Глава 22 Затолкай его обратно!

Цин была хорошим солдатом и гордилась этим. Деятельность эктодёра не слишком способствует самоуважению, поэтому Цин черпала его в своей воинской службе. Теперь её генералом был Шоколадный Огр, и она станет выполнять свою работу на отлично. Хороший солдат всегда следует приказам. Хороший солдат не задаёт вопросов. Однако по временам Шоколадный Огр обращался к ней с такими запросами, что Цин только диву давалась. В частности, были среди них и совершенно необычные, которые он хранил в секрете и называл «особыми проектами».

Первая такая его просьба касалась леденца на палочке, который в народе называется «радость на целый день». Он огромный – размером чуть ли не с человеческую голову, разноцветный до мельтешения в глазах и такой липкий, что если тебе вздумается его укусить, он намертво влипает тебе в зубы, так что даже коренные начинают ныть. Такой леденец перешёл в Междумир вместе с прицепленным к нему маленьким мальчиком – тот, видимо, трудился над ним с самого дня своего перехода. Сладкое чудище было наполовину съедено, и будет оставаться наполовину съеденным вечно, сколько бы малец его ни лизал.

Огр повёл Цин и мальчишку с леденцом в кондитерский магазин – настоящий, существующий в живом мире, где целый день толкутся тушки, покупая или продавая всякие сласти.

– Я хочу, чтобы ты вырвала для него новый леденец, – приказал Огр. Цин не могла понять зачем – ведь мальчишкин собственный никак не кончался – однако она всегда следовала приказам начальства.

– Есть, сэр. Слушаюсь, сэр.

В магазинчике была стойка, похожая на небольшое металлическое деревце – на ней и сидели леденцы. Цин протянула руку в живой мир и вырвала оттуда совсем свеженький леденец, который был ещё больше и лучше, чем тот, над которым трудился малыш. После этого она оторвала старую «радость на целый день» от руки пацана – такое могла проделать только Цин – и сунула на освободившееся место новый. Малыш повёл себя как обычно ведут себя дети в кондитерской лавке. Собственно, он и был ребёнком и находился сейчас в кондитерской лавке.

Пока всё нормально. Странное началось после этого.

Мальчик, приплясывая и подпрыгивая, убежал со своим новым леденцом. Огр указал на старый, который Цин держала в руке, и сказал:

– Теперь, когда у пацана есть другой, я хочу, чтобы ты задвинула этот обратно.

Цин опешила.

– То есть как это – обратно? – озадаченно спросила она.

– Да вот так, как я сказал. Проделай дыру и помести этот леденец обратно в живой мир.

Цин ошалела от такого предложения. Он что, совсем того? Перетаскивать вещи из живого мира в Междумир – это одно, но сунуть что-то обратно? Для неё живой мир оставался именно живой материей, способной чувствовать всё, что в ней происходит. Всегда, когда Цин занималась эктодёрством, она ощущала себя чем-то вроде повивальной бабки, помогающей при родах. То, что родилось, обратно никак не засовывается!

– Сэр, нельзя взять что-то из Междумира и сунуть это обратно в живой мир! Так не делается!

И тогда Огр спросил:

– А ты когда-нибудь пробовала?

Цин хотела было пуститься в объяснения, но слова застряли в горле. А ведь и правда – она не пробовала! Ей и в голову никогда не приходило что-нибудь положить обратно. Да и с какой стати? Брать, а не отдавать – вот в чём было всё дело!



– Нет, никогда, – ответила она. – Но… а вдруг суну что-то обратно, а получится одна из тех странных научных штучек, от которых весь мир разнесёт в клочки?

– Если это случится, можешь свалить вину на меня.

Это Цин вполне удовлетворило. Он же как-никак командир. Если ей придётся отправиться к вратам рая, она всегда сможет оправдаться, что следовала приказу.

– А, ну тогда всё в порядке.

Она собралась с духом, крепко сжала в экторуке леденец, а затем попыталась вытолкнуть его в живой мир.

