Ночь Дракона 9 страница

Кейлек скривился, но позволил ей дотронуться его ладони вершиной посоха. К его чести, он не подал ни вида протеста, когда она уколола рассматриваемую область кристаллической вершиной.

Кристалл на мгновение вспыхнул.

Маленький усик энергии, родственной ауре кристалла, поднялся из раны в ладони.

- Именем повелителя магии! - Кейлек открыл рот от удивления. - Я даже не почувствовал это внутри:

- Да: - единственное, что ответила ему дренейка. Когда усик исчез в кристалле, она отвела его от ладони. - Теперь ты можешь излечить себя, коли таково твое желание.

Он так и поступил. В то же время Ириди отозвала свой посох. Только когда он исчез, она почувствовала себя спокойней.

- Что теперь? - спросил Кейлек.

Как будто в ответ невдалеке кто-то завыл. Ответный рев прозвучал, как показалось дренейке, со всех сторон.

* * *

Зераку волновался. У него был план, но не было подходящей возможности осуществить его. Колдунья и тот эльф, что потворствовал ей, пропустили кормление своего творения. Зераку почти сходил с ума в ожидании этого.

Потом он внезапно понял, что был не один. Кто-то мог скрыться от взора скардинов - как он понял, так назывались эти мелкие чешуйчатые паразиты - но не от его сверх-чувств. Но осознание этого не давало ему ничего, так как он находился под стражей.

Тень промелькнула перед его глазами. Тень, которая перешла из физического состояния в астральное. Это длилось недолго, но он узнал своего гостя.

Это тот эльф. Эльф крови.

Существо по имени Зендарин.

- Ты можешь видеть меня, в каком-то роде - тень вроде была восхищена. - Как удивительно! Этот посох настоль могуществен, и все же ты можешь видеть меня: но перейдем к делу.

Дракон пустоты попытался избавиться от голоса в своей голове, поскольку тот разрывал его сознание, как если бы метко брошенный острый кол глубоко разорвал бы плоть эльфа крови.

- Спокойнее, спокойнее, мой маленький друг, - дразнил его Зендарин. - Это не займет много времени, и останется только между нами, ты же не против?

Это заинтересовало Зераку. Он ощутил амбиции своего собеседника, мог даже оценить их глубину.

- Давай-ка поглядим, что мы можем выкачать из тебя:

Во тьме Зераку мельком увидел странный посох, который, как он знал, не был создан эльфами крови. Даже свечение, исходящее от того посоха, было невидимо для скардинов. Эльф крови определенно хотел сделать что-то, чему леди была бы не рада.

- Совсем скоро, - продолжал его мучитель, говоря уже скорее сам с собой. - Я почти добрался до него, но вмешались другие. Мне нужно больше: и я думаю, что ты можешь дать это мне:

Как и ожидал дракон пустоты, Зендарин тоже хотел урвать кусок от него. Посох был силен, но, очевидно, его было недостаточно для некой неясной цели эльфа крови.

Зераку скрывал свое ликование. Возможно, ему удастся сделать с эльфом то, что он задумал сделать с их созданием.

Тень придвинулась ближе к нему. Кристалл был направлен в сторону Зераку.

Внезапно Зендарин резко развернулся. Со словами проклятья, которые встряхнули разум дракона пустоты будто гром, эльф крови убежал.



Мгновение спустя, единственное существо, которого дракон действительно боялся, явилось в пещеру. Скардины быстро пали ниц перед ней.

- Итак, мое драгоценное дитя, - проворковала темная леди, - и как твои дела?

В действительности, она не ждала ответа, поскольку пасть Зераку была запечатана. В отличие от эльфа крови, она даже не пыталась добраться до его мыслей, но даже так он не был уверен, насколько неведомы они были для нее.

- Ты восстановил свою силу? Я хочу, чтобы ты был здоровым и сильным! Ты же хочешь быть здоровым и сильным, не так ли?

От ее тона Зераку пробрал озноб, и его уверенность в успехе своего плана улетучилась. Дракон пустоты был почти уверен, что эта женщина знала все о нем и играла с ним.

- Зендарин!

