ПРИЕМЫ ПЕРЕВОДА МЕТАФОРИЧЕСКИХ ЕДИНИЦ

ЛЕКСИЧЕСКИЕ ТРАНСФОРМАЦИИ, СВЯЗАННЫЕ С ПЕРЕДАЧЕЙ ЛЕКСИКО-СТИЛИСТИЧЕСКИХ СРЕДСТВ

ПРИЕМЫ ПЕРЕВОДА МЕТАФОРИЧЕСКИХ ЕДИНИЦ

Переводчик встречается с необходимостью передавать различные выразительные средства, употребляемые в исходном тексте, чаще, чем может показаться на первый взгляд. Практически любой текст включает те или иные стилистические приемы, фигуры речи или другие средства, придающие высказыванию выразительность и выполняющие в тексте стилистическую функцию. Перевод различного рода стилистических функций с языка на язык требует преобразований особого рода, помогающих сохранить или модифицировать исходную эмоционально - эстетическую информацию.

Наиболее характерной стилистической единицей является метафора. Метафораопределяется как скрытое сравнение, осуществляемое путем применения названия одного предмета к другому и выявляющее таким образом какую-нибудь важную черту второго. Развернутая метафора состоит из нескольких метафорически употребленных слов, создающих единый образ.

С древнейших времен человек воссоздавал в словах картину мира в ее образном представлении, используя различные средства.

Особые трудности перевода связаны с переводом так называемой «животной» метафоры. Проблема состоит в различии эмоционально-оценочных ассоциаций, связанных с тем или иным образом животного, традиционно употребляемым как основа метафоры или метафорического сравнения. Например, в английской традиции “horse” - это образ, как правило, связанный с положительными оценками типа «породистый», «здоровый», «грациозный» и т.п. В русской традиции «лошадиная» метафора преимущественно сопровождается иными, а то и прямо противоположными ассоциациями: «неуклюжий», «сильный», «некрасивый», «грубый», «здоровенный» и т.п. Эти ассоциации особенно отчетливо проявляются, если «лошадиная» метафора относится к женщине. При таком различии следующий образ из английского текста может вызвать осложнение при переводе на русский язык:

He thought of her as of a horse from his stables.

Безусловной ошибкой является перевод «Она напомнила ему лошадь из его конюшен», поскольку в исходном тексте этот образ относится к молодой грациозной девушке. Следовательно, переводчику надо применить здесь добавление («напоминала породистую, скаковую лошадь»), либо морфологическую замену («напоминала лошадку»), либо сочетание обоих приемов («напоминала породистую лошадку»).

Еще одно различие, касающееся традиций «животной» метафоры, заключается в наличии или отсутствии синонимов, выражающих оттенки метафорического значения. Так, в русском языке метафорическое употребление слова «свинья» может выражать такую оценку, как «грязный, подлый», а с другой стороны, оно же употребляется в значении «толстый, жирный». Поскольку эти оценки могут не совпадать, то в русской речи они актуализируются контекстом, тогда как при переводе на английский язык требуют разных метафорических единиц. Выражение «Он настоящая свинья» может быть переведено на английский язык двумя способами:

1) He is a pig. Он толстый как поросенок.



2) He is a swine. Он подлый / грязный, как свинья.

При этом очевидно, что степень оскорбительности английских

выражений свиноподобия различна, тогда как в русском языке это различие не существенно. Прозвище толстого английского мальчика Piggy совершенно неправомерно переводить как Свиненок или Свинтус, поскольку в русской традиции эти прозвища ассоциируются с отрицательными оттенками, в то время как в английской традиции это просто образно-метафорическое, насмешливое (но не оскорбительное) прозвище. Таким образом, данный вид метафоры требует дополнительного преобразования при переводе. При переводе с английского на русский язык может иметь месть лексическая замена или использование уменьшительно-ласкательных суффиксов – Хрюша, Поросеночек и т.п.

Во многих случаях развернутая метафора требует структурного преобразования, которое заключается как в словесном, так и в грамматическом изменении исходного текста.

Например:

I woke early to see the kiss of the sunrise summoning a rosy flush to the western cliffs, which sight never fails to raise my spirits.

Я встала пораньше и видела, как от солнечного поцелуя на восходе вспыхнули румянцем западные скалы – зрелище, которое меня неизменно вдохновляет.

