что Есть,

зная, что истинное величие кроется там,

где оно прекращает свое существование.

Можно сказать много слов в пользу смерти до смер­ти тела; возможно, она несколько ускоряет все процес­сы, что усложняет способность концентрации. В насто­ящий момент, находясь в самой гуще того, что вы при­нимаете за свою жизнь, вы, при необходимости, можете практиковать «позитивное» построение и укрепление чувства индивидуального «я» до тех пор, пока оно не станет достаточно сильным, чтобы вы могли перейти к «негативному» процессу постижения того, что оно об­манчиво, нереально, в конце концов, что его никогда не существовало; и тогда, может быть, вы сможете отпус­тить его, позволить ему умереть, отпасть.

И тогда возможно освобождение от этого эго, кото­рое преследовало и всю жизнь изводило вас страхами своей кончины, поскольку оно окажется чем-то абсо­лютно нереальным, чем-то таким, с чем даже не стоит бороться, чтобы победить его. Эго и смерть, которой, как оно убедило вас, вам нужно опасаться больше все­го, — это лишь уставший голос на магнитофонной плен­ке в пустой комнате, который, услышанный снаружи, показался вам голосом мощного и пугающего врага; но теперь провод выдернут, и голос стих.

Это и означает «умереть до смерти», сделать шаг за врата без врат в Пустоту и в одиночестве прогуляться по вселенной.

ВОЛШЕБНЫЙ МИР

«Мир иллюзорен.

Реален только Брахман.

Брахман есть мир»

- Рамана Махарши

«Целый мир во всех десяти направлениях

Есть одно сияющее сокровище.

Какое отношение это имеет к пониманию?»

- Генша

I



ВСЕ ЕСТЬ, КАК ОНО ЕСТЬ

Это волшебный мир: он весь устроен из зеркал.

Если у этого сна есть хоть какие-то правила,

одно из них, похоже, это то, что если вы

отвернетесь от чего-то,

то снова увидите его.

То, от чего вы отворачиваетесь,

то, к чему вы поворачиваетесь,

есть вы Сами.

Лишь тот, кто видит свое истинное лицо

без зеркала,

знает Себя.

Тогда волшебный пузырь лопается

и все проекции исчезают

поскольку нет двух — есть только один.

Нет отделенности или отдаленности,

потому как нечему быть отделенным или отдаленным.

Тот, кто смотрит

глазами возлюбленного,

глазами незнакомца,

(глазами мыши, ястреба,

ярчайшей из звезд, этою камня),

это тот, кто смотрит

и теми глазами, которые вы называете «своими».

На определенном «уровне» все это знают.

Это шепот, неотступное звучание, ощущение,

(столь часто понятое неверно),

подобное занозе в вашем уме:

Тот, кто смотрит, есть Все.

И Все есть, как оно есть.

II

В примечательной небольшой книжке «Дары непо­знанных вещей» биолог Лайл Уотсон среди прочего упо­минает океанского кальмара. С точки зрения биолога, с кальмарами связано несколько странных фактов, кото­рые складываются в весьма причудливую картину, если вообще складываются.

У кальмара есть глаз, который удивителен для такого моллюска — весьма недоразвитого беспозвоночного с несегментированным телом. Глаз кальмара необычайно развит: радужная оболочка, хрусталик, который может фокусироваться на различные расстояния, и сетчатка как с палочками, так и с колбочками, позволяющими различать контрасты и цвета. Глаз кальмара каждым дюймом своим развит настолько же, насколько развит человеческий глаз, и обладает той же зрительной спо­собностью. Несмотря на это, животное, к которому при­делан этот глаз, не располагает мозгом, который хоть в какой-то степени обладал бы возможностями перера­ботки зрительной информации, поступающей через этот удивительный глаз. На самом деле, у него практи­чески вообще нет мозга. Нервная система его состоит лишь из весьма рудиментарного нервного узла, который отвечает за основные моторные функции организма; нет мозга, нет зрительного центра, ответственного за фор­мирование образов при огромном количестве информа­ции, получаемой этим сложносочиненным глазом.

Кроме того, существуют буквально миллиарды каль­маров. Они высокоподвижны, и их можно обнаружить в любых океанских водах, на любой глубине, при любом температурном градиенте, во всех океанах мира, днем и ночью.

Глаз, способный на самое лучшее видение на плане­те. Приделанный к высокоподвижному и вездесущему, но крайне примитивному и легко репродуцируемому организму, с рудиментарной нервной системой, едва ли имеющей хоть какие-то способности к зрительным про­цессам.

