ИЮЛЯ 1993 ГОДА. В последние пять дней я был свидетелем, скорее всего, самого массового переселения

В последние пять дней я был свидетелем, скорее всего, самого массового переселения людей в истории: я имею в виду эвакуацию Не, метисов и «лодочников» из южной Калифорнии.

Мы отправляем их на восток больше, чем по миллиону в день, а им нет конца.

Однако сегодня на собрании я узнал, что завтра как будто последний день такой массовой эвакуации. Потом будем переправлять за пределы нашей территории. Всего по несколько тысяч за раз, тем временем продолжая обследовать нетронутые нами районы и заканчивая процесс разделения рас. На меня и моих людей возложена обязанность обеспечить транспортом тех, кто не может идти на собственных ногах. Поначалу нам приходилось использовать большие грузовики и трейлеры, способные перевезти пару сотен людей за один раз, а потом стали брать все, что оказывалось поблизости, для эвакуации Не и Чикано. составляя колонны из шести тысяч машин.

В первое время мы старались проследить, чтобы горючего во всех машинах было ровно столько, сколько надо на дорогу в один конец, до вражеской территории, но на это уходило слишком много времени, и мы стали исходить из того, что горючего должно хватить на поездку. Вчера нам стало не хватать грузовиков, поэтому сегодня мы весь день ездили на легковых автомобилях.

Свои триста человек я разбил на тридцать отрядов.

Каждый отряд подбирал для себя примерно по пятьдесят молодых добровольцев из Не (обещая их накормить), которые заявляли, что умеют заводить машину.

После этого наши отряды начали перегонять любые припаркованные машины от «фольксвагенов» до «кадиллаков», которые удавалось завести, и в которых была хотя бы четверть бака бензина, на места Погрузки. Там наши добровольные угонщики машин из Не сажали беременную Не или старого калеку за руль и набивали салон таким количеством хромых, больных, увечных не-Белых, сколько автомобиль мог увезти (иногда клали их друг на друга на крышу и на крылья), и отправляли в путь. А сами возвращались за следующей партией машин. Меня поразило, до чего грубо наши Черные добровольцы обращаются со своими соплеменниками. Некоторые старики, которые не могли постоять за себя, были на краю смерти от истощения и обезвоживания, тем не менее, добровольцы пинали их и битком набивали в машины, так что мне становилось не по себе, когда я видел это. Сегодня, не успел переполненный «кадиллак» двинуться с места, как древний Не, не удержавшись, упал с его крыши и так ударился головой о землю, что его череп раскололся, как яйцо, а Не разразились хохотом, словно ничего смешнее не видели в жизни.

У нас опасная работа. Мы ужесточили все правила безопасности, но рисковали сверх всякой меры.

Сотни раз Не могли перебить нас, потому что нас очень мало и нам часто приходится работать в окружении Черных, не имея надежного тыла на случай опасности.

У меня нет достаточно людей, чтобы исправно выполнять свою работу, к тому же нам приходится работать по восемнадцать часов практически без перерывов, пока мы не свалимся с ног. Хорошо, что завтра последний день, потому что у моих людей силы уже на исходе – а может быть, и удача тоже! Пока что мы потрудились на славу! Нам удалось перевезти около полумиллиона не-Белых, которые не могли идти сами. Теперь за каждого из них отвечает Система – а их надо накормить, одеть и куда-то поселить, да еще обеспечить им медицинскую помощь.



Вместе с семью миллионами здоровых Не и Чикано, которых мы тоже выслали, они доставят немало хлопот властям!

Эта эвакуация – тоже одна из форм войны: демографическая. Мы изгоняем не-Белых с нашей территории на вражескую и тем самым достигаем еще двух, дальних целей – перегружаем уже подорванную экономику Системы и создаем невыносимые условия жизни для Белых на приграничных землях. Даже после того, как переселенцев расселят по стране, они на двадцать пять процентов увеличат не-Белое население вне Калифорнии. А «братство» в таких объемах будет трудно переварить даже самым идеологически обработанным Белым либералам. Примерно час назад по дороге на собрание я посмотрел с высоты на главную дорогу, по которой осуществляется эвакуация не-Белого населения из Лос-Анджелеса. Солнце уже зашло, однако еще не стемнело, и меня привело в ужас зрелище чудовищного потока, движущегося на восток. На сколько хватало глаз, растянулась мерзкая людская река. Попозже мы включим освещение, и эвакуация будет продолжаться всю ночь. Утром, думаю, количество идущих самостоятельно сократится, и тогда опять возобновится движение транспорта. Уже в самом начале мы обнаружили, что, если перегонять людей днем, они мрут, как мухи.

