Весенняя пахота

Мысль улучшить свои результаты по дальности и продолжительности не отпускала меня, и я написал новую инструкцию на полет. Двенадцатого марта 2008 года, наконец, разослал утвержденный вариант инструкции, которую начал согласовывать еще в середине августа и подал заявку на ИВП. Не буду перечислять организации, с которыми я постоянно работал, но в инструкции было 6 листов согласования с 18 подписями и все ради одного полета.

Глядь, в окно, а там настоящая весна. Снега нет, развезло, плюсовая температура. В такую погоду лететь на рекорд может только дурак. Настроение было отвратительным, поскольку инструкция действовала до 15 апреля, а ожидать, что снова наступит зима, оснований не было.

Аэростат к старту был готов давно, все было выверено и взвешено. Выбросил все кроме гайдропа. Нашел в конструкции 4 ненужных карабина, потом выбросил пол, заменив его на пенопласт, регистрационную табличку на корзине и даже снял заглушки с баллонов. Это позволило облегчить аэростат на 14,7 кг и взять дополнительный газ. Удалось добиться, что при взлетном весе 702 кг вес газа составил 40 процентов.

Позвонил руководителю полета Дмитрию Горбачеву, и вся команда 13 марта собралась у меня на даче. Как и следовало ожидать, вопреки прогнозу, ветер дул не туда. Постоянно отслеживали прогноз, но ни 13, ни 14 стартовать было нельзя, поскольку ветер дул на Москву. Надо было попасть в один из трех коридоров на восток, шириной 180 км, определенных в инструкции с осями 70,90 и 110 градусов.

Пятнадцатого дождались западного ветра. Приняли решение стартовать в 17 часов. Дмитрий настаивал на переносе старта на 22, но я был уверен, что даже при этой температуре газа хватит минимум на 18 часов, а садиться в термиках мне не хотелось. Я и сейчас уверен, что мой «Воробей» обязательно пролетит и дольше, если ему повезет с пилотом. Запросил старт в МЗЦ. Позвонил в Самару, куда я собирался лететь, заместителю начальника Зонального центра по вне трассовой работе Владимиру Костенко, и сообщил о предполагаемом старте. Если бы ни его помощь и поддержка, я, наверное, никогда бы не утвердил инструкцию.

Далее все пошло по накатанной: приехали не место старта, положили, растянули, вдули, прицепили баллоны и полетели. Стартовал вблизи деревни Щепотьево Заокского района Тульской области в 17-54. Восемь баллонов в корзине, 4 на внешней подвеске. Температура в оболочке на старте 90 - 95 градусов при температуре воздуха плюс 4.

Стартовал плавно, на высоте 520-900 метров прошел облака и увидел солнце и голубое небо. На облаке увидел тень аэростата, но я впервые увидел, чтобы тень была окружена ореолом радуги. Обычно стараюсь не трогать технику, но я был так восхищен этим зрелищем, что даже открутил от штатива камеру, которую Вадим Симаков закрепил в аэростате и стал снимать. По моему, удалось, но тогда я не понял причину ее возникновения. Однако нужно было работать. Начал искать обещанный синоптиками ветер 30-35 км/час и стал подниматься. С подъемом понял, что и без того малая скорость снижается. Поднялся на высоту 900 метров (по стандартному давлению), скорость 2 км/час. Это за 20 часов можно и до Тулы долететь. Выше подниматься не стал, потому, что по инструкции до прохождения траверзы Рязани высота полета не должна превышать 900 метров, лететь нужно было ниже нижнего эшелона. Это означало, что при текущем курсе 120 градусов, надо пролететь 90-95 км и вылететь за Новомосковск.



Максимальная скорость, которую я смог поймать, была в слое плотной облачности от 780 до 900 метров и составляла всего 15-18 км/час, видимость 5-7 метров. Конденсат просто стекал с меня. Ничего не оставалось делать, как продолжать идти в облаках, по ППП. В 20-49, т.е. за 2 часа 55 минут, я умудрился полностью сжечь газ в баллонах внешней подвески, пролетев всего 61 км.

Стемнело, надо было что то делать, и только тогда я понял, почему была радуга на тени аэростата. Оболочка такая же мокрая, как и я, она стала значительно тяжелее, и газ расходуется на ее сушку. Солнечные лучи, проходя через пар от оболочки, и создавали радугу на тени. Влажность, полагаю, один из самых важных факторов, после температуры воздуха, при полетах на продолжительность.

Вываливаясь вниз из облачного слоя, видел справа огни Тулы, слева Новомосковска, но как только оболочка выходила из этого слоя, скорость падала. Так и шли, оболочка в облаках, корзина под ними. К этому моменту белогривые лошадки меня уже укатали.

Прошел Новомосковск, поднялся на 900 метров, просушил оболочку. Расход газа, судя по частоте импульсов работы горелки, значительно снизился, но снизилась и скорость. Белое яблоко луны, уже изрядно надкусанное, освещало белые гривы. Красиво конечно, но я рассчитывал, что оно будет освещать землю. Надо было принимать решение. Висеть как китайский фонарик над облаками, под луной практически на одном месте, экономя газ, или все-таки лететь. Мне было понятно, что чудо не произойдет и дальности не будет. Полетел и снова ушел в облака, скорость достигла 32 км/час.

