После революции

Вернувшись из тюрьмы, я опять пошел работать на свою работу. Жизнь кипела ключом, везде были разговоры, споры, но я в это время поступил в техникум и весь был поглощен учебой и лишь по выходным дням отдавал дань своему увлечению политическими текущими делами.

Средний брат мой погиб где-то на войне, но я не забывал его, и он был для меня авторитетом, как более развитой и начитанный. Поэтому у меня было слепое детское доверие ко всему, чем он увлекался. Я знал, что брат искал правду в политических партиях, и меня потянуло хорошенько узнать, а что же он любил? Не может быть, чтобы он ошибался. Я стал прислушиваться ко всему тому звону политическому, который, благодаря своей пустоте, грозно тарахтел и привлекал внимание. Я слышал, как все партии, одна перед другой, обещали необыкновенные благодеяния крестьянам и рабочим, каждая заманивала к себе, а ко всем остальным партиям относилась с ненавистью. Я взялся в первую очередь изучить ту партию, которая громче всех кричала о крестьянах, о свободной жизни: это были эсеры. Я стал посещать их притон, заваленный всякой печатной гадостью: газеты, журналы, листовки, книги разных авторов. Я стал просить книги читать на дом.

- Это можно, - сказали мне, - но только надо записаться. - Я записался и с головой окунулся во всё написанное, кипящее злобой, и я как ошпаренный выскочил оттуда. Но я еще верил, что есть другие благодетели для крестьян и рабочих, и пошел к большевикам и опять решил начать с книг. Здесь мне опять поставили такие же условия - запишись. Я записался и брал книги на дом и стал читать, но, к счастью моему, я скоро очнулся. Я увидел, что эти партии создали себе каких-то воображаемых крестьян и рабочих, которых очень возвеличивали на словах, а к живым людям относились, как и прежде относилась власть к рабочим и крестьянам, - на основе насилия, приказа и беспрекословного выполнения того, чего захотелось властителям или спасителям и благодетелям, как они себя считали. Ожегшись на партиях, добивавшихся власти над людьми, я пошел к анархистам, отрицавшим власть. К ним я всегда заходил свободно и просто. Ко мне здесь не предъявляли никаких требований, и я честно пользовался всей их литературой, которая меня обновляла своей высокой нравственностью и глубиною мысли.

У них я увидел новые произведения Л. Н. Толстого, которых я не только не читал, но даже и не слышал о них. В этом клубе я впервые увидел всего, во весь его рост, Толстого и его горячего соратника Владимира Григорьевича Черткова с его святым трудом по распространению учения Толстого и у нас в разных книгах, и за границей. И поэтому я это место назвал не политическим притоном, а действительно свободным клубом, где широко охватывается вся человеческая жизнь и освещается разумной мыслью, тем обновляя мир людской.

  • Вы должны учиться искать гармонию и смысл в безупречном и величественном устройстве бытия.
  • Спасибо, что скачали книгу в бесплатной электронной библиотеке Royallib.ru 12 страница
  • Учетные регистры и их значение
  • Примечание Шэрон. Денежный поток для бизнеса — то же самое, что кров для человеческого тела
  • ранчайзинг як спосіб організації власної справи.
  • Часть вторая 3 страница. Мало ли какие люди водятся на свете?
  • Понятие этики как науки и явления духовной культуры
  • Заокруглень у розмірах лінійних промірів не допускається.
  • Общий (одноименный) ион
  • Яка з організацій світового банку здійснює страхування капіталовкладень від політичного ризику?
  • Серая мухоловка — Muscicapa striata
  • Приложение 4 к приказу от «29» января 2013 г. № 41
  • Контактная информация
  • Конкуренция и тарифное регулирование на рынке железнодорожных перевозок и железнодорожных активов
  • Я жила спокойной и нормальной жизнью. Пока одна находка не изменила всё в считанные секунды! Ты живёшь в реальном времени, но тут раз, оказываешься в другом времени и в другую эпоху! Когда человек 9 страница
  • Глава 15. Отпуск в Болгарии
  • Часть III Декабрь 2008 года – январь 2009 года 7 страница
  • Общая характеристика творческой биографии А. И. Герцена. Роман Герцена «Кто виноват?»: смысл названия. Бельтов и тип «лишнего человека». В. Г. Белинский о романе.
  • Моему нерожденному сыну: я не всегда был нем, когда-то я говорил, и говорил, и говорил, и говорил, рта не мог закрыть, безмолвие одолело меня, как рак, это случилось вскоре после моего приезда в
  • Взять из закона и VIM, ГОСТ 8.381-2009