Глава 4 Невезенье на все сто

На следующий день я все утро не находила себе места, ждала, когда наступит перерыв, чтобы во время него заняться раскрытием тайны золотого кольца. До обеда я нетерпеливо ходила по спасательной вышке, следила в бинокль за людьми и оказывала им необходимую помощь быстрее, чем обычно, без разговоров и особых утешений. Мои мысли были не на пляже, а с золотым кольцом, которое лежало у меня в сумочке.

Казалось, стрелки часов стоят на месте и не двигаются. Я ждала перерыва, как наступления Нового года. Уйти пораньше я, конечно, могла, но мне уже было стыдно перед напарниками, что вечно ухожу с работы.

Кстати, пойти по ювелирным магазинам предложил именно Марат. Это его идея.

Я посмотрела в бинокль на Марата. Он такой красивый, статный, эффектный. Сдает кому-то катамаран. Толкает его к воде. У Марата почти черный загар, черные волосы кое-где выгорели, белозубая улыбка…

И кто ж, интересно, хочет разрушить наш союз? Как мне вычислить Доброжелателя? Не могу же я позвонить всем потенциальным врагам, которых вчера выписала на листке, и спросить: «Слушай, а Доброжелатель – это ты или не ты?» Кто ж в этом признается? Поэтому мне остается или ждать новых писем, или в первом письме обнаружить какие-то зацепки, по которым можно выйти на загадочного Доброжелателя. Но там, кажется, нет никаких зацепок.

То есть у меня в голове одновременно были две тайны, которые я должна была раскрыть. Первая – кто такой Доброжелатель, и вторая – кому принадлежит золотое кольцо?

Наконец, когда я и измаялась ожиданием перерыва, и измучилась мыслями о Марате, наступил обеденный перерыв.

Мы с Маратом встретились и пошли с пляжа. Мы шли в город, на оживленные улицы, там, где есть разные ювелирные магазины.

Честно говоря, я не знала, чем эти магазины могут мне помочь. Максимум, что сделают работники, это взвесят кольцо или переплавят его. Но я не хотела этого, я хотела, чтобы они каким-то образом подсказали, сколько ему лет. Современное оно или старинное. Я надеялась, что продавцы помогут мне прояснить историю кольца.

Своими мыслями я поделилась с Маратом.

– Мне кажется, все-таки лучше идти не в ювелирный магазин, а в магазин, где скупают старинные вещи. Антикварный. Там есть эксперты, они могли бы нам помочь, – произнес Марат.

– Могли бы, да только город у нас не такой продвинутый, и таких магазинов у нас нет, – вздохнула я.

– Ну тогда давай обойдем для начала ювелирные, – кивнул Марат. – Если ничего не получится, тогда поедем в город покрупнее. Там уж точно будут магазины старины!

Многие могут удивиться, зачем я затеяла это расследование. Я сама не знаю. Конечно, я могла бы положить кольцо дома и ничего с ним не делать, но я весьма романтичная, я обожаю разные тайны и приключения, мне казалось, что это кольцо обязательно несет в себе большую тайну. Или, может, мне просто хотелось в это верить… В любом случае я хотела использовать шанс. Ведь не каждый человек находит в море кольцо! Что, если этому кольцу несколько веков и оно принадлежит кому-то из королевских особ? Ведь это так интересно! Если мы нашли кольцо, значит, нужно выяснить его происхождение! Я чувствовала, что кольцо это непростое.



На центральной улице было людно и шумно. Везде работали аттракционы, играла музыка в кафе.

Я увидела впереди ювелирный магазин «Морское золото».

Мы направились туда.

Мы открыли дверь и вошли в помещение. Как только закрыли за собой дверь, весь шум смолк. Покупателей здесь не было. У входа стоял охранник в форме, а по всему периметру магазина располагались витрины с золотом. Золота было очень много! Все украшения были необычными, вычурными, они не шли ни в какое сравнение с моим кольцом. Кольцо, которое я нашла, было без всяких рисунков и отделки.

В магазине работал кондиционер и было прохладно. Продавщицы стояли за витринами и добродушно улыбались. Наверное, они мечтали, чтобы мы что-нибудь у них купили, так как наплыва покупателей здесь не наблюдалось.