Зрелище черной движущейся людской массы пробудило во мне всепоглощающее чувство радости оттого, что она движется прочь, вон с нашей территории. Но стоило мне надумать, что я мог бы оказаться на другом конце пути, и вся эта масса приближалась бы ко мне, и меня охватила дрожь. Будь у властей выбор, они повернули бы Ни обратно, загородив им дорогу при помощи автоматов. Но границу охраняют в основном не-Белые войска, которым не дашь приказ стрелять в не-Белых переселенцев. С тех пор, как мы начали эвакуацию Не и Чикано, власти так и не нашли способа остановить ее. Они попались в ловушку собственной пропаганды, объявляющей всех этих существ «равными», имеющими «человеческое достоинство» и т.д., вот и приходится соответственно обращаться с ними. Да, сэр, у нас полный порядок, зато в других местах становится Чернее с каждым днем!

Доказательством этого является поток Белых беженцев с востока в наши места. Десять дней назад их было около ста человек в день, а теперь стало несколько тысяч. Наши пограничники пропустили за все время около двадцати пяти тысяч Белых на нашу территорию.

Большинство из них бежит от Черных солдат и выселенных нами Не и Чикано, которые наводнили приграничную зону. Если им легче бежать на запад, а не на восток, пусть бегут на запад.

Однако около десяти процентов беженцев не из приграничной зоны. Это Белые добровольцы, которые сочли для себя необходимым присоединиться к нам. Некоторые добирались с самого Восточного побережья – целыми семьями и поодиночке, приняв решение, едва стало очевидно, что у нас здесь и в самом деле революция.

ИЮЛЯ.

Ну и дела! Кажется, я становлюсь на все руки мастером. Только что вернулся в штаб из поездки на большую электростанцию недалеко от Санта-Барбары. Там случались сбои, лишавшие нас электричества чуть ли не каждый день, вот мне и пришлось сначала выяснить причину этого, а потом устранить ее с помощью ремонтной бригады. Мне будет намного легче, когда мы наведем тут порядок, и те люди, которые занимались подобными делами, вернутся к своим обязанностям.

Однако не будем забегать вперед. Сначала порядок и еда. Порядка пока еще нет, зато еды как будто ввозится в город достаточно, чтобы люди не голодали. Теперь, после того как я побывал в Санта-Барбаре, у меня есть некоторое представление о том, как нам это удается. За пределами Лос-Анджелеса я видел сотни отрядов, состоящих из Белых подростков, которые работали в садах, с песнями маршировали по дорогам, неся на плечах корзины с фруктами. Все они были загоревшими, счастливыми и здоровыми. Ничего похожего на голодный и неспокойный город!

Я попросил шофера остановиться, когда мы встретили отряд из примерно двадцати совсем юных девушек в грубых рабочих рукавицах, шортах и майках. За старшую у них была веснушчатая девчушка лет пятнадцати с косичками, которая радостно сообщила, что их отряд называется лос-анджелесская Продуктовая Бригада № 128, Они только что отработали пять часов на сборе фруктов и теперь шли на обеденный перерыв в свой палаточный лагерь. Что ж, подумал я тогда, это еще не бригада, но все же организационная работа среди гражданского населения идет куда успешнее, чем я полагал. Девчушка, естественно, была слишком юна для членства в Организации и, как скоро выяснилось, совершенно невежественна в вопросах политики. Одно она знала твердо – в городе плохо, – поэтому, когда милая дама с повязкой на рукаве заговорила с ней и с ее родителями в пункте раздачи еды и сказала, что подростков, которые добровольно отправляются на сельские работы, будут хорошо кормить и содержать в нормальных условиях, все согласились с тем, что надо ехать. Это было неделю назад, а вчера она была назначена старшей в группе девочек. Я спросил, что она думает о своей работе. И она ответила, что работа тяжелая, но она знает, как важно для нее и остальных девочек собрать побольше фруктов, чтобы их родители и друзья, остававшиеся в городе, не голодали. Взрослые, которые были в их лагере, объяснили им, какая на них лежит ответственность. Рассказывали ли им о необходимости революции? Нет, ей ничего об этом неизвестно, разве что рабочие из Чикано покинули ферму и теперь Белым приходится делать их работу. Но это, наверно, неплохо, как ей кажется. Кроме этого, всех девочек учили, как работать на ферме, да еще вечером, когда они собирались вокруг костра, то разучивали рабочие песни и слушали лекции по гигиене.