Дракон пустоты не ожидал, что эльф крови ответит - он не ожидал, что эльф крови вообще останется поблизости - но Зендарин удивил его, войдя в палату. У него было беспричастное выражение лица: настолько, насколько это могла изобразить его раса.

- Я как раз искал Вас, - отметил эльф крови.

- Искал меня - или высматривал?

Она посмотрела своей уничтоженной половиной лица на Зендарина, к некоторому облегчению дракона пустоты. Дрожь слегка ослабла. Слегка.

- Мы находимся на весьма ответственном этапе, Зендарин. Ты ведь знаешь об этом?

Эльф изобразил оскорбленность.

- Конечно, знаю, или:

Эльф крови завопил, будто его тело внезапно стали жечь изнутри. Его кровь казалась ему подобной раскаленной лаве, и Зендарин думал, что она в любой момент расплавит его плоть.

Он упал на колени. В его руке появился посох, но если он и намеревался использовать его каким-то образом, то у него не было ни шанса. Посох просто выскользнул из его пальцев и исчез.

- Хочется вылезть из кожи вон и истечь кровью до последней ее капли, лишь бы избежать этой мучительной пытки, не так ли? Но тебе никогда не избежать этого: Я никогда не смогу избежать этого:

Эльф крови корчился на спине, цепляясь за свою грудь. Она посмотрела на него еще одну минуту, а затем просто сделала жест рукой.

Боль резко прекратилась. Зендарин, весь в поту, прекратил стонать и через некоторое время смог восстановить дыхание. Он смотрел на леди в черном, и на его лице не было и тени притворства.

- Только что тебе было дано предупреждение. Оно последнее. Я предложила тебе многое, но важнее всего то, что ты получил возможность завладеть таким источником энергии, о котором твоя жалкая раса может только мечтать.

Эльф крови мудро решил промолчать.

- Я знаю, что значит для тебя та присвоенная игрушка, - добавила она, вероятно говоря о посохе. - И я чувствую, как и ты, что у наших гостей, направляющихся к нам, есть ее близнец. Мило, но ты, без сомнения, поверил, что смеешь добавить и его в свою коллекцию: Я ведь права?>

Зендарин осторожно закивал.

- Хорошо, если та игрушка станет доступна в процессе, она будет твоей: но я не потерплю вмешательства в мои планы.

- Я: я больше никогда:

- Выбирай слова осторожно, Зендарин Ветрокрылый. Ты уже сильно разочаровал меня. Я ненавижу, когда меня разочаровывают. Мои сын и дочь были для меня достаточным разочарованием:

- Вы не будете разочарованы. Все будет так, как Вы пожелаете, моя миледи:

Она улыбнулась; ее вид заставил трепетать и дракона пустоты, и эльфа крови.

- Это все, что я прошу: все:

Теперь она занялась Зераку, который был готов отдать все, лишь бы скрыться от ее взора. Однако ее слова все еще были адресованы эльфу крови, который даже не смел шевельнуться.

- Все-таки твоя инфантильная попытка получить ту другую игрушку дала мне информацию о нем, в которой я так нуждалась. Пришло время обратить на него внимание. Тебе должно быть интересно узнать, что Раск уже отправился на охоту - с отрядом скардинов, конечно. Я также подключила к делу твое маленькое домашнее животное.

Глаза Зандарина сузились.

- Конечно: Как я и обещал, он в вашем распоряжении, как только потребуется.

- Рада, что ты одобряешь мой план, - ответила она ему с неприкрытой насмешкой. - А то я подумала, не удивишься ли ты, что он повинуется мне без твоего разрешения:

- Конечно нет:

Колдунья в вуали захлопала в ладоши от удовлетворения.

- Тогда пойдем, подготовимся к встрече, - Она страшно улыбнулась и посмотрела на Зераку. - А после, нам надо будет хорошо перекусить. Мой бедный дорогуша голоден. Очень голоден:

Она отбыла, утащив эльфа крови с собой. Ее последние слова дракону пустоты могли бы показаться странными Зендарину. Леди в черном, как бы дала понять дракону, что знала о намерениях своего пленника, и предупредила его, что бы он не затевал, у него ничего не выйдет.