Структурное преобразование исходных стилистических единиц в данном примере вызвано различием в традициях грамматического олицетворения в английском и русском языках. Если воспроизвести дословно исходную структуру, то предложение получит искусственные для русского языка комбинаторные сочетания: «увидеть поцелуй восходящего солнца, вызывающий розовый румянец у западных скал, зрелище, которое никогда не перестает поднимать мне настроение».

Структурные осложнения возникают и в отношении распространенной образной формы английского языка, как метафорический эпитет, который может быть выражен как атрибутивным, так и субстантивным словосочетанием или даже их комбинацией, в целом не присущей русскому синтаксису. В таких случаях часто применяется либо перестановка элементов исходной метафоры, либо добавление/опущение.

Например:

On the opposite bank an emerald (изумруд) ribbon (лента, ленточка) of fields and foliage bordered the river, beyond lay the desert, the Red Land of the ancient texts.

Противоположный берег реки окаймляла изумрудная зелень полей и деревьев; за ними раскинулась пустыня, в древних свитках именуемых Красной Землей.

В некоторых случаях при переводе метафоры следует иметь в виду расхождение в традиционных ассоциациях, связанных с тем или иным представлением. Например, в большинстве случаев английский эпитет “black’, употребляемый в метафорическом смысле, может переводиться дословно, поскольку соответствует русской традиции:

Black day - черный день, Black deed – черное дело

Однако в ряде ситуаций метафорические функции в русском и английском языках расходятся и тогда требуется образная замена:

black sheep – паршивая овца, black frost трескучий мороз

Еще одно условие при переводе метафорических единиц связано с метафорами фольклорного происхождения, в которых носителями эмоционально-оценочной информации могут служить термины цвета, размера, возраста и т.п. Так, русские метафорические выражения красная девица, добрый молодец, и подобные им, безусловно, не могут быть переданы прямым соответствием: red maiden – это всего лишь «рыжая девица» , ‘a fine fellow’ – замечательный парень. Для того, чтобы передать исходное метафорическое значение «красная» - «красивая», следует употребить слово в прямом значении (например, beautiful), либо традиционный фольклорный эпитет (‘a fair maiden’, ‘a brave man’).

Традиционное соответствие употребляется также при переводе метафорических выражений, заимствованных исходным и переводящим языком из общего источника, но получивших разные способы выражения:

Вавилонское столпотворение - the Confusion of Babylon (дословно- вавилонское смешение, недоразумение)

Необходимость различного рода преобразований исходной метафоры может диктоваться не только требованиями языковых различий, но и различиями в социально-культурных установках относительно или иной сферы употребления метафор. Наиболее характерный пример таких различий – область рекламных текстов, где метафора может быть как деталью, так и образной основой целого, и изменение метафорической единицы в переводе способно повлечь за собой реконструкцию остального текста.

Особую проблему создают при переводе метафорические единицы, принцип построения которых отличается в исходном и переводящем языках. В таких случаях преобразования могут быть весьма значительными, в частности, могут сопровождаться заменой самого стилистического статуса единицы. Например, вместо исходной метафоры в переводном тексте может появиться сравнение или метафорический эпитет. Так, английские метафорические обороты типа

A dream of a dress, a beast of a car, an angel of a girl в переводе на русский язык неизбежно меняют свою стилистическую принадлежностью, преобразуясь либо в сравнение (не платье, а мечта; не машина, а зверь; и т.п.), либо в эпитет (ангелоподобная девушка), либо в метафору, основанную на другом принципе уподобления (девушка – настоящий ангел, платье моей мечты, зверь-машина)

Развернутая метафора употребляется в английском газетном стиле чаще, чем в русском, и нередко приходится опускать некоторые ее звенья, так как передача ее полностью носила бы слишком искусственный характер.

Таким образом:

Полный перевод применяется для метафорических единиц в том случае, если в исходном и переводящем языке совпадают как правила сочетаемости, так и традиции выражения эмоционально-оценочной информации, употребленные в данной метафоре.

Добавление/опущение используется в тех случаях, когда мера подразумеваемости подобия в исходном и переводящем языках различна, и требуется либо экспликация подразумеваемого в исходном тексте смысла (прием добавления), либо, напротив, импликация словесно выраженного в исходном тексте (прием опущения).

Заменаприменяется в случаях лексического или ассоциативного несоответствия между элементами метафоры в исходном и переводящем языках.

Структурное преобразование применяется при различии традиций грамматического оформления метафоры в исходном и переводящем языках.

Традиционное соответствие употребляется в отношении метафор фольклорного, библейского, античного происхождения, когда в исходном и переводящем языках сложились разные способы выражения метафорического подобия.

Параллельное именование метафорической основыиспользуется при переводе текстов, построенных на распространенной метафоре, когда по межъязыковым условиям требуется замена или структурное преобразование исходной метафоры, а по характеру передаваемой информации исходный образ необходимо сохранить.

ФРАЗЕОЛОГИЯ

В фразеологизмах и пословицах отражаются особенности мышления и практический опыт народа и этим обусловлены трудности их перевода. В силу своего семантического богатства, образности, лаконичности и яркости фразеология играет в языке очень важную роль, она придает речи выразительность и оригинальность. Особенно широко фразеологизмы и пословицы используются в устной речи и художественной литературе.

Существует несколько способов перевода фразеологизмов и пословиц с русского языка на английский:

Моноэквивалентный перевод. Этот вид перевода заключается в передаче фразеологизмов и пословиц единственно возможным соответствием - моноэквивалентом. Моноэквивалентность не нарушается наличием в отдельных случаях грамматических или лексических вариантов сочетания. Моноэквивалентные переводы можно подразделить на две группы:

· абсолютные моноэквиваленты, совпадающие с русскими фразеологизмами и пословицами во всех отношениях - по грамматической структуре, лексическому составу, значению и образности.

· относительные моноэквиваленты, совпадающие с русскими фразеологизмами и пословицами по значению и стилистической окраске, но отличия могут быть грамматическими (расхождения в числе или порядке слов), в образности или же сводятся к расхождению в лексическом составе.

Выборочный перевод. Этот вид перевода осуществляется посредством подбора одного из возможных фразеологических синонимов. Например, назвался груздем - полезай в кузов - You’ve made your bed, now lie on it; перебиваться с хлеба на квас - to live from hand to mouth; замочить портки - to take fright.

Свободный перевод. Используя этот вид перевода переводчик сам создает соответствующий эквивалент. Различают два вида свободного перевода:

· калькирование - дословный перевод без нарушения грамматически, семантических и стилистических норм ПЯ . Например, дыра на дыре - just holes stitched together; третью шкуру с мужика дерут - they are skinning the peasant like nobody’s business.

· описательный перевод - перевод путем раскрытия понятия.

Фразеологические единицы придают всякому высказыванию живость и выразительность. Однако частое их употребление несомненно ослабляет их яркость. Поэтому понятно стремление восстановить утраченную ими экспрессивность. Как всякий стилистический прием, обновление фразеологических единиц является многофункциональным. Оно может не только усилить, но и уточнить высказывание, вызвать желаемые ассоциации, создать юмористический эффект или приспособить фразеологическую единицу к данной ситуации. Обычным способом обновления фразеологических единиц является подмена одного из компонентов другим словом, иногда антонимом, или введением дополнительного слова.

  • ГНЕВ И ЗЛОСТЬ
  • Этнология (этнопедагогика) бойынша білім дамуының негізгі кезеңдері
  • ID3 Y[1]TCON(13)TIT2EяюLittle Rock | vk.com/kidsmusichitTPE1яюGerald AhernTYER яю2015WXXXvk.com/kidsmusichitAPIC+Бimage/jpg яШяаJFIFHHяЫC[1][1][1][1][1][1][1][1][1] [1][1]  182 страница
  • VI этапа Кубка Республики Саха (Якутия) по лыжным гонкам среди школьников и взрослых
  • Глава 9. То, чего хочет каждый
  • Апеляційне провадження
  • Принципи класифікації вірусів. Основні властивості вірусів людини і тварин
  • Бездепозит от Yourpokercash
  • Ориентировочная реакция и габитуация (угасание)
  • Метод определения чистой текущей стоимости NPV
  • Навязчивый Gaudeamus
  • COMPLETE THE QUESTIONS IN THE CONVERSATIONS.
  • Тема: Технічні норми роботи залізниць і дирекції залізничних перевезень.
  • Назначение аппаратов. Авторежимное устройство –для поддержания ускорения и замедления вагона независимо
  • А) нормативные акты
  • Тесты по стратегическому менеджменту 2012-13 уч. год 4 страница
  • Индукция и дедукция
  • Report the following questions.
  • Аргент (ARGENTE)
  • Использование счетов классов 8 и9