Замысленная технология обрушения смыслов

Координируя деятельность этих сил, К-17 проявил незаурядную политическую и административную зрелось. А также гибкость и огромный политический такт. Всё делалось по алгоритмам, до блеска отшлифованным в соответствующих лабораториях