И если это было так, то у Зераку не было вообще никакой надежды:

Глава 10

Завывания не были похожи на вой пса, хотя было в них какое-то звериное желание загнать добычу. Тем, кто прислушивался к ним внимательно, казалось, что они больше похожи на голоса людей: или дворфов.

Скардины быстро перемещались по ландшафту Грим Батола - скорее животные, чем разумные существа. Они скачками передвигались по изрытой земле, преодолевая расстояния гораздо быстрее, чем можно было предположить, глядя на их приземистые очертания. Другие ползли вверху и по скалам, удерживаясь даже вверх ногами - они искали добычу.

С рвением они обнюхивали землю, воздух, пытаясь учуять поблизости живых существ. Они, как и их хозяйка, и руководитель облавой, знали, где в последний раз появлялась добыча, но всегда оставалась вероятность, что другие незваные гости могут быть рядом, например, Бронзобородые. У скардинов были собственные мотивы загнать, если получится, их дальних родичей.

В конце концов, Бронзобородые были отличной едой.

На двух ногах или четырех, по земле или карабкаясь по поверхности скал, дикая свора быстро покрывала расстояния. Невдалеке от них, не отставая, следовал небольшой патруль драконоров. Они не надзирали за охотой, а скорее были дрессировщиками. Звание надзирателя принадлежало самому главному из покрытых чешуей служителей темной леди - дракониду Раску.

Раск был настолько крупнее всех своих ужасных сородичей, насколько он был злее и порочнее их. Кроме того, у него был острый ум - для драконида, - и в некоторых областях он соображал даже лучше, чем эльф крови или дворф. Он знал кое-что о своей госпоже, чего не знал даже Зендарин, и из-за этого он подчинялся ее приказам с чем-то напоминающим: поклонение.

Такой же кровожадный, как и скардины, он вел драконоров под своим командованием в поисках добычи. Его госпожа сказала ему, чего ожидать и, несмотря на сложность задания, Раск с возрастающим нетерпением ожидал встречи с незваными гостями.

- Живей: - проскрежетал он ближайшему скардину, подтвердив свое нетерпение ударом хлыста. - Найти их:

Скардин побежал шустрее. Они были где-то близко. Очень близко.

Раск повернулся к ближайшему драконору:

- Сигнал:

Страж зло ухмыльнулся Раску, затем поднял факел, который нес, и взмахнул им три раза замыкающему отряд.

Мерцающий силуэт едва прорисовался, чтобы тут же исчезнуть.

Раск кивнул.

- Хорошо: - на ближайшего скардина обрушился удар хлыста. - Мы найдем их:

* * *

- Больше нет причин скрываться, - сурово заявил Крас. - То, что мы ищем, теперь само активно ищет нас:

- Тебе обязательно всегда говорить очевидные вещи? - ответил Кейлек с затаенной враждой.

Крас проигнорировал его, вместо ответа распахнув руки. Фигура в капюшоне начала изменяться:

Но с неожиданным стоном он сложился пополам, все еще очень похожий на некую разновидность эльфа, но никак не в форме своей истинной сущности.

Ириди бросилась к нему на помощь, а Кейлек начал превращаться. В отличие от Краса, никаких проблем с превращением из человека в дракона у него не возникло.

- Позаботься о старике! - приказал он и взмыл в воздух.

Дренейка понимала, что отпускать Кейлека - или теперь уже Калесгоса - было ошибкой, но Красу опять требовалась ее помощь. Она склонилась над обессилено обмякшим телом, пытаясь понять, чем она может помочь.

- Все: Все это было спланировано, - с трудом выдохнул он. - Эта слабость! Это началось: еще до того, как я прибыл сюда:

- О чем ты? - спросила жрица, проводя ладонями в нескольких сантиметрах над его телом, надеясь ощутить источник его боли.

К ее удивлению, он издал сухой смешок.

- Кого: кого же еще могли они ожидать. Кто прибудет в поисках правды? Синие драконы: да: потому что они - стражи магии! Но: но гораздо скорее они ожидали увидеть здесь меня!