Только сейчас я поняла, что не знаю, с чего начать диалог.

– Чем могу помочь? – обратилась к нам молодая продавщица с красивой укладкой. Она оглядела нас и предположила: – Вы пришли покупать обручальные кольца?

Мы с Маратом переглянулись. Марат улыбнулся:

– Пусть нам сначала хотя бы по восемнадцать исполнится, тогда придем.

Девушка смутилась. Она поняла, что сказала что-то не то.

Я достала кольцо из сумки и протянула его продавщице.

– Мы нашли кольцо и хотели бы узнать, где оно было куплено, кем, сколько лет этому кольцу. В общем, все, что только можно.

Продавщица внимательно посмотрела на кольцо и пожала плечами.

– Не знаю, – ее голос стал скучным. Она поняла, что мы ничего не будем покупать, и мгновенно потеряла к нам всякий интерес. С ее лица сошла улыбка. – Я не эксперт! И никаких экспертиз мы не проводим!

– Ну вы можете хотя бы сказать – оно современное или старинное? – попросил Марат.

– Если вы ничего не будете покупать, то не загораживайте витрину, – грубо попросила продавщица.

– От кого? – логично заметил Марат. – Здесь же никого нет.

Девушка закатила глаза, тяжело вздохнула и все-таки пошла на контакт.

– По виду это кольцо однозначно не последний писк моды. Видите, какие у нас украшения в витринах? Все декорированные – с камнями, с красивой отделкой, везде есть какая-то изюминка… А такие «гайки», как мы их называем, уже не продаются, – сообщила она. И с достоинством уточнила: – По крайней мере, в таких элитных магазинах, как магазины сети «Морское золото».

Эта информация не расстроила меня, а очень обрадовала. Значит, есть шанс, что это кольцо старинное!

В этот момент открылась дверь и в магазин вошли люди, которые явно пришли сюда что-то купить, а не просто поглазеть на товар, как мы. Они стали расспрашивать продавцов о ценах, просили подобрать серьги.

Мы вышли из магазина и очутились на солнцепеке.

Я была полна эмоций и энтузиазма.

– Ты слышал, что она сказала? – меня всю распирало. – Она говорит, что такие кольца уже не продают!

Марат надел солнечные очки, которые очень ему шли. Окружающие смотрели на нас и провожали нас взглядами. Мне было приятно.

– Я-то это слышал, но если мы будем по таким крупицам собирать информацию, то только лет через сто все узнаем, – вздохнул Марат. – Хотя пока что больше ничего не остается. Идем в другой магазин. Может, там скажут больше.

Мы прошли метров сто и остановились возле следующего ювелирного магазина. Вошли в него. Картина здесь была такая же, как и в первом: ни одного покупателя, охранник в форме и продавщицы, всем своим видом показывающие, что именно нас они ждали всю жизнь.

Когда они выслушали нашу просьбу, с их лиц тоже сошли улыбки.

– Мы не имеем дела с ворами, – отчеканила продавщица лет сорока, у которой на груди висел бейдж с именем «Наталья».

– С ворами? – в один голос поразились мы.

– Послушайте, дорогие мои, идите отсюда подобру-поздорову, пока я не вызвала милицию, – Наталья окинула нас уничтожающим взглядом. – К нам каждый день приходит шпана с такими просьбами. Понаворуют колец из сумок отдыхающих, а потом ходят и сбагривают их в магазины! Идите, пока охранник вас не вышвырнул!

– Подбирайте выражения! – с ходу завелся Марат. – Если называете нас ворами, докажите это! За клевету я могу на вас в суд подать!

Марат весь вскипел от возмущения, но я взяла его за руку и вывела на улицу.

– Не хочу тратить эмоции на эту хамку! – воскликнула я, с силой захлопнув дверь в магазин. Продавщица что-то говорила нам вслед, но я через стекло видела, только лишь как открывается ее рот. Она была похожа на рыбу в аквариуме.

Мы были очень злы.

– Никогда не думала, что люди бывают такими неприветливыми!

– Ну да, а зачем им быть с нами приветливыми, если мы ничего не будем покупать? – усмехнулся Марат. – Они строят из себя доброжелательных, только когда видят деньги у тебя в руках!

«Неужели мы не узнаем правду о кольце?» – расстроилась я.

Меня раздражала эта ситуация. Раздражали продавщицы, раздражала фотография. Я чувствовала, что закипаю.

– Что-то пить хочется, – сказала я.

Я подошла к ларьку, купила холодный зеленый чай и встала под тень дерева.

– Скоро перерыв закончится, а мы так ничего и не узнали, – вздохнула я, откручивая крышку.

– Ничего, в крайнем случае разыщем эксперта, – приободрил меня Марат.

Я пила холодный чай из бутылки и вдруг через дорогу увидела небольшую вывеску, наполовину прикрытую кустами: «Антиквариат».

– Что? – я не поверила своим глазам и чуть не поперхнулась чаем. – У нас тоже есть такой магазин?

Марат проследил за моим взглядом.

– Значит, есть. Старье есть везде, значит, антикварные магазины тоже везде.

– Так чего мы стоим? – обрадовалась я. – Идем туда!

Этот магазин не был похож на ювелирные магазины. В помещении было темно, не было охранников, сплит-систем, все кругом было заставлено какими-то вещами: столами, стульями, часами, статуэтками… Вдалеке, за большими коробками, я увидела стол. За столом была ширма. Услышав наши шаги, а может быть, увидев нас, из-за ширмы вышел пожилой мужчина.

У него были седые кудрявые волосы, зачесанные назад, одет он был в старомодные синие брюки и рубашку. Несмотря на лето, на старике была растянутая допотопная вязаная жилетка. На шее болталась резинка, к которой за дужки были привязаны очки с толстыми стеклами.

– Ну и место! – восхищенно шепнул мне Марат.

– Молодые люди, чем могу вам помочь? – обратился к нам этот мужчина. Он внимательно нас рассматривал. – Меня зовут Иосиф Петрович.

От него исходило спокойствие и умиротворение. Почему-то мне показалось, что он многое повидал на своем веку.

– Мы ничего не хотим продать, – сказал Марат.

– А зачем тогда сюда пришли? – удивился Иосиф Петрович.

Я взяла кольцо из сумки и протянула его старику:

– Хочу сразу вам сказать: мы не воры, это кольцо не краденое.

Иосиф Петрович взял кольцо и улыбнулся:

– Поверьте, я и сам могу отличить, кто вор, а кто нет. В мой магазин приходят самые разные категории граждан…

Он сел за стол, включил настольную лампу, надел очки и внимательно посмотрел на кольцо.

– Так что вы хотите сделать с этой вещью? – спросил он, взглянув на нас поверх очков. – Присаживайтесь, – указал он на стулья.

Мы сели.

Здесь было очень необычно. Старинные часы, которые стояли и висели повсюду, безостановочно тикали… Мне казалось, что я нахожусь в другом мире.

– Я скупаю старинные вещи, – заметив мой взгляд, пояснил Иосиф Петрович.

– Отлично, – оживилась я, – но это кольцо мы не будем продавать. Я вам сейчас все объясню. Дело в том, что мы занимаемся подводным плаванием. Вчера мы плавали в Коралловой бухте… То есть в Крабовой, – поправилась я, потому что старик не знал, что Крабовую бухту я теперь про себя называю Коралловой.

Следующие десять минут я рассказывала ему о том, как мы обнаружили кольцо, делилась предположениями, откуда оно взялось.

– Я питаю страсть к морю и тем более к его тайнам, поэтому хочу выяснить, какой эпохе принадлежит это кольцо.

– Судя по всему, вы хорошо разбираетесь в драгоценностях, – произнес Марат. – Поэтому, наверное, можете дать профессиональную оценку этому кольцу… Мы заплатим, сколько скажете.

Услышав это, Иосиф Петрович рассмеялся. Он посмотрел на Марата, как на наивного ребенка.

– Послушай, мальчик, при чем тут деньги? Меня деньгами не возьмешь! – сказал он, но в его голосе не было злости. Скорее нравоучение. – Я занимаюсь только теми вещами, которые интересны мне лично.

– А это кольцо вам интересно? – с надеждой спросила я.

– Сейчас проверю и скажу, – коротко ответил старик и взял большую лупу, которая лежала на столе.

Он смотрел на кольцо в лупу с разных сторон, вертел его, пристально во что-то вглядывался. В какой-то момент Иосиф Петрович неподвижно замер, а потом нетерпеливо заерзал на стуле.

– Хм… – издал он возглас удивления.

Я насторожилась и посмотрела на Марата. Марат не увидел мой взгляд: он не отрываясь смотрел на Иосифа Петровича. На лице Марата был написан большой интерес.

Наконец старик отложил лупу и кольцо. Он молчал.

– Да, интересное кольцо, – подумав, выговорил он.

– Да? – я подалась вперед. – Серьезно?

– Серьезно, – кивнул старик.

Мы с Маратом ликующе переглянулись.

– Я знаю, кто его сделал. Знаю мастера.

– Да вы что?! – ахнула я. – А откуда знаете?

– Посмотрите.

Иосиф Петрович взял кольцо, приблизил к нему лупу. Мы наклонились вперед, всматриваясь сквозь стекло на кольцо.

– Видите клеймо? – поинтересовался старик.

Мы кивнули.

Действительно, на внутренней стороне кольца стояло клеймо. Если бы не лупа, я бы никогда в жизни его не заметила. На кольце была выбита микроскопическая подкова. Рядом с ней стояли такие же микроскопические цифры 182.

– У каждого ювелира, который вручную изготавливает украшения, есть свое клеймо, – сообщил Иосиф Петрович. – Это клеймо принадлежит мастеру Виктору Авдееву. Он живет в Новороссийске.

– Так это совсем недалеко! – воскликнула я. – Туда езды полчаса на электричке!

– Иосиф Петрович, скажите, а что значат эти цифры рядом с подковой? – поинтересовался Марат. – Там написано 182.

– Номер заказчика, – объяснил Иосиф Петрович.

После этой фразы повисла тишина. Марат потрясенно смотрел на кольцо, а я думала о том, что мы близки к разгадке. Разгадка находится в получасе езды от нас!

– Ой, – вдруг дошло до меня, – подождите…

– Что такое? – забеспокоился Марат.

– Вы говорите, что Виктор Авдеев живет в Новороссийске? То есть он еще жив?

– Ну да.

– Если он сделал это кольцо, то получается, кольцо не старинное?.. – разочарованно догадалась я.

– Конечно, не старинное, – ласково улыбнулся Иосиф Петрович. – Авдееву сейчас семьдесят три года. Заниматься изготовлением изделий он начал в тридцать лет. Значит, возраст этого кольца колеблется в промежутке от одного года до сорока трех. Это клеймо я очень хорошо знаю, потому что Авдеев – мой давний приятель.

Это было разочарованием века! Я чуть не расплакалась. Я дико расстроилась. Получается, это кольцо никакое не старинное! А я напридумывала разных версий! Короли, старинные корабли! Дудки! Ему максимум сорок три года!

– Спасибо, – поблагодарила я, поднимаясь со стула.

Увидев, что я встала, Марат тоже поднялся.

– Жаль, а мы думали, что это кольцо старинное, – вздохнул Марат, поняв мои мысли.

– К сожалению, нет, – развел руками Иосиф Петрович.

Мы медленно направились к выходу. В моей голове пока что не было мыслей, потому что все мои планы рухнули, а новые я еще не успела построить.

– А вы не хотите отдать кольцо его владельцу? – вдруг окликнул нас Иосиф Петрович.

Я остановилась. Я как-то об этом не подумала.

– В принципе можно, – равнодушно сказала я. Я не хотела показать, как я разочарована, хотя по моему лицу, наверное, это было прекрасно видно. – Человек, который его потерял, обрадуется, что оно нашлось…

– Тогда подождите.

Иосиф Петрович направился к телефону. Телефон был старый, дисковой. Последний раз я видела такой лет десять назад.

Старик взял записную книжку, которая тоже была очень старой – с пожелтевшими от времени страницами, на которых синяя паста уже размылась, – и набрал номер телефона.

По всей видимости, Иосиф Петрович действительно настолько любил старину, что окружал себя только старыми вещами – начиная от одежды и заканчивая бытовыми приборами.

– Алло, Витя? – громко произнес он в трубку. – Это я, Йося. Не узнал? Слушай, Витя, у меня к тебе есть дело. Мне в руки попало кольцо, судя по всему, обручальное, и на нем я увидел твое клеймо. Ага, да, представляешь… – Трубка что-то пищала в ответ. – Ты не мог бы посмотреть по списку, чье оно?.. Ну надо, потом объясню… Хорошо…

Старик прикрыл ладонью динамик трубки:

– Сейчас возьмет тетрадь и скажет.

– Какую тетрадь? – не поняла я.

– Учетную. Ювелиры записывают, кому изготавливают украшения. Под каждым номером написано имя заказчика. Заказчикам это не нужно, но нужно ювелирам, чтобы составлять историю своих изделий.

– А-а… – протянула я.

Трубка вновь запищала.

– Витя? Нашел?.. Так, на кольце стоит номер 182. Ищешь? Да, жду… – Иосиф Петрович на какое-то время замолчал. – Нашел?.. Кто?.. Надежда Степановна Озерянская… Да, запомнил. Витя, спасибо. Я тебе еще позже позвоню.

Иосиф Петрович положил трубку.

– Это кольцо заказывала Надежда Степановна Озерянская в июле 1986 года.

– То есть этому кольцу всего двадцать три года?.. – сделала я вывод.

Получив эту информацию, я расстроилась еще сильнее. Кольцу двадцать три года! Оно не может нести в себе никаких тайн! А я, наивная, размечталась: короли, история… Эх!..

– Да, – кивнул Иосиф Петрович.

– А адрес он не сказал? – спросил Марат.

– Нет, адреса заказчиков ювелиры не записывают, – покачал головой Иосиф Петрович. – Если хотите найти владельца, адрес придется искать самим…

Честно говоря, мне хотелось побыстрее уйти из этого магазина. Здесь разрушилась моя мечта! Я уже не имела ни малейшего желания идти к заказчице кольца. Все это так пресно и банально… Зачем мне нужно ее разыскивать? Она уже и думать о нем забыла. Буду я еще ездить к каким-то незнакомым людям! Не хочу!

– Ладно, мы подумаем, – сказал Марат.

Мы направились к выходу.

– А почему вы нам помогаете? – неожиданно спросил Марат.

Иосиф Петрович скрестил руки на груди:

– Потому что посетителей нет. Скучно. – Он сделал безразличное лицо. И улыбнулся: – Да нет, на самом деле дело не в посетителях. Просто люблю романтически настроенную молодежь…

– Спасибо за помощь, – поблагодарила я. – Если будут какие-то новости, мы вам обязательно сообщим.

Мы вышли из магазина. В нем было темно и тихо, как в пещере, а на улице светло, шумно, везде играла музыка, ходили толпы загорелых людей в плавках и купальниках, был слышен шум прибоя.

Мы купили мороженое и сели на лавочку.

– Как хорошо, что не все люди злые. Продавщицы нахамили нам и обозвали ворами, а этот старик был с нами приветливым и помог, – удивился Марат. – Главное в человеке душа, а не внешние понты. Ты расстроена? – осторожно поинтересовался он.

– Да, – искренне ответила я. – Я думала, что кольцо старинное, а оказалось… – я выразительно махнула рукой. – Двадцать три года.

Мое горло сжал спазм. Я могла вот-вот расплакаться от досады.

Марат сочувственно вздохнул.

– Зато осчастливим Надежду Степановну Озерянскую, – попытался меня поддержать он.

Я протянула ему кольцо.

– Возьми. Видеть его не хочу! И не хочу искать никакую Надежду Озерянскую! Она разрушила мои мечты! Никуда я не поеду! Нечего было кольца терять! Обойдется!

Марат взял кольцо и положил его в карман своих джинсовых шорт. Он не пытался меня ни в чем переубедить. Наверное, видел, что я расстроена.

Мороженое мы доели молча.

Я стояла на спасательной вышке и наблюдала за людьми, следила за тем, кому требуется помощь.

Я была подавлена. Так мечтала, что кольцо окажется древним! Так мечтала! Ну почему меня преследуют неудачи? Почему у меня не может толком сбыться мечта? Я не пойму, что, кому-то было трудно потерять старинное кольцо? Почему надо было потерять именно современное?

Напарник Артем видел, что я какая-то взвинченная, и старался лишний раз ни о чем меня не спрашивать. Марат не писал мне сообщений. Тоже не хотел тревожить. И правильно делал. Потому что я сейчас была такая накрученная, что если бы Марат попался мне под руку, я бы ему раньше времени рассказала о блондинке, и он стал бы переживать. Вдруг еще из-за нервов в больницу попадет? Он и так только недавно выписался.

У меня внутри все клокотало и пульсировало. Вся ситуация меня сильно раздражала. Вчера утром я была основательно выбита из колеи. Эта фотография стала для меня шоком. Как гром среди ясного неба!

Мне очень важно чувствовать себя комфортно, важно осознавать, что я – часть мира, что весь мир – это я.

У меня в душе есть некий маяк, на который я ориентируюсь. Когда я вижу его свет, то чувствую гармонию и спокойствие. Когда в моей жизни происходят неприятные события, то я отклоняюсь от курса и вижу маяк не прямо перед собой, а где-то в стороне.

Так вот сейчас я не видела маяка вообще. Он был вне моего поля зрения.

Меня раздражала и вчерашняя фотография, и то, что кольцо оказалось современным и совсем неинтересным. Вот почему так происходит? То все спокойно, то проблемы наваливаются за один день. Как говорится, то пусто, то густо.

Постепенно я успокоилась.

«Ну, если так получилось, значит, так надо, – философски рассудила я. – Вдруг, если бы кольцо оказалось старинным, на нем было бы какое-нибудь древнее проклятие?»

Но скажу честно – хоть я и пыталась себя успокоить, внушить себе, что я не расстроена, но на самом деле я была расстроена. Себя-то не обманешь.

Я услышала шаги на лестнице, которая вела к нам на вышку. Я огляделась. Артем стоял рядом и следил в бинокль за отдыхающими. Тогда кто это поднимается?

Я подошла к лестнице и увидела Марата.

– Это ты? – удивилась я, отходя от лестницы.

Запыхавшийся Марат забрался на площадку. Было видно, что он сильно взволнован. В руках он держал лист бумаги.

Он протянул мне этот лист.

– Полина, – улыбнулся Марат, – я нашел адрес Озерянской. Ты поедешь со мной или я сам?..

  • Тело держать прямо, торс напряжен. Удержания выполнять на время.
  • Глава 4. Soundtrack – Klaus Hallen «Cuando Volveras»
  • Ограничения стремлению управлять
  • Положення про відбір та базове навчання кандидатів на участь в РегіоНет
  • Чемпионата Чебаркульского района по футболу сезона 2015 г.
  • Влияние Курта Левина
  • ОСОБЕННОСТИ БРАЧНЫХ ИГР ДРАККУСОВ ОБЫКНОВЕННЫХ
  • ГОСУДАРСТВЕННЫЙ КОМИТЕТ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ 4 страница
  • Будущее, Настоящее
  • ЖЕНЩИНЫ НАМНОГО ГАРМОНИЧНЕЙ
  • Упражнение 25
  • Классификация ЧС техногенного характера по масштабу и скорости распространения опасности.
  • Ведение больных с артериальной гипертензией
  • КАВКАЗСКИЕ ПИСЬМА М. С. ВОРОНЦОВА К А. П. ЕРМОЛОВУ 5 страница
  • В туристском бизнесе
  • Таблица размеров детской одежды
  • употребляющиеся только во множественном числе
  • ТРОФИЧЕСКОЕ ДЕЙСТВИЕ НЕРВНОЙ СИСТЕМЫ
  • ГЛАВА ШЕСТАЯ. Мелина, не теряя времени, навел точные справки об остатках прежней антрепризы
  • ТРЕНИНГ ЛИЧНОСТНОГО РОСТА