Это оказалось нелегко. Теперь, когда её намерения изменились, даже пробурить проход в мир живых оказалось непросто. Всё равно что пытаться открыть замок с помощью отмычки. А когда портал наконец образовался, живой мир отказался принимать леденец.

– Ничего не выйдет, сэр, – пожаловалась Цин. – Думаю, живой мир переполнен всем, чего ему надо, и больше ничего не хочет!

– Не сдавайся.

Цин сцепила зубы и удвоила усилия, пытаясь протолкнуть проклятый леденец через портал. Между её волей и волей живого мира разгорелась яростная борьба. Вопрос был, какая сторона одержит верх: живой мир, пытающийся не пустить к себе мёртвый леденец, или Цин, старающаяся совершить прямо противоположное?

К удивлению самой Цин, битву выиграла она. Живой мир уступил и забрал обратно леденец. Теперь он красовался на прилавке кондитерского магазина, его яркие краски потускнели, а очертания размылись – как у всего, что находилось в мире живых. Цин вытащила руку; по телу воительницы пошёл озноб.

– Ты справилась!

– Ага, – пробубнила Цин. Она была обрадована и одновременно встревожена своей вновь обнаруженной силой. – Но всё равно, у меня такое чувство, будто я сделала что-то не то…

– «Не то» – это когда используешь его в неправедных целях, – возразил Огр.

– Но живому миру это совсем не понравилось, сэр.

– А ему нравилось, когда ты выдернула что-то в самый первый раз?

Цин покопалась в памяти. Нет, эктодёрство в её первые дни в Междумире было совсем не лёгким делом. Живой мир цеплялся за свои вещи, как ребёнок – за свои игрушки.

– Нет, – призналась Цин. – Поначалу это тоже было жуть как тяжело.

– Но мир с этим примирился, так ведь?

– Ну вроде…

– Он привык к эктодёрству, так что привыкнет и… как бы это… к эктотолканию.

Они оба уставились на недолизанный леденец, лежащий на прилавке в живомирном магазине. Наконец, кассир заметил безобразие и скривился от отвращения, а затем поддел леденец двумя пальцами и выкинул в мусорник.

– Мне бы хотелось, чтобы ты как следует потренировалась, – сказал Огр. – Упражняйся в эктотолкании при любой возможности, пока не научишься делать это так же быстро и ловко, как эктовыдирание.

И тут Цин задала вопрос стоимостью миллион долларов:

– А зачем?

– А что, обязательно, чтобы было «зачем»? – ответил Огр вопросом на вопрос. – Разве изучение своих возможностей– не достаточная причина?

Но если и была в личности Огра одна черта, которую Цин ценила и за которую всемерно уважала своего генерала – так это его умение строить стратегию. Шоколадный Огр никогда ничего не делал просто так: каждый его ход был точно рассчитан.

  • Источники правового регулирования конкуренции и монополии
  • Лечение Пульки
  • Правильные ответы выделены жирным шрифтом!!! В ответах могут быть по два правильных!!!
  • Сипатты есептеу
  • Сталь. Применение в строительстве.
  • Расчет электромеханических и электротяговых характеристик КМБ
  • Апаратура управління та захисту електричних мереж, металізація та заземлення
  • Анодное оксидирование алюминия
  • Совет от доктора Колберта
  • Особенности учета вложений в долговые ценные бумаги
  • С) Жан-Поль Сартр 10 страница
  • Внутренние и внешние барьеры
  • Примечание:перекладывать шприц во время инъекции с правой руки в левую — нельзя!
  • Мигель интерпретирует историю Гайи
  • Специальной обработки отдельного медицинского батальона
  • Политическая реклама. Важнейшим способом и самостоятель­ным направлением формирования имиджа является
  • Ковчег праведника, Вселенский потоп и Луна
  • Текст печатается в последней прижизненной редакции (рукописи хранятся в рукописном отделе Государственной библиотеки СССР имени В. И. Ленина), а также с исправлениями и дополнениями, сделанными под 19 страница
  • Почему мужчины не реагируют на просьбы женщины
  • Холодногнутые профили