Ириди не могла уловить ни источника его боли, ни смысла его слов. Ей показалось, что она ощутила что-то у центра тела, но это было слишком смутное чувство, как будто это нечто было или очень маленьким, или очень хорошо замаскированным.

- Забудь обо мне! Не позволяй: не позволяй Кейлеку уйти к ним! Я все еще могу обратить их планы против них самих! Мне только нужно немного времени!

Она взглянула вверх. Было уже слишком поздно звать синего дракона назад. Ириди сказала об этом Красу.

- Молодой дурень: - дракон-маг еще раз тяжело вздохнул, а затем, как будто что-то вспомнил. - Меня застали врасплох. Если бы он немножко подождал:

Говоря, Крас поднял руку в перчатке. В ней Ириди увидела крошечный золотой осколок. Он был одновременно прекрасен и как-то неприятен ей.

- Из всех мест, - продолжил Крас, - Грим Батол - единственное, где я бы посмел использовать это, определенно, он все еще связан со злом, свившим гнездо внутри этой ужасной горы, - он выпрямился. - Я сожалею только о том, что Кейлек может опять безвинно пострадать.

Все его тело вздрогнуло. Его глаза закатились, и Ириди сначала показалось, что у него начались конвульсии, но затем дренейка поняла, что он произносит заклинание огромной и очень опасной силы.

- Кроме орков, здесь когда-то жили драконы, - нараспев произнес высокий маг, - и был среди них темнейший из темных. Я вызываю темную память о нем, чтобы усилить мое заклинание:

Но что бы Крас ни собирался сделать, оно не имело никаких шансов осуществиться. Вместо того золотой осколок неожиданно стал угольно-черным.

Крас зашипел от боли и, несмотря на все свои старания, в конце концов, был вынужден бросить осколок на землю. Как только он коснулся земли, осколок вновь стал золотым и засветился.

Жрица незамедлительно кинулась поднять его, но ее спутник выкрикнул:

- Нет!

Ее пальцы даже не притронулись к осколку, но неожиданно дренейка ощутила неприятнейшее изменение в окружающем пространстве. Она видела тени драконов - сотен драконов - окружающих их, как привидения. Нет: не привидения: воспоминания:

Затем видение пропало, и она вернулась к Красу: вот только были они уже не одни.

Скрюченные, звероподобные существа появились отовсюду; они напоминали бы дворфов, если бы не чешуя рептилии, покрывающая их тело, и не привычка передвигаться на всех четырех конечностях. Приблизившись, они распрямились и стянули со спин неприятно выглядевшие пики и кнуты.

Красс взмахнул рукой в направлении ближайшего существа.

На лбу уродца мгновенно вспыхнула и погасла защитная руна.

- Этот символ не должны знать! - выпалил дракон-маг. - Никто, кроме:

Он замолк, когда запястье руки, которой он направлял заклинание, обхватил хлыст. Кошмарный дворф, в чьих руках был хлыст, резко рванул его на себя и удивленно рыкнул, когда Крас спокойно остался стоять на том же самом месте

- Я не настолько простая добыча, как ты думаешь, - даже сейчас, - прошипел он атаковавшему. С необычайной силой он одной рукой увлек своего неожиданного противника вперед, и тот столкнулся с еще одним, бросившимся на Краса существом.

Тем временем, Ириди отбросила еще одно создание, собиравшееся подобраться к ней сбоку. Когда тварь повалилась назад, она ударила второго ребром ладони по основанию шеи.

Копье промелькнуло рядом с ее головой, промахнувшись лишь на несколько сантиметров. Когда его обладатель отступил назад для второй попытки, она последовала примеру Краса и схватила длинное древко. Обратив собственный вес существа против него самого, жрица подбросила его и перекинула за спину.

Но извилистая петля кнута вырвала копье из рук Ириди прежде, чем она смогла воспользоваться им. Не растерявшись, она призвала свой посох, молясь лишь о том, чтобы тот, другой обладатель посоха, не выбрал текущий момент для новой попытки призвать его.