Я читал эту книгу много лет назад, но до сих пор по­мню, что был абсолютно сражен шуткой, которой Уотсон завершает свое обсуждение кальмаров:

«Посетители предупреждаются, что это устройст­во постоянно находится под постоянным наблю­дением».

Интересно, знал ли Уотсон, насколько он был близок к истине:

«Истинное видение — это не просто смена на­правления зрения, но изменение самого его цент­ра, в котором исчезает сам видящий». (Рамеш)

Понятно, что это не тела-умы, не организмы людей или кальмаров, которые видят.

Тот, кто видит

глазами кальмара,

это тот, кто видит

глазами, которые

вы называете «своими».

Тот, кто видит, есть Все.

ВСЕ ХОРОШО

«О, обитающий внутри.

Ты свет в лотосе сердца.

Ты в каждом сердце.

И если хотя бы раз

ум того, кто. ищет,

откроется и воспримет Тебя,

воистину тот будет свободен навеки.

- Шанкара

Так много волнения, так много опасений, беспокой­ства. Все эти миллиарды организмов тела-ума, стремя­щиеся, страстно желающие, надеющиеся, прилагающие усилия, борющиеся. Вряд ли хоть кто-то свободен от этих внутренних криков, этого молчаливого страха. Дуккха, страдание. Таков путь всего на Земле.

Если вы читали «Безмолвие сердца» — запись бесед Роберта Адамса, то вы помните, как снова и снова он повторяет: «Все хорошо». Его учитель (постфактум, по­добно Рамешу в данном случае) был Рамана Махарши, который часто отвечал на всевозможные вопросы оди­наковым образом: «Все хорошо».

Неоднократно я говорил, что Понимание, это уче­ние, не имеет отношения к утешению. Оно не стремит­ся помочь эго почувствовать себя в безопасности и ую­те. Самореализация есть полное уничтожение в простом и чистом виде. Истина в том, что вас нет; здесь нет ме­ста вопросу утешения «вас». Действительно: это не имеет отношения к утешению, это имеет отношение к истине. Если требуется познать истину, то индивидуаль­ное «я» должно не утешаться, а полностью исчезнуть, кануть в вечность, раствориться. Другого пути нет: невозможно пробудиться, продолжая сладко спать. Подбадривание, уравновешивание, укрепление чувства индивидуального «я» приведет лишь к продлению стра­дания. Чувство индивидуального «я», ищущее утеше­ния, всегда должно испытывать разочарование, оста­ваться ни с чем, поскольку его нет.

И тем не менее. Если хотя бы однажды, хотя бы на мгновение, отпускание станет возможным, если станет возможным тот хлопок сдвига фокуса, позволяющий взглянуть за пределы индивидуального «я», увидеть его истинную природу «эхо, радуги, фантома и сна», то это будет уже немало. Тогда индивидуальное «я» исчезнет, и никакого утешения ему не потребуется. Индивидуаль­ное «я» — просто мысль, идея; «ложное воображение», вопящее об утешении. Когда видению, восприятию от­крывается истинная природа вещей, тогда нисходит не­что, намного превосходящее утешение, тем более что оно никому более и не требуется.

Очевидно, что то, чем ты являешься, есть Все, Что Есть, и Что Есть — это беспрестанное излияние Любви за пределами любви, Красоты за пределами красоты, со­страдание блаженство благодарность величие чудо со­вершенство, изливающиеся потоком за пределами по­нимания.

Все, что есть, описывает Сат-Чит-Ананда. Не бытийность, но само Бытие; само существование, а не не­что существующее. Бытие, которое есть Сознание, абсо­лютно, совершенно не знает пределов, разливается в самом себе, находится нигде и везде, всегда, во всем.

Это разливание, это излияние Бытия Сознания как таковое есть все это: все в этой вселенной, на этой пла­нете, в мирах чувств и идей, мирах вещей и мирах без вещей, эти тела, эти умы, эти деревья дороги дома белки насекомые телефоны.

Все это, все и везде, есть не то, чем кажется, не плот­ная отделенная материя. Физики вам скажут: посмотри­те достаточно внимательно, и окажется, что это тело или этот стол — не плотные субстанции, но состоят из моле­кул, атомов и субатомных частиц, которые в свою оче­редь являются вовсе не частицами, а моментами энер­гии. Уверяю вас, эта энергия, которой все является, есть то, Что Есть Вы: Сознание, Бытие, излияние в самом себе. Именно это называют Анандой, потому как сама природа Сознания, изливающегося в самом себе, есть совершенная любовь, красота, завершенность. Блажен­ство. Этот поток воспринимается как все это, весь этот безумный мир, включая тело-ум, который вы считаете «собой». Но на самом деле, когда истинное видение происходит, оно обнаруживает, что это — не вы, эта ма­шина — не машина, эти продукты — не продукты; все это есть поток чистой любви света сознания блаженства.

Это очевидно. Это очевидно всегда; увиденное од­нажды, оно более не перестает быть видимым. Это не­выразимо. Никоим образом невозможно передать это словами без того, чтобы оно не прозвучало, как бред су­масшедшего или как надпись на бутылочке «Доктора Броннера». Но это — правда. Все хорошо. Все так неверо­ятно хорошо. Все спят и не видят этого. Таким образом они «проживают жизнь в молчаливом отчаянии», жизнь, полную беспокойства и страха. Но те немногие, кто пробудился и видит это, наблюдают жизнь, пребы­вая в постоянном, бесконечном изумлении.

И поскольку все буквально сотворено из потока чис­той Любви за пределами любви; поскольку чистая Лю­бовь за пределами любви — это то «вещество», из кото­рого сделано все, что мы воспринимаем как творение; как в таком случае что-либо, даже самая малая вещь, мо­жет быть плохим? Все, даже мельчайшее, есть Бог, Я, ваша собственная истинная природа и истинная природа Всего, Что Есть, чистая Осознанность, чистая Любовь, Излияние Себя.

Человечество поистине не имеет представления о том, что такое любовь.

Я не могу утешить индивидуальное «я», занимающе­еся поисками этого. Возможно, кто-то в определенной степени и может, рассказывая истории здесь, в сновиде­нии, которые принесут некое призрачное успокоение этим призрачным «я».

Но когда станет возможным абсолютное отпускание идеи отдельного «я», тогда то, что откроется видению, будет любовью состраданием блаженством, которыми вы являетесь и которыми является любая мельчайшая вещь.

Если не во всем остальном, то доверьтесь мне хотя бы в этом. Просто невозможно, чтобы все не было хорошо. Все есть совершенство, чистое блаженство любовь изли­яние. Любое противоположное восприятие просто-на­просто не истинно. Все хорошо. Абсолютно. Сваха!

ПРИТЧА: ПРОБУДИСЬ!

«Ум и майя суть одно.

Майя спита с умом.

Три мира погружены в иллюзии.

Кому мне объяснить это?»

- Кабир

I

Когда эта книга готовилась к печати, неожиданные новости достигли этого маленького уголка вселенной. Зима была посвящена глубокой погруженности в заботу о престарелых родителях и уединению с компьютером для окончательной доработки рукописи, так что я не­сколько выпал из обоймы. Кроме того, даже в сей циф­ровой век интернета и электронной почты покрытые снегами холмы Вермонта центром адвайтического мира назвать трудно. Так что прошло несколько месяцев, прежде чем звонок старомодного телефона донес но­вость до этой деревенской глуши.

То, что последует дальше, это притча. Слушайте вни­мательно.

Несколько месяцев спустя после моего последнего посещения Рамеша повторилась в чем-то схожая ситуа­ция, когда многие искатели стали свидетелями странно­го поведения их Возлюбленного Учителя и его отступле­ния от учения чистой недвойственности. На междуна­родном семинаре, проходившем на западном побережье Индии, Возлюбленный Учитель, по всей видимости, выказал сумасбродное поведение и непоследователь­ность учения, что было не так уж непохоже на то, что я наблюдал несколькими месяцами ранее.

Согласно всем свидетельствам, 150 (или около того) присутствующих духовных искателей и многолетних приверженцев были обескуражены нехарактерной для него оборонительной и спорщической манерой, с кото­рой Учитель разбирал вопросы, часто отвечая бессвяз­ностями и неуместностями, свойственными этому миру; комментариями, подвергавшими сомнению нрав­ственную репутацию его собственного гуру и других учителей; его явным отступлением от учений вечной му­дрости о чистой недвойственности; и утверждениями того, что только его учение единственно верно, а все, бывшее до этого, — ложно.

Как рассказывают, собрание вылилось в неразбериху, обвинения, упреки и общий хаос. Посреди всего этого случилось нечто еще более странное: против Возлюб­ленного Учителя бьши возведены обвинения в сексуаль­ных похождениях — обвинения, которые он поначалу категорически опроверг, а затем признал и коротко из­винился, чтобы немедленно отвергнуть их как не отно­сящиеся к делу и не имеющие значения. Нужно ли гово­рить, что преданные последователи гуру, «считающегося самым великим в мире из живущих ныне мудрецов», были шокированы.

Жизнь — сложная штука, не правда ли? И кому вооб­ще снится этот сон, черт возьми? Ничто никогда не про­исходит вполне так, как «должно». Вы только и слыши­те, как вокруг вас рушатся не оправдавшие себя надеж­ды, мечты и планы. Срывы и провалы известных и горя­чо любимых гуру — разумеется, не редкость. Издержки профессии, можно сказать. Накапливается стресс, ожи­дания и проекции с обеих сторон безмерны и по сути своей к стабильности не ведут.

Позвольте мне уточнить: я не знаю всех деталей того, что случилось. Не знаю, кто еще причастен и почему, и какие звучали объяснения. Честно говоря, мне это не­интересно. Нет желания проклинать Учителя или оп­равдывать его, так же, как нет желания проклинать или оправдывать его обвинителей. С этой точки зрения нет причины, чтобы защищать его или присоединиться к хору голосов, поносящих его. Здесь ничего не поставле­но на кон, ничего не происходит. Разворачивается сно-видческая драма. Кого волнует то, что «делают» сновид-ческие персонажи?

Вокруг подобного «события», так много боли и смяте­ния, что это усложняет его исследование. В таких обстоя­тельствах привычная тенденция делать перенос и искать причины вовне только усиливается, что лишь обостряет боль и растерянность. Такие моменты — это моменты кризиса, в изначальном смысле этого греческого слова: момент принятия решения, поворотный момент.

Здесь имеется альтернатива, если кто-нибудь да су­меет разглядеть ее сквозь бурю. Есть альтернатива уви­деть все, что возникает здесь, — разочарование, мучи­тельную тоску, взаимные обвинения, осуждение, требо­вания объяснить и исправиться, — в качестве проекций вовне (чем оно и является); и в качестве приглашения развернуться и посмотреть внутрь себя, где как возника­ют, так и исчезают корневые причины.

Что касается делового окружения и промоутеров Возлюбленного Учителя, разумеется, их гнев понятен: если ты взялся добросовестно «раскрутить» что-либо лишь для того, чтобы обнаружить, что объект «раскрут­ки» не соответствует своему имиджу, то вполне естест­венно прийти в бешенство, чувствуя себя обманутым и обведенным вокруг пальца. Это так плохо для бизнеса, черт возьми.

Что повергает в еще большее уныние (но нисколько не удивляет), так это скорость, с которой крайне преданные приверженцы устремились к выходу, кидая про­клятия через плечо. Иллюстрация того трюизма, что в дуальности у любви и ненависти много общего и они никогда не отстоят друг от друга слишком далеко.

Более же рассудительные, но отныне страшно уязв­ленные приверженцы (бывшие приверженцы) практи­чески моментально принялись вскрывать противоречия их Возлюбленного Учителя: «Все это ставит под во­прос, был ли он когда-либо просветлен, прошло ли че­рез него окончательное Понимание». Вот как? Ну, если он никогда не был просветлен, тогда что делали вы, си­дя и слушая его все эти годы, переживая глубокие ду­ховные прозрения? «Мы заблуждались». Ну, если вы заблуждались тогда, то, может быть, вы заблуждаетесь и теперь? Откуда вам знать? Есть у вас хотя бы малей­шее представление о том, о чем вы толкуете? Эго на­столько обеспокоено тем, что его застукали, так ска­зать, со спущенными штанами, когда оно, клянясь в преданности, с полным предвкушения взглядом на­правлялось навстречу великому гуру, который должен был сделать его одним из немногих избранных, но ока­зался грязным стариком (упс!), что пытается как мож­но скорее откреститься от всего, бормоча что-то еще более невразумительное, чем обычно. Переписывание истории — старейшая форма регулирования инфор­мации.

Грустное покачивание головы: «Я теперь никогда не смогу назвать его бхагаваном». Да вы что, спятили? Вы — бхагаван. Водитель-курьер — бхагаван. Билл Клинтон и Джордж Буш — бхагаван. Хищные еноты, мародерству­ющие в моем саду, — бхагаван. Мадонна, Бритни Спирс и бабушка Джей Ло — бхагаван, бога ради. Апельсино­вая газировка, сырная соломка и печенье «Орео» — все это бхагаван. Когда это старый чудак сделался вдруг ис­ключением?

Очень хорошо. Если бы кому-то потребовалось сост­ряпать критический разбор соответствующего мораль­ного облика этого Возлюбленного Учителя, то среди ве­дущих светил адвайты (понятное дело, тех, кто не был его учеником) я не знаю ни одного, кто принялся бы ут­верждать, даже до инцидента, что тот когда-либо был человеком бескомпромиссного калибра какого-нибудь, к примеру, Раманы Махарши или Нисаргадатты Маха­раджа. Да и сам Возлюбленный Учитель не стал бы ут­верждать подобное и никогда не утверждал. Он — клас­сический адепт традиции джняни, разумный, с находчи­вым и непреклонным умом, который считает, что ему повезло в том, что у него никогда не было мощного ду­ховного или мистического опыта.

У Махарши был не только такой ум, но и такое серд­це, которое взорвалось целиком, сгорело дотла в Любви за пределами любви, которая есть Все. А когда то, что Понимает ум, познает и сердце, когда ум и сердце более не два, тогда прозрение в разум сердца идет глубже са­мого Понимания. Посмотрите на их фотографии: это очевидно даже на них. Глаза Возлюбленного Учителя смотрят пронизывающе, проникающе. Настойчиво. Это захватывает, побуждает, вдохновляет. Глаза Раманы — бесконечность, Пустота, абсолютная смерть «я» в Люб­ви. Это невыразимо.

Но пробужденный? Кто может сказать? Кто мог ска­зать до того инцидента и кто может сказать сейчас? До того его поспешили объявить «без сомнения ведущим Учителем мира из ныне живущих...» Кто вообще упол­номочен выносить подобные суждения? Затем его спе­шат назвать шарлатаном. Посмотрите вовнутрь: если вы считали его пробужденным раньше, а теперь сомневае­тесь, у вас должна быть честность, чтобы понять, что, возможно, другие события могут доказать, что вы оши­баетесь, и вы не в том положении ни теперь, ни раньше, чтобы выступать в качестве судьи. Насколько глубоко. Понимание не-«я» проникает в каждое тело-ум, — это, используя выражения самого Возлюбленного Учителя, остается между ним и Богом.

Зачем нужно навешивать на кого-либо ярлык учите­ля? Зачем нужно навешивать на кого-либо ярлык шарла­тана? Где возлагаемое ожидание? Где разочарование? Ес­ли вы начинаете не соглашаться с гуру или он перестает вам нравиться, можно остаться, а можно и уйти. Уходите в другое место. Или не уходите. Происходящее — то, что должно произойти в потоке Сознания. Поток Сознания позаботится о гуру, так же, как он позаботится и о вас. Кого здесь винить?

Пожалуйста, поймите, что дело не в этом. Как все в проявленном мире, это не то, чем оно кажется.

II

Благожелательные друзья толкуют об «ужасном скандале» и спрашивают: «Что же нам теперь делать?»

Ну, давайте начнем с главного. Здесь это говорилось уже много раз, но тут мы в окопах, так что снова пойдем на прорыв. Все, что есть, есть Присутствие, Осознан­ность. Это чистое Присутствие, чистая Осознанность, Все Что Есть, проявляется в качестве всего этого мира людей, вещей и идей. Нигде никаких отдельных лично­стей или сущностей не существует. Вся отделенность в различные независимые личности и сущности — часть всеми разделяемой иллюзии, которой обманываются те, кто считает себя человеческой расой. Кому я могу объ­яснить это?

  • Глобальные услуги, etc.
  • Свойства линейных однородных дифференциальных уравнений.
  • Испытание трубопроводов
  • Составь со словами аудиальной модальности. Кстати, то, что тебе будет проще писать, и
  • КРИЗИСНЫЕ ТОЧКИ СОЦИАЛИЗАЦИИ
  • Рп- мощность потребляемая двигателем.
  • ШКОЛЫ ПРОРОКОВ
  • In a world of shadows, anything is possible. Except escaping your fate. 12 страница
  • Развитие философских идей и общественно-исторической мысли и их значение для развития психологического знания
  • ПОСЛЕ БОЕВ
  • Каждая мысль достойна неоднократного осмысления и неоднократного извлечения вывода.
  • Его первое Пришествие
  • Глава 11. Родословная
  • Финансовая ответственность
  • Глава 4. Рассвет принес в Пензанс дождь, но к тому времени как Вивьен подошла к ступеням уже
  • Псалом 41
  • Спасибо, что скачали книгу в бесплатной электронной библиотеке Royallib.ru 5 страница
  • Первые параллели с Библией
  • Туберкулез легких. Туберкулез - хроническое инфекционное заболевание, характеризующееся образованием в
  • Определение. Набор персонала заключается в создании необходимого резерва кандидатов на все