Неплохое начало для двенадцати-пятнадцатилетних подростков. Для настоящего образования еще будет время. Лишь бы взрослые не подвели!

Жаловались девочки только на еду, хотя ее было много. Мы им давали лишь фрукты и овощи; не было ни мяса, ни молока, даже хлеба и того не было. Очевидно, у товарищей, которые организовывают продуктовые бригады, тоже хватает проблем. В обмен на дюжину яблок мы отдали девочкам ящик консервированных сардин и несколько коробок с крекерами, которые были у нас в машине, и обе стороны расстались, довольные друг другом. В горах севернее Лос-Анджелеса мы увидели длинную колонну, строго охраняемую солдатами и членами Организации. Неторопливо обгоняя ее, я внимательно вглядывался в арестованных, стараясь понять, кто они такие. Очевидно, что они не принадлежали ни к Не, ни к Чикано, но лишь немногие могли назвать себя Белыми. У многих был Е тип лица, а у других черты лица или волосы выдавали их Не происхождение. Потом колонна, растянувшаяся на несколько миль, свернула на малоприметную тропу рейнджеров, исчезавшую в каменном каньоне.

В ней было не меньше пятидесяти тысяч мужчин и женщин, по крайней мере, в той ее части, мимо которой я проехал. Вернувшись в штаб, я спросил о странной колонне.

Определенного ответа мне никто не дал, хотя все сходились на том, что это были Е и люди смешанного происхождения, но слишком светлые, чтобы их эвакуировать на восток. И я вспомнил то, что удивило меня несколько дней назад, – как отделяли очень светлых Не – неотличимых от Белых, октеронов и квартеронов Азиатского и Африканского происхождения, от остальных, когда всех сгоняли в одно место перед отправкой на восток, теперь я, кажется, понял. С помощью явно выраженных не-Белых мы хотим усилить расистское давление на Белых вне Калифорнии, где нам совсем не нужны почти Белые помеси – кстати, всегда есть опасность, что они потом «назовутся» Белыми. Лучше разобраться с ними сейчас, пока они в наших руках. Скорее всего, поход в каньон к северу от Лос-Анджелеса был путешествием в один конец!

Очевидно, что у нас еще много работы. Мы очистили Не районы, и районы Чикано, и, конечно же, Е кварталы, но остались районы, включая почти половину города, где власть не в наших руках и где царит настоящий хаос. Тамошние Е ведут пропаганду среди реакционно настроенных Белых и с каждым днем становятся все бесстыдней.

Кое-где вообще не прекращаются демонстрации и бунты, а Е используют листовки и другие средства, чтобы пожар разгорелся и в других местах. С пятницы снайперы убили уже четырех наших товарищей.

Надо что-то делать, и побыстрее!

ИЮЛЯ.

Сегодняшний день приятно не похож на другие: я только и делал, что интервьюировал добровольцев, которые пришли на нашу территорию после Четвертого июля, чтобы отобрать человек сто для отряда специального назначения, который будет вести постоянные инженерные и ремонтные работы, до сих пор находившиеся исключительно в моем ведении и ведении моей команды.

Я беседовал с людьми, уже прошедшими первичный отбор, получившими специальное образование и работавшими инженерами или менеджерами в промышленности. Передо мной прошли примерно триста мужчин, а еще с ними около сотни жен и дети, а это показатель реального вливания свежей крови в наш регион. Не знаю, сколько у нас сейчас таких людей, но знаю, что Организация в несколько раз увеличила свою численность в Калифорнии за последние три недели – а ведь мы принимаем совсем немногих в свои ряды. Большинство или вошло в рабочие бригады, в основном сельскохозяйственные, или, если говорить о мужчинах призывного возраста, получило форму и винтовки, добытые нами в арсенале Национальной Гвардии. Таким образом, мы постепенно увеличиваем надежность, если не профессионализм нашей армии. Многие из «новичков» почти или совсем не имеют представления о воинской службе, к тому же, пока у нас нет возможности дать им идеологическую подготовку, которую получают все новые члены Организации, и все-таки они, как правило, больше симпатизируют нам, чем солдаты. Поэтому мы стараемся как можно быстрее интегрировать их в регулярные воинские части.

Я расспрашивал людей, с которыми беседовал сегодня, об их житье-бытье и семейном положении, а не только о профессиональных знаниях и навыках.