Задача простая, держать высоту, где максимальная скорость. Просматривались огни населенных пунктов. Снега нигде не было, и различить лес это или поле было нельзя, и все-таки я летел по ПВП. Ночь тем и хороша, что МДП (Местные диспетчерские пункты) не работают, никто из умных, без нужды не летает. Связь поддерживал только с РП по спутниковому телефону, а он с МЗЦ. Надо сказать, что облака создавали серьезные помехи, и первые два с половиной часа полета со связью были проблемы. Иногда работала и мобильная связь. Поел мороженого, съел шоколад, жизнь стала веселее. Спать особо не хотелось, был занят работой.

В половине четвертого увидел огни большого города. Понял, что иду прямо на Липецк. Переключился на предпоследний баллон. Газ в баллонах я выжигал полностью до прекращения горения. Дистанция по треку составила 284 км, средняя скорость 28,6 км/час. Вскоре прошел над центром города на высоте 450-500 метров, а еще через некоторое время, вместо ромашки, на ладони начали таять крупные мокрые снежинки. Расход газа увеличился, и нужно было уходить вверх сушить оболочку, иначе до рассвета дотянуть не удастся. Поднялся, и выйдя из облаков, к удивлению, достиг максимальной скорости полета всего 37,4 км/час и то не на долго. Дальнейший набор высоты результатов не дал.

В 4-40 зашумел предпоследний баллон, и, полагая, что в нем еще остался газ, который может пригодиться при посадке, перешел на крайний. Доел мороженое, выбросил остатки воды и блок питания аэронавигационных огней. Они уже были не нужны. В 5-55 сделал крайнюю запись в бортовом журнале: дистанция 380 км, средняя скорость 31,2 км/час, высота 610 м (340 м от земли), широта 51 градус 39 минут. Долготу записать не успел, зашумел крайний баллон. Посмотрел вниз, пролетаю небольшой поселок, за ним пашня.

Было уже достаточно светло, и я увидел ЛЭП, но в этот раз, очень кстати, она оказалась параллельно курсу. Газ в крайнем баллоне закончился, но какое то слабое пламя еще было. Включил вторую горелку, там то же самое. Оставил их в открытом положении. Аэростат начал снижаться с небольшим ускорением. Посмотрел вниз, присел и расперся между баллонами. К моему удивлению удар был не сильный, я ожидал худшего, и сидя в корзине, пережил несколько десятков неприятных секунд. Без газа аэростат весил всего 420 кг и не успел разогнаться. Барограмма показала, ускорение – 2 м/сек. Посадка оказалась штатной.

Естественно, что холодный спуск в мои планы не входил, к тому же это неуправляемая посадка. Была допущена грубая ошибка с оценкой количества оставшегося топлива.

Началось волочение, но я не стал открывать парашютный клапан, пытаясь дотянуть до травы, и так меня протащило еще метров 700. Погасил оболочку и сообщил РП координаты посадки. Мне потом рассказали, что он очень беспокоился и говорил в мой адрес нецензурные слова, но я думаю, что это не так. Через несколько минут, я увидел на горизонте кусочек красного яблока восхода, вскоре проснулся и желанный ветер, но я его не чувствовал, поскольку, свернувшись калачиком на баллонах, сладко спал в корзине. Проснулся от телефонного звонка, Дмитрий сказал, чтобы я выдвигался в направлении деревни вдоль линии ЛЭП. Обулся и пошел на встречу тем, кто обеспечил саму возможность выполнения этого полета.

Далее все по накатанной: трактор, отстегнули, запихнули, погрузили и поехали, перегрузили, накатили и уехали, с благодатной Тамбовской земли, где работают прекрасные люди, которые стали моими друзьями. Мне стыдно, но я утащил у них, ни как не менее 50 кг тамбовского чернозема, зачерпнув его корзиной при посадке. Корзину и баллоны отмывали целый день. Летать весной, в такую погоду, дурацкое дело.

В этом полете, я выжал из своего «Воробья» все до последней капли газа, но результатом остался недоволен. Да, был установлен рекорд продолжительности 12 часов 6 минут, для этого подкласса аэростатов, но это было слабым утешением. Зато появились вопросы, на которые нужно было искать ответы.

  • Если обезьяна и приходила в эту ночь, она здорово разочаровалась. На нее никто не обратил внимания. 4 страница
  • 1. Введение в проектирование информационных систем
  • ФГБОУ ВПО Ивановский институт ГПС МЧС России
  • ВДОЛЬ РЕКИ Информационный бюллетень Затерянного Ручья
  • Введение. Цель курсовой работы – проектирование и расчет фундаментов для 8-этажного жилого
  • Особенности проведения спасательных и других неотложных работ на объектах нефтегазового комплекса в условиях Крайнего Севера.
  • Определение электрических нагрузок комплексным методом
  • ПРИМЕЧАНИЯ. прославляет победу западнофраннского короля Людовика III над нор­маннами в 881 году
  • Стаття 671. Асортимент товару
  • Глава III: Слабые глаголы
  • Целью данной работы является проектирование шарообразного резервуара, выполнение проектировочных и проверочных расчётов сварных соединений, расчёт необходимой толщины стенок резервуара, объёма и
  • Заграничные походы русской армии.
  • НЕГАТИВНОСТЬ
  • Верхняя часть.
  • Шинку!"________________________
  • Типы мыслительных искажений.
  • ЭМОЦИОНАЛЬНЫЕ НАРУШЕНИЯ В МЛАДШЕМ ШКОЛЬНОМ ВОЗРАСТЕ
  • СУЖДЕНИЯ В ДЕВЯНОСТО ДЕВЯТИ СТАТЬЯХ
  • Медитации для раскрытия в себе женской энергии, женского начала
  • ищевые добавки, необходимые в техническом процессе производства продуктов питания