Рядом с ней Крас сражался со знанием рукопашного боя, присущим членам ее ордена, но сам факт того, что он должен был это делать, имел для жрицы огромное значение. Он был драконом, обладающим потрясающим могуществом, но в данный момент не мог ни стать самим собой, ни использовать магию, данную ему от рождения.

Это заставило ее задуматься, что же она сама сможет сделать. Если эти создания были невосприимчивы к заклинаниям благодаря руне, то ее посох будет полезен ровно настолько, насколько она умеет обращаться с ним как с оружием ближнего боя.

И все же Ириди указала посохом на нового врага, приближающегося к ней. Сконцентрировалась:

Покрытый чешуей дворф замер на середине прыжка, его приводящая в ужас пасть осталась распахнутой, готовая вгрызться в ее плоть.

Пораженная собственным успехом, дренейка не заметила появления еще более ужасающего противника. Он был похож одновременно и на представителя ее расы, или даже человека или эльфа, но выглядел так, будто один из его родителей был из рода Краса или Кейлека, только черным, словно полночь.

- Он! - прошипело существо. - Госпоже нужен только он! Остальных убить!

Ириди направила посох на драконида. Жуткий вопль сотряс небеса над ними. Она взглянула вверх и увидела Кейлека, странная серая аура окружила его и тащила к земле.

Крас оттянул ее назад.

- Иди, дреней! Я задержу их: - он напрягся. Казалось, что кровь отхлынула от его и так бледного лица. Он с трудом держался на ногах.

- Ни у какого охотника на магов нет такой силы! - прохрипел он. - Нет:

Та же самая серая аура окружила его. Он застонал. Но, покачнувшись, дракон-маг протянул руку к жрице.

- Я сказал, прочь!

Мир вокруг Ириди исчез.

* * *

Высшему эльфу было тяжело находиться в туннелях, и не из-за какой-то там клаустрофобии. Скорее, Вериса досадовала на то, что ее передвижение занимает больше времени, чем если бы она была на поверхности. Но желание отнять жизнь у своего вероломного кузена подстегивало ее.

- Хоть когда-то он должен высунуться наружу! - утверждала она уже не в первый раз. - Мне нужна только одна точно нацеленная стрела, чтобы закончить то, что должно быть закончено!

- Да он прихлопнет тебя раньше, чем ты эту стрелу выпустишь! - возразил Ром. - Он не похож на тех эльфов крови, что я видел! Он жаден до магии, да, но и сам обладает достаточным ее количеством, чтобы побороть тебя или кого-либо еще! У него есть тот посох, о котором я тебе говорил, да и этот его любимчик - убийца магов!

- Я не волшебник, как мой муж; вряд ли он помешает мне!

- Ты просто не видела того магоубивца! Что-то с ним сделали, и бьюсь об заклад - это не что иное, как дело рук темной леди!

Ее глаза сощурились.

- Ты о ней уже упоминал. Кто она? Еще один эльф крови? Человек?

Бывалый воин извлек свою курительную трубку, скорее для того, чтобы успокоить нервы, нежели покурить грязного вида табак, лежащий у него на ладони.

- Я немного о ней знаю, но сталкивался с ней пару раз. Она очень бледна и то, что осталось от ее лица, может принадлежать человеку, может эльфу, может полукровке.

- Смешение среди представителей этих рас редкость, как я могу судить по своим сыновьям. Что ты имел в виду: ?

Ром припомнил последний раз, когда он видел леди в черном. Это было большой удачей, что он находился на почтительном расстоянии от нее.

- Она носит вуаль, но она не способна скрыть то, что одна сторона ее лица - бородой деда клянусь, вся половина ее чертова тела - была когда-то ужасно обожжена!

- Она Отрекшаяся! - вставил один из дворфов.

- Она не Отрекшаяся, - возразил их предводитель. - В ней есть жизнь, даже если только в форме безумия и зла!

Любимая Ронина обдумала услышанное.

- У нее есть имя?

- Никто из нас не слышал его. Они все почитают ее как королеву - и довольно отвратительную в таком случае. Скардины боятся ее:

- Скардины?

- Похоже, когда-то они были дворфами клана Темного Железа. Скорее звери, чем разумные существа. Они покрылись чешуей, как драконоры, и частенько передвигаются на всех четырех конечностях.

- Их укус ядовит, - добавила Гренда.

- Не ядовит, но заставит тебя помучаться, потому что едят они всякую мерзость. Сырую, тухлую - этим скардинам все равно.

Вериса кивнула. По выражению ее лица Ром понял, что она сравнивает изменения скардинов с некоторыми изменениями, затронувшими ее собственную расу. Наконец она сказала:

- Как ты думаешь, кто эта чародейка? Что ей нужно в Грим Батоле?

- Ну, самое лучшее, что я могу предположить, так это то, что она из Даларана, и то только потому, что знаю, что она владеет магией. А насчет того, что она там задумала, если это касается проклятой горы, как о том свидетельствует рев, то ничего хорошего ждать не приходится.

Он уже рассказал ей о воплях, даже о тех, которые спасли их от ловушки эльфа крови. Вериса проявляла заинтересованность только тогда, когда дело касалось Зендарина.

- Я просто не могу позволить ему жить! - снова выпалила она. - Ни за что!

Ром вздохнул, видя ее одержимость, хотя и в нем самом бурлили подобные эмоции.

Один из караульных протиснулся между воинами.

- Раск вышел наружу и охотится на что-то! - возбужденно прокричал он.

- Что ты слышал? - потребовал ответа Ром.

- Он кричал на группу скардинов, они прочесывают местность, как стая волков! С ними, по меньшей мере, двое или трое драконоров!

Командир дворфов поскреб свой заросший бородой подбородок.

- Раск не появляется снаружи, если госпожа не задумала что-то особенное. Он ее любимая ящерица, единственный, кто не обязан слушаться вашего кузина, если ему того не хочется:

- Он знает, где находится Зендарин?

Ром выругался.

- Миледи! Выступать против Раска сейчас будет столь же безумно, как и искать вашего кузена!

- Но тогда в чем смысл сидеть здесь, Ром? Те, кто, скорее всего, сможет пролить свет на то, что тебе нужно, чтобы завершить миссию, - самые опасные противники!

Она закусила губы и умолкла, явно смутившись своего яростного выпада и неодобрения окружающих. Тишина наполнила туннели.

Выбив свою трубку о ближайшую стену туннеля и только в тот момент поняв, что и не собирался набивать ее и тем более курить, Ром проворчал:

- Ты не сказала ничего, что я не говорил бы себе сам. Я колебался, да, из-за некоторых неудач в прошлом, но некоторое время назад, когда мы наткнулись на тебя, я собирался пробраться в Грим Батол сам, и это не ложь.

Гренда почти прыгала от ярости.

- Я знала это! Знала, что ты что-то задумал:

- Тихо! Будешь так кричать - приведешь сюда всех скардинов!

- На кого может охотиться Раск? - спросила Вериса. - Кто еще здесь есть?

- Мы не думали, что здесь есть кто-то, кроме нас, пока не встретили тебя - и ведь это ты спасла меня раньше той сверкающей стрелой, верно?

Следопыт кивнула, слушая вполуха.

- Ронин? Может, это был Ронин? Возможно, он в опасности!

Рому не нравилось, к чему она клонила.

- Волшебник? Он не может быть здесь! Кроме того, он могущественный парень!

- Возможно: а возможно, и нет, - она повернулась к выходу. - Он всегда пытался помогать мне, несмотря на то, что у него хватало забот с делами в Даларане. Он никогда не помышлял о том, чтобы взять управление на себя, но они отчаянно просили его. Усталость - его злейший враг: и ты сам сказал, что этот убийца магов также не похож на тех, с кем он сражался в прошлом.

Дворф неохотно согласился.

- Да, он силен:

- Я должна идти, - она растолкала дворфов, которые, стояли неподвижно, неуверенные в том, чего желает их командир.

Ром выругался. Пряча неиспользованную трубку, он проверил свой топор.

- Хватит тут стоять, - зарычал Ром на воинов рядом с Верисой. - Думаете, она пойдет наружу одна?

Дворфы издали энергичный вопль и последовали за Верисой. Ром скривился, чувствуя себя слишком уставшим для того, чтобы сражаться: и слишком уставшим без сражений. Он не вполне понимал свои чувства и перестал пытаться разобраться в них. Было важно лишь то, что они собираются на новую вылазку, и его задачей было проследить, чтобы никто из его отряда не погиб.

Включая теперь и Верису.

Часовой, который сообщил им об охоте Раска, уже почти откатил камень в сторону. Он взбирался наверх, Вериса не отставала от него ни на шаг.

Сверху донеслись ругательства. Остальные бойцы замешкались, все взгляды были устремлены на вход.

Ром протиснулся вперед.

- Что там? Драконор? Эльф крови?

Они расступились. Несмотря на отсутствие одной руки, Ром легко выкарабкался наружу.

Он вздохнул. Определенно, все это становится слишком сложным для старого дворфа:

Всего в нескольких метрах от туннеля, скрючившись, лежало тело. И это не был ни драконор, ни драконид, ни даже эльф крови. На самом деле, Ром вообще не был уверен, что именно лежит перед ним, плотно завернутое в широкий плащ.

Вериса встала на колени у лежащей ничком фигуры. Очень осторожно - в конце концов, это могло оказаться еще одной ловушкой - следопыт перевернула тело.

Это была женщина: которую никто из них не ожидал увидеть в подобном месте. Даже высший эльф, несмотря на то, что она была гораздо лучше знакома с другими расами, чем Бронзобородые, была явно потрясена тем, что они нашли.

Но, по крайней мере, она смогла определить расу незнакомки, название которой выскочило у Рома из головы.

- Дреней?..

* * *

Крас не чувствовал присутствия Кейлека, скорее всего, вспыльчивость молодого дракона сыграла против него. Крас не мог винить своего напарника, поскольку и сам был немногим лучше.

Убийца магов материализовался, использовав столь знакомое дракону-магу заклинание вспышки. Но чего не ожидал маг, так это стойкости заклинания - его магия должна была сокрушить чары элементаля - и то, с какой силой эта магия была брошена обратно в него - силой, которой не располагал ни один убийца магов.

Теперь он понял, с чем столкнулся ранее, когда посылал свой разум в Грим Батол. К этому времени у Краса появились некоторые подозрения, но он не мог полностью принять всю правду.

А теперь, правда сама приближалась к нему.

Убийца магов был полупрозрачной, фиолетово-синей тенью, на месте его плеч выступали нечеткие силуэты шипов или еще чего-то острого, а почти птичья голова внушала страх. Два горящих белых шара были единственными четкими предметами его образа. Иногда казалось, что у него есть руки, а иногда их не было видно.

  • ОТКРЫТОЕ АКЦИОНЕРНОЕ ОБЩЕСТВО ОАО «КАМАЗ»
  • Сущность абсолютной монархии_
  • Какие будут выводы?
  • Вода и природные явления в произведениях литературы.
  • Тема 10. Устройство систем водоснабжения.
  • Парная линейная корреляция
  • ХРАМ — ЦЕРКВА — СОБОР — КАПЛИЦЯ
  • Краткий обзор
  • Источник: ИС Параграф WWW http://online.zakon.kz, дата последнего изменения документа: 2013.07.09 66 страница
  • Аннотация: В основе книги лежит трехтомник «Разгром немецких войск под Москвой» под общей редакцией маршала Б.Д.Шапошникова, подготовленный Генеральным штабом Красной Армии и выпущенный Военным 10 страница
  • FACTORS MEDIATING GROWTH
  • Территории
  • Глава 4. Информация во Вселенной.
  • 5 страница. Пока вы сопротивляетесь, духовный уровень останется для вас чем-то таким
  • I.2. Концептуальные основы проблемного обучения
  • Системы разработки, основные элементы и параметры
  • Школа ораторского искусства
  • Построение инженерно-геологического разреза
  • КАСТОВОСТЬ И КАРМИЧЕСКИЕ РОЛИ ЧЕЛОВЕКА
  • Задание 9. а) Найдите плотность данного вещества;