Почти всех поселили в недавно освободившихся домах в бывшем Черном пригороде Лос-Анджелеса с южной стороны. Организация устроила там в маленьком особнячке штаб-квартиру, и в этом особнячке я сегодня работал. Мне почти не пришлось выслушивать жалобы, хотя все до одного упоминали о жуткой вони в домах, в которых их поселили. Некоторые дома до того провоняли, что в них нельзя было находиться. Однако люди с энтузиазмом взялись за работу и дезинфицировали, скребли, красили с таким упорством, что уже через пару дней перемены были налицо. Я устроил инспекционную поездку, и до чего же приятно было увидеть милых Белых детишек, тихо игравших там, где прежде властвовала орда юных вопящих Не. Примерно две дюжины родителей еще работали возле домов, приводя в порядок территорию. Они собрали небольшую кучу мусора: пивные банки, пачки от сигарет, пустые картонные коробки, разбитую мебель, испорченные приборы. Две женщины размечали довольно большой участок пустоши, огораживали его и копали землю под будущий общий огород. На окнах, прежде знавших лишь рваную бумагу, теперь висели яркие занавески – думаю, сшитые их собственными руками из покрашенных простыней. На подоконниках, где всегда стояли лишь пустые бутылки, теперь красовались горшки с цветами. Большинство из теперешних жителей домов приехали сюда едва ли не с пустыми руками, бросив все и рискнув своими жизнями ради того, чтобы быть с нами. Стыдно, что у нас нет возможности сделать для них больше, однако, это те люди, которые сами умеют о себе позаботиться.

Одного из первых добровольцев я отобрал сегодня утром, чтобы он нашел где-нибудь подходящий грузовик для перевозки мусора, а также для ежедневного снабжения нас едой из ближайшего центра, где распределяют продукты, а это примерно в шести милях от нас. Он должен отвечать за рабочее состояние грузовика и за бензин, который ему придется доставать самому, пока у нас не появится время для налаживания новой системы распределения топлива. Ему около шестидесяти лет, и прежде он был владельцем фабрики по производству синтетических материалов в Индиане, но здесь он счастлив быть и мусорщиком!

К тому времени, когда положение в городе нормализуется, жителей в нашей части Калифорнии станет немного меньше половины по сравнению с тем, что было месяц назад. Для новоприбывших у нас более чем достаточно жилья, и мы, наверно, снесем часть жилых и нежилых домов в Лос-Анджелесе, посадим деревья и устроим тут парковую зону. Но это в будущем, а ближайшая цель – временно устроить прибывших к нам людей в местах, которые надежно отделены от тех, где еще остаются очаги напряженности.

Но даже то малое, чего мы уже достигли, наполняет меня гордостью и счастьем. Это же чудо – гулять по улицам, которые всего несколько недель назад были заполнены Не, вечно болтавшимися на перекрестках и перед подъездами домов, и видеть только Белые лица – чистые, счастливые, улыбающиеся лица людей, уверенных в своем будущем! Мы готовы на любые жертвы, лишь бы победно завершить революцию и обеспечить достойное будущее и им, и девочкам из лос-анджелесской Продуктовой Бригады № 128, и миллионам других людей в нашей стране!

  • Characteristics of Old English.
  • Детские загадки птиц.
  • Не сдавайся, Родина, я с тобой
  • Отдавайте деньги, чтобы получать их
  • ID3 q\TCON(13)TIT2GяюWant Me More | vk.com/kidsmusichitTPE1яюReed DemingTYER яю2015WXXXvk.com/kidsmusichitAPIC8image/jpg яШяаJFIFHHяЫC  85 страница
  • Построение тяговой и динамической характеристик АТС
  • Исследование костной системы.
  • Е. В. Павлов, доцент. 3 страница
  • адача №24.
  • Глава 16. Принимаешь или нет?
  • атериально-техническое обеспечение дисциплины.
  • Аутотренинг 3 Как «погасить» агрессию
  • Винокуров И. ВД Непомнящий Н. Н. В49 Кунсткамера аномалий. - М.: 23 страница
  • С 26.05.2015 на 27.05.2015 г. по ул. Свободы, д.132. убежала наша любимица. Кошка домашняя, беременная, скоро должна родить. Она напугана. Окрас черный, глаза желтые. Если увидите, то позвоните,
  • РОЖДЕСТВО ПРЕЖДЕ И ТЕПЕРЬ
  • Методы и средства обеспечения безопасности и информации
  • Поймите, кто вы
  • Глава 21. Глупости, которые я совершал.
  • Культ Предков
  • Кадровая политика отеля