Поверх мягкой хлопчатобумажной рубашки, следовало бы одеть куртку, но в ней будет жарко, и она потянулась за жилеткой. Мягкая черная кожа, приятно сминалась под пальцами и одновременно была 7 страница

-Нет стайва. Мне не нужна помощь. Я благодарна уже за то что ты сделала, но дальше я должна идти сама.

-О небеса Сатыргеона. Ну почему, будучи химерой, ты настолько человека Анна Строганова, что б тебя небо носило. Конечно же я помогу тебе. Не нужно столько гордости, а жертвовать собой тебе и так пришлось давным - давно. Ни к чему этот пафос дочь земли. Для того я и пришла к тебе, как не для того что бы быть с тобою до конца. – Стайва не была возмущена, напротив говорила она как то устало. Повернувшись , грустно улыбнулась.

-Просто твои слова… - Глядя ей в лицо Цения слышала только отголоски грусти, боли и какой-то не то меланхолии не то просто ностальгии.

-Конечно, мои слова они то и значат, что ты хочешь получить, но я не сказала, что ты это не получишь.

-Я бы и одна справилась. – Холодно произнесла Цения.

-Да. Конечно. Но как ты одна потащишь полусонного Кандамиля к небесному причалу, хотела бы я на это посмотреть.

-Я стала гораздо сильнее.

-И он тоже. Вилешь позаботился о том, что бы он вернул память, а значит он вновь химера. Не смотря на малые человеческие габариты, ты одна его не утащишь.

-Ладно. Уела. Думаешь, мне стоит сразу взяться за Кандамиля?

-Нет. Он очень умен и хороший сам по себе, но у него нет качеств необходимых для виллеша. Ему предстоит стать главой нашего рода, а для этого мало быть умным и хорошим.

-Значит Алексей подходит больше?

-Да.

-Тогда я должна попытаться его уговорить. –

-Попытаться можешь. – Задумчиво произнесла стайва, вновь устремляясь вперед, к черневшему впереди провалу в стене.

-Брат говорил мне, что уговорить его будет не просто. – Отозвалась Цения, шагая следом.

-Угу. – Буркнула стайва, ступая на лестницу. – Это мягко сказано. Тот, кого ты зовешь Алексей, крайне упертая и принципиальная химера.

-Это не плохо.

-Да, но и не хорошо, его принципы очень сильно расходились и расходятся с принципами предводителя. Он всегда все делал напротив виллешу, если один шел на право другой шел налево, если виллешь принял решение спасти людей, то Алексей в те времена его звали иначе, был против до конца, приняв же человеческий облик, он на отрез отказался возвращать себе способности и образ химеры. Тут даже я перестала понимать, чего он хочет, но все что бы он ни делал, всегда было поперек того, чего хотел или делал виллешь. Только в одном он пошел на уступку, это заботился о тебе. Но только в этой жизни и только в этот, самый последний раз.



Когда виллешь вымолил у древних позволение вернуться, Алексей сказал, что мы все преступники и сообщники виллеша, а значит должны понести наказание вместе с ним. Он заботился о тебе и хотел выкрасть тебя, что бы не позволить химерам вернуться.

-Даже так? Но, как же он сам? Он не хочет вернуться?

-Хочет. Еще как. Но мы не люди Анна Строганов, мы иные, в нашем мире никто не отступает от обещаний, пусть эти обещания ты дал самому себе, среди глухой ночи и даже ветер не подслушал их. Они не рушимы.

-Это похоже на детское упрямство. Он не хуже предводителя пытается распорядиться судьбой народа, но при этом его намерения далеки от благих, и к этому созданию послал меня Цвит. Едва он станет предводителем, ни одна химера не покинет мир. Он погубит вас.

-Ты судишь как человек. Тот, кого ты зовешь Алексеем никогда не был человеком что бы сделать что то подобное, власть не пользуют во вред Анна. Если ты убедишь его стать виллешем и вывести химер отсюда, и он согласится, то не нарушит договор. Ни при каких обстоятельствах.

-Что ж, осталось только убедить его. И судя по тому, что ты сказала, это невозможно.

-Нет ничего не возможного, если виллешь сказал, что у тебя есть шанс, значит, он есть.

-Он рассчитывал на чувства, которые якобы питает ко мне Алексей, но честно ли воспользоваться этим?

-Не знаю Анна.

-Хватит уже звать меня Анной. – Возмутившись Цения сделал несколько быстрых шагов заходя вперед и глядя стайве в лицо. – Почему ты не можешь звать меня Цения, или вообще никак не называй.

-Анна твое настоящее имя, я не могу перебирать все имена которыми тебя звали на протяжении всех твоих перерождений, поэтому буду звать Анной, я так решила значит так и будет.

-Да вы все упрямцы еще те. – Усмехнулась Цения, подстраиваясь под шаг стайвы, здесь коридор был достаточно широк, давая возможности идти рядом.

-Теперь не «вы», а «мы», не думай что ты сильно от нас отличаешься.

-Ты все время меня зовешь человеком, отличие так сказать на лицо, не смотря на трансформацию я больше человек чем вы все вместе взятые.

-Я бы с тобой поспорила, но мы пришли. – Стайва остановилась и хотя Цения отлично видела в темноте, она не сразу заметила дверь в глухой с виду стене.

-Куда мы выйдем?

-На улицу города. – Откликнулась стайва осторожно водя рукой по стене.

-Я имею в виду местоположение, это центр или одна из окраин?

-Я знаю, что ты имеешь в виду, я пока сама не знаю. По расчету должны были выйти не далеко от жилища Алексея.

-Почему ты зовешь его Алексеем, это же человеческое имя? – Не удержалась Цения.

-Потому что его настоящее имя слишком длинное и никогда мне не нравилось.

-Это так по человечески… - Протянула на распев Цения усмехаясь стайве в затылок.

Та не ответила, но Цения поняла что она не рассердилась, скорее улыбнулась или что-то в этом роде, это было так странно улавливать отголоски настроений не являющихся твоими собственными. Умом понимая всю неестественность новых чувств и ощущений, тем не менее ее мозг и тело обходились, сними так, словно она с этим родилась.

Дверь наконец отворилась и стайва первой выглянула в узкий проем. Затем повернувшись к своей спутнице сделал знак следовать за ней.

Оказавшись наруже ения первым делом огляделась, она узнала место, не так уж велик город, что бы в нем заблудиться. Они были на левом склоне, на смой окраине в полузаброшеном районе. Алексей жил здесь на соседней улице, немного выше. Подняв голову Цения увидела макушку станции очистки, ее не было видно с стороны их дома, значит и правда это правый склон.

-Пошли. – Стайва уже зашагала поднимась по улице вверх. Рассвет застал их у дверей дома, где жил Аль.

-Почему ты думаешь что он здесь? – Положив руку на ручку калитки Цения медлила прислушиваясь к ощущениям.

-Где ему еще быть.- Буркнула стайва закручивая волосы в шишку. – Ну заходи уже.

-Мы нарушили договор, когда не вернули Кандамиля в гостинницу, скорее всего его уже нет в городе, или его забрали стражи порядка. Евлиап не спустит нам провал ролика.

-Анна, он еще не знает о его провале. – Оглянувшись стайва посмотрела на стремительно светлеющее на востоке небо. – Узнает часа через три.

-В любом случае он должен скрываться. Глупо сидеть дома и ждать когда за тобой придут.

-Он и скрывается.

-Тогда зачем мы сюда пришли?

-Заходи уже, а то мы начнем привлекать внимание. – Стайва хотела уже отобрать у Цении ручку калитки, но та поспешила открыть дверцу сама.

-Стайва… - Резко заговорила Цения, но осеклась, тихо тихо, где то на грани сознания, как голос, как тень в самых уголках глаз.

-Не слышишь разве… -Одними губами произнесла стайва.

Переглянувшись они не сговариваясь бросились к дому. Как не быстро двигалась Цения, стайва ее обогнала, сказывался опыт. Сама Цения чувствовала еще в теле некоторую не то скованность не то угловатость движений. Стайва с плеча вышибла добротную, обитую полосками метала дверь. Так что внутрь они ворвались почти одновременно.

-Вниз. – Тут Цения все таки опередила химеру, она без чутья знала, где спуск в подвал. Она сорвалась в темноту по крутым полу сбитыми ступеням, упала едва коснувшись руками холодных каменных плит и тут же вскинулась гибгим как у кошки движением, метнулась в дальний угол. Небольшой квадратный люк в углу у самой стены. Закрыт, но его недавно открывали, и она знала, кто открывал.

Он двигался там, внизу, удаляясь медленно, но верно. Едва, едва очнувшийся, после трансформации. Страх, гнев. Она слышала их так же ясно, как если бы это были ее собственные чувства. Даже эмоции стайвы она не слышала так ясно.

-Что остановилась, его надо догнать. – Стайва была уже рядом, рывком открывая люк, отрывая его вместе с петлями. Первой спрыгнула вниз.

Они бежали по коридору, порой в состоянии полу трансформации Цения видела свои руки, точнее конечности, имеющие к рукам крайне отдаленное отношение.

-Он хитер. – Стайва остановилась ,на развилке тут коридоры расходились. Они были уже глубоко в теле горы. – Куда он направляется не пойму, куда ему бежать.

-Я и не думала что гора под городом это муравейник. – Цения присела на холодный каменный пол. – Разделимся? – Она кивком укзала на развилку.

-Придется. – Стайву это предложение совсем не радовало. – Ты не справишься с ним без меня.

-Неужели ты думаешь, что я буду заставлять его силой?

-Нет. Но и в уговорах ты не сильна.

Зыркнув на стайву из под нахмуренных бровей Цения произнесла с нескрываемой обидой в голосе:

-В твоем понимании я вообще ни в чем не сильна. –

-Я только говорю, как есть, не на что обижаться Анна. Кстати химеры не испытывают чувства обиды, в тебе сейчас говорит человек которым ты была есть и останешься.

-Ладно тебе. – Поднявшись, Цения шагнула в коридор, что уводил налево. – Если, догонишь его первая дай знать. – Бросила она стайве, не оборачиваясь.

-Дам. – Просто ответила та и без лишних слов вошла в правый коридор.

Химеры, что есть химеры, Анна шла прислушиваясь к собственным ощущениям. У не есть тело химеры, есть способности, есть древняя память и видения мира, но делает ли это ее созданием иного мира. Стайва без конца повторяет, что она человек и от этого ей становится досадно, словно она идет вперед , а кто-то встает на пути и резко отталкивает ее обратно. Ну почему нельзя забыть о том, что она человек. Или может быть она сама, каждым словом каждым действием все время напоминает о этом. Приятно ли самой стайве, что ее право отдано человеку, смертному и слабому.

Сколько ни старалась Цения не могла вспомнить что бы стайва упоминала о этом, даже когда она говорила о том как виллешь забрал ее способности и отдал смертной, в ее голосе была только грусть, не обида, не злость. Что же такое есть в стайве, чего нет в самой Цении. Или наоборот. Почему получив и кровь, и трансформацию химеры она не смогла переродиться душой.

Остановившись, Цения привалилась плечом к стене. Где то впереди, она чувствовала Алексея, он переродился, это было ясно как день. И произошло это совсем недавно, скорее всего за несколько часов до их прихода. Выходит, этой ночью не она одна прошла трансформацию.

Но почему? Он клялся, что останется человеком и Цвит говорил о этом. Зачем тогда было нарушать свое слово. Ответ только один. Он тоже решил уйти с химерами. Зачем ему оставаться и умирать здесь напрасно. Откуда тогда эта злость и боль, которую она так ясно в нем чувствует.
На кого он злится, чем не доволен и почему бежит от них с стайвой. Ведь он чувствует их, почувствовал еще, когда они только вошли во двор и сразу бросился бежать. И как бы медленно он не передвигался, догнать его быстро у них не вышло.

Закрыв глаза, они прислушалась, казалось камень полый и она слышит каждый шаг Алексея, как если бы он бежал по трубе. Прижав ладошки к холодному, влажному камню Цения прошептала: -Аль, помоги.

В этот миг шаги остановились. Тот, кто еще мгновение назад бежал так стремительно прочь, остановился в раздумии.
Цения ждала затаив дыхание. Затем присела на пол коридора. Шаги возобновились, но на этот раз тот, кому они принадлежали, шел обратно, шел к ней.

Он появился в конце коридора. Все в той же куртки, что и вчера на сьемках, волос взлохмачен, лицо опухшее, на щеке царапина, уходящая на подбородок.

-Что ты хочешь Цен?- Алексей говорил буднично и устало, словно ничего не случилось , а они просто обсуждают работу, остановившись от Цении в нескольких шагах он привычным жестом прислонился плечом к стене.

-Разве ты не догадываешься? – Поднявшись, Цения отряхнула платье. Она чувствовала, как в соседнем коридоре остановилась и прислушалась стайва.

-Действительно, пора отбросить человеческое лицемерие. Нет. Не проси. Я не стану этого делать. – Он говорил тихо, но и если бы он просто думал, а не говорил, Цения и то бы почувствовала, что уговаривать бессмысленно. Но она не могла не попытаться.

-Даже ради своего народа? Ради собственной жизни?

-Я сказал нет. Цен, он же наверняка предупредил тебя, что я не соглашусь, зачем ты пришла?

-Потому что.. – Запнувшись Цения не знала что сказать, но человеческий вид Алексея напомнил ей, как она к нему относилась и как он относился к ней, из этого ничего не вышло. Не могло выйти, но что-то же было и оно не могло вот так просто исчезнуть, раствориться за одну ночь. – Потому что мне важно, что бы это был ты.

-Ты лжешь. – Просто сказал он.

-Нет. – Выпрямившись, она сделал шаг ему навстречу. -

-Не подходи. Оставайся, где стоишь. – Он остановил ее протянув руку словно стараясь удержать. – Ты лжешь, сама этого не осознавая, и потому что он приказал тебе воспользоваться моим отношением к тебе. Но он просчитался, я не соглашусь. Не проси.

-Ну конечно, он говорил. Я и не отрицаю. Только он на самом деле просчитался, потому что у тебя не было ко мне ничего. Ты все время преследовал свои цели. Я бы сказала даже больше, подлые цели. Ты хотел распорядиться судьбой целого народа, не имея на это права.

-Не говори мне о правах человек. – Спокойствию Алексея можно было позавидовать, он даже бровью не повел на ее гневную тираду.

-Да Аль, я всего лишь человек, но откуда тогда у меня тело химеры? Или ты не знаешь, ты там не был?

-Хватит. Ты всего лишь инструмент, в руках виллеша, а теперь он еще и навязал нам этот инструмент в родню. Что ж раз древние вняли его мольбам я не стану вмешиваться, но так и знай ты нам не ровня.

-Куда уж мне! Вот только я сделаю то, о чем меня попросил Цвит, нравится вам это или нет.

-Я уже понял, что ты не намеренна, отказаться от новой сущности. Какой позор для нашего рода. Не заблуждайся Цен, это здесь мы тебя терпим, в нашем мире никто не признает тебя своей. Ты будешь одинока, не смотря на решения древних.

-Мне все равно. – Цения как могла, постаралась скрыть чувство горечи, от его слов. Вот как значит, человече помоги нам, а как помог, убирайся, ты нам не ровня. – Только я все больше убеждаюсь, что среди химер Цвитман единственный приличный человек.

-У тебя еще есть возможность сбросить с себя эту ношу. Верни стайве ее законное звание, и оставайся в своем мире, человеком. Почему ты не хочешь? Чем виллешь так прельстил тебя? Ты никогда не станешь химерой до конца, ты человек и будешь тосковать о своем мире, как мы тоскуем о своем. Я думал человеческая сущность, может заглушить эту боль, я бежал от трансформации всю жизнь, но это не спасает. Я вижу сны, в которых наше небо, я слышу шум ветра, ощущаю тепло солнечного света. Цен, ты дитя земли, зачем тебе чужое небо? – Последние слова он говорил чуть ли не с нежностью. И Цения чувствовала, что он говорит искренне.

-Хватит Альстронг! – Стайва появилась, словно вышла у Цении из за спины, как она подошла и когда не мог бы сказать ни Аль ни Цения. – Анна дала обещание, и пусть она была человеком, но теперь она химера, одна из нас. Ты можешь говорить что угодно, но слово древних нарушить не посмеешь и как миленький будешь считать ее сестрой. Поэтому оставь эти речи. Не хочешь помогать, не помогай, но и вредить не смей.

Увидев стайву Аль, он же Алексей, он же Альстронг оттолкнувшись от стены, прихрамывая, двинулся ей навстречу. Цению удивила столь резкая перемена поведения, если ей он велел не приближаться. Судя по всему уклоняясь от сближения, то к стайве он шел так прытко что видимо даже боль в ноге его не очень останавливала. И что больше всего смутило Цению это страх стайвы, который та не успела скрыть.

-Как тебе не стыдно? – резко заговорил Аль, - Он же предал тебя! Променял! Унизил! И ты ее защищаешь! – При этих словах он ткнул в Цению пальцем как самый невоспитанный мальчишка в средней школе.

-Она тут не при чем! – Стайва говорила уверенно, но Цения чувствовала, как внутри она вся дрожит.

-Да какая разница! Ты должна вести химер домой, и никто не смеет занять твое место! Слышишь! Никто!

-Замолчи! – Гордо вскинув голову, стайва повернулась к нему спиной. – Идем Анна. От него толку не будет.

-Да нет. Тут ты не права. – Осененная, внезапной догадкой, Цения взглянула на Алексея по новому. Вот оно значит как. Его ненависть к виллешу. Его желание делать все напротив и способ заглушить тоску. Все оказалось настолько очевидно, что Цения удивилась, как же она не догадалась прежде в чем тут дело.

-Аль, я понимаю, что ты ни за что не станешь виллешем. Но на эту роль есть другой претендент. Я бы не стала просить тебя о помощи, но все же надеюсь, что хотя бы в этой мелочи ты не откажешь?

-Что тебе еще нужно? –

-Машина. Я хочу взять твою машину, что бы не привлекать излишнего внимания.

-Думаете, вам удастся запихнуть Кандамиля в машину без посторонней помощи? – Осознав, что уговаривать принять на себя роль предводителя, его больше никто не собирается, Аль как то сразу оживился. – Вы не справитесь.

-А что нам еще остается. – Пробормотала Стайва направилась к выходу, Цения ждала пока она отойдет.

-Ты хромаешь Аль. – Произнесла она когда шаги стайвы удалились настолько, что Цения едва слышала их. – И откуда эти царапины на лице?

Встав посередине коридора она загородила ему проход. Приближаться к ней, он не решался, но и уходить от ответа судя по всему не собирался.

-Он вернулся.

-Он?

-К чему эти вопросы, ты же знаешь о ком я. – Аль раздраженно поморщился. – Я думал, он вернулся наказать меня, и это было бы справедливо, я не собирался бежать или уклоняться. Но я потребовал, что бы это было по человечески. Я все еще был человеком и не собирался расставаться с этой сущностью. Но сразу предупредил его, что буду защищаться.

-Он ударил тебя? – Цения так не волновалась, даже когда Кандамиль направил ей в лицо дуло пистолета. Она догадывалась, что Цвит не простит Алексею этот поступок с похищением, но думать о том, как брат бьет Алексея, было мерзко.

-Лучше бы он убил меня. Или ты думаешь, я прошел трансформацию по собственной воле? – Аль нахмурился и потер переносицу. – Он сбил меня с ног, и пока я пытался подняться, ткнул мне иглой в шею.

Цения поняла, что брат, как и ей ввел Алексею свою кровь. Но на сердце стало легче. Предводитель не наказывает своих подданных при помощи кулаков.

-Он не хочет твоей смерти, он хочет что бы ты вернулся домой.

-Что ты вообще можешь о нем знать. Идем уже. Кандамиль заждался.

-Ладно. – Цения посторонилась, пропуская Алексея вперед.

Старенький студийный пикап, уютно стоял в подземном гараже ветхого особняка, здесь все было, как привыкла видеть Цения, в порядке. Аль заботился о машине лучше чем о себе самом, гараж и грузовик содержались в идеальном состоянии, не смотря на то что водил машину специально обученный человек, ее техническим состоянием занимался Алексей.

Цения села на переднее место, как обычно, если бы они ехали на стандартную сьемку. Стайва устроилась сзади, предварительно выкинув с сидения какие- то вещи и плотно набитый рюкзак.

-Не трогай. – Попытался было возразить Аль.

-Тебе это больше не понадобится. – Оборвала его возражения стайва.

Усевшись за руль, Алексей нажал на педаль, и стена что выходила на сторону улицы отползла в сторону.

Солнце взошло. Первые прохожие, сонные и неопрятные от спешки сборов уже торопливо шагали по своим делам. Где то гудела машина, из труб станции очистки валил белый водяной пар. Небо медленно затягивали серые, технологические облака, гонимые с запада.

-Спасибо хоть, что в такое мерзкое утро я еду не на работу. – Усмехнулся Алексей перегибаясь и роясь в бардачке.

Цения не ответила. Нашел чему радоваться. Она сама, что бы только не отдала, что бы утро было еще более пасмурным и серым, а она шла привычной дорогой в офис компании. Потом делать первоочередной монтаж. Пить утренний кофе, правя сюжет на пару с Евлиапом и Мией. Затем обед, маленькие чесночные котлетки с хрустящей корочкой и противный биологический напиток из пластиковых банок. Потом планерка и разбор худзаданий на следующие съемки. Потом рутинная бумажная работа, а там и вечер и вот пора домой. На выходе две карточки на воду, для нее и для Цвита. И вот он вечер с братом, он готовит ужин, или принес что-то вкусное из быстропита на работе. Они смеются или просто вместе смотрят телевизор.

Вот оно счастье. Счастье которого уже не будет. Никогда. Воспоминания из прошлых жизней были яркими, но ни одно из них не в силах затмить эту реальность, эту жизнь, настоящую. Жизнь здесь и сейчас.

Невольно обхватив себя руками за плечи, Цения поежилась. Аль повернул к высотным домам, еще два пролета и спуск и они въехали во двор дома, где жила Цения.

-Погоди, не выходи.- Стайва придержала Цению за руку, когда та попыталась открыть свою дверцу. – Я пойду первой, посмотрю все ли в порядке.

-Если бы была облава, серые камзолы уже набежали бы со всех углов. В здании ловить нас никто не будет это слишком опасно. – Алексей вышел из машины, не смотря на предупреждение стайвы.

Цения вылезла последней, задрав голову она несколько секунд смотрела на окна, в них еще играл отблеск солнечных лучей . Аль и стайва ждали у подъезда, переглядываясь.

-Никого тут нет. – Повторил Аль, но в его голосе не было слышно уверенности.

ЦЕния молча прошла мимо них и набрала код на панели домофона. Створка распахнулась с мерзким скрипом. И Цения схватившись за голову пошатнулась. Как вспышка в голове рождались воспоминания, шаг за шагом, она видела, как перед ней распахиваются тысячи дверей. Металлические и деревянные, резные и обычные, крашеные, ободраные с ручками и без оных, последней, распахнулась высокая резная дверь черного дерева.

За порогом чернота.

- Что это? – Цения ухватилась за обшивку одной рукой, второй все еще прикрывала глаза словно от нестерпимо яркого света.

-Ты что-то видела? – Стайва поддержав ее помогла войти внутрь.

-Двери. Тысячи дверей, они открывались. Это словно из прошлого, из прошлых жизней, я все их уже видела. –

-Это откат Анна. Магия накапливается в тебе. Чем дальше, тем сильнее будет откат. Он может настичь тебя в любое мгновение. Нужно поскорее закончить дело. – Говоря, стайва смотрела на Алексея.

Втроем они вошли в грузовой лифт.

-Восьмой этаж. – Аль нажал плотную, почти утонувшую в поверхности кнопку. Раздалось тихое гудение тросов.

Он лежал в комнате Цвитмана, прямо на полу. Все в той же форме серых камзолов, огненно рыжие волосы собраны в хвостик . Не смотря на свое новое состояние и качество, Цения чувствовала, как ее начала бить дрожь, она сжала кулаки стараясь не дать волю эмоциям. Но стайва и Аль наверняка уже уловили ее волнение и страх.

Не сомтря на перевоплощение и на то, что Кандамиль уже не тот кем был еще вчера утром. Она боится, боится его так, словно дуло пистолета все еще сморит ей в лоб.

Сделав титаническое усилие, Цения подошла к телу каскадера. Воспринимать его как то иначе она была не в силах. И если Алексею было невыносимо взять на себя обязанности Виллеша, то на этот раз Цении была не в состоянии сделать этого человека виллешем. Круг замкнулся, Цения поняла, что не сможет сделать этот шаг, ни что на свете не заставит ее шагнуть с небесного причала с Николаем Кандамилем.

Их связь, страшная, кровавая нить, между этим созданием и человеком по имени Цения Халиока, слишком крепка, она не сможет поменять своего отношения к нему быть он хоть трижды химерой и четырежды избранным.

Осторожно коснувшись его правой ноги, она отогнула в сторону край распоротой штанины, раны на его ноге, что она зашивала еще вчера днем, сейчас уже не было.

-Он теперь химера. – Произнесла стайва.

Цения нервно поморщилась как от укола острым предметом, стайва читает ее чувства, а это мерзко, как человек она хотела бы закрыться, потому что для химеры внутри нее это была нормальная способность не вызывающая дискомфорта.

-Ну, что, грузить его в пикап? – Деловито поинтересовался Аль, он видимо чувствовал себя в этой обстановке весьма комфортно, есть работа и он ее готов делать. Это было так по человечески, что Цения не выдержала.

-Нет, выброси в окно. – Зло глядя ему в глаза она выпрямилась и двинулась к парню так быстро что, едва не наступила Кандамилю на руку. – Тебе так хочется оставаться человеком Альстронг? Изволь. У тебя еще есть несколько часов, наиграйся вволю, что бы было что рассказать на родине. – Пошатнувшись на ровном месте она схватила Алексея за запястье.

Мир качнулся в второй раз. Она смотрела в лицо Альстронга, его желтые как охра глаза с расширенными бездонными зрачками. Он говорил чужим, хриплым голосом: - Не делай этого мой господин. Дай им умереть. Не долго осталось.

Чистый, холодный голос брата шел откуда-то из за спины, Цения слышала голос, но видеть не видела.

-Нет Альстронг. – Говорил брат. – Они будут жить. Ты слышал, когда ни будь о сострадании, о милосердии и любви? Мы их последняя надежда.

-Ты не можешь попрать древние законы. Опомнись. – Лицо, точнее морда, хотя нет это тоже было лицо, Альтронга перекосило. Он с трудом сдерживал эмоции.

-Я не буду попирать Альстронг. Я изменю их. И стайва поддерживает меня.

-Она слишком предана тебе. – Повернувшись Альстронг посмотрел куда то вправо. – Стайва, ты же понимаешь, он просто использует тебя. Мы одного рода, в нас одна кровь, прошу тебя, прислушайся к моим словам.

-Нет. – Голос стайвы был холоден и тверд.

Цения разжала пальцы, отшатнувшись от Алексея, вновь прикрыв глаза ладонью как от яркого света.

-Ну вот опять. Держи ее. – Стайва говорила быстро, но как то буднично, устало.

Алексей попытался подхватить Цению за руку, но она отдернула руку и сделав шаг назад, споткнулась о сапог Кандамиля. Судя по его поведению, он не видел, то что видела она. Опустив, руку она оперлась о стену.

-Просто слабость. Сейчас пройдет.

-Не пройдет. – Опять вмешалась стайва. – Давайте скорее. Анна, у тебя должен быть кулон, что виллешь носил на шее.

-Да? – Цения с удивлением взглянула на стайву.

-Да. – Кивнула та. – На шее у тебя.

Коснувшись Цения с удивлением поняла, что стайва права, под тканью платья на груди она чувствовала под пальцами вытянутый предмет. При этом последний раз она видела кулон, там, в комнате куда ее принес Цвит. Он валялся на полу, рядом с письмом. Когда она успела взять и тем более одеть на шею, Цения не могла вспомнить.

-Нууу, да… Он на мне.

-Доставай. –

Цения вытянула кулон за цепочку. Серебряный вытянутый кулон имел форму конуса, сужаясь к верху он был шире внизу. Повертев его в руках Цения не понимала его назначения.

-Он открывается? – Повертев серебряную безделучшку перед глазами.

-Нет. Просто переверни и потряси над ладошкой. Только очень аккуратно. – Давая советы, стайва однако не подходила близко, опираясь одной рукой о подоконник она врем от времени выглядывала во двор.

Цения последовала ее совету и уже после второго встряхивания от верхушки конуса отделилась капля такого же цвета и субстанции и упав на ладошку, приняла аналогичную форму, только этот конус был меньше раз в десять.

-Что теперь? – Глядя на миниатюрную копию кулона Цения поняла, что уже ничему не может удивляться.

-Положи это ему в рот. – Подсказывая, стайва переместилась от окна и встав рядом с Алексеем.

Оглянувшись на этих двоих, Цения осторожно приблизилась к Кандамилю, стараясь не смотреть на его полуприкрытые веками глаза, осторожно приподняв верхнюю губу, протолкнула конус между не плотно соединенных зубов.

-Отойди от него Анна. – Позвала стайва. На этот раз Цения уловила беспокойство не только в ее настроении, но и в голосе.

Поднявшись, она сделала шаг назад, Алексей напротив подошел ближе. Несколько секунд ничего не происходило. Затем глаза Кандамиля начали медленно вращаться под полуприкрытыми веками, на миг замирая потом вновь вращались все быстрее и быстрее. Цении хотелось отвернуться, но было страшно выпустить его из поля зрения, и страшно было смотреть. Она постаралась сосредоточиться на ощущениях своих спутников, но от них не исходило никаких эмоций.

-Что с ним происходит? – Спросила она стайву, но та не ответила. Сделала знак молчать.

Наконец Кандамиль открыл глаза и сел на полу. Подняв правую руку он коснулся лба, затем провел по ей по лицу, словно изучая его. Затем подняв глаза, посмотрел на Алексея, затем перевел взгляд на стайву, и его губы раздвинулись в подобии улыбки.

Цения вдруг поняла, что ее страх связанный с Кандамилем прошел, она больше не чувствует исходящей от этого человека угрозы. В этот момент он посмотрел на нее и их взгляды встретились.

Первое что он произнес, немного заплетающимся языком и каким то совершенно незнакомым голосом: -Значит он успел тебя забрать.

-О чем ты говоришь? – Первой заговорила стайва.

-Не важно. – Алексей перебил ее. И присев на корточки рядом с Кандамилем заговорил с ним, как с ребенком. – Послушай нам надо спешить. Давай мы все тебе расскажем по дороге, а сейчас нам всем надо ехать.

Странно, но Кандамиль не задал ни единого вопроса, пока они спускались вниз, пока садились и ехали к небесному причалу, Цения думала, что он будет все время спрашивать, но он не сказал ни слова, только один раз посмотрел на нее очень внимательно словно желая что-то спросить, но потом видимо передумал и отвернулся.

Дата добавления: 2015-10-21; просмотров: 3 | Нарушение авторских прав

  • Коварная ловушка
  • Глава II. Технология имиджирования: позиционное представление самопрезентации
  • Quot;Свобода лечит лучше всего..." А.С. Нейл, Саммерхил
  • Глава III. Роль великих людей в развитии цивилизаций.
  • Декларация человека
  • Примечания. 1 Из стихотворения Гете, посвященного К.Г
  • Глава 7. Священный ужас по ничтожному поводу
  • Counting of days
  • Комиссары городской управы
  • ФЕДЕРАЛЬНЫЕ СОЦИАЛЬНЫЕ ПРОГРАММЫ ДЛЯ ПОЖИЛЫХ ЛЮДЕЙ
  • НАМАЗ НЕКОТОРЫХ САХАБА, ТАБИ'И И ПРАВЕДНИКОВ
  • Позвольте вашим несчастьям, вашим слабостям учить вас вместо того, чтобы использовать их в качестве источника вины и сожаления!
  • Стр. 44 СНиП 2.05.08-85
  • Chemical - Physical
  • Тугарин Змеевич – аланский витязь
  • БОЕНСКИХ ПРЕДПРИЯТИЙ
  • Организация выполнения контрольной работы
  • МІСЬКА БЮРОКРАТІЯ
  • СКОЛЬКО МОЖНО ЛГАТЬ?
  • Зефир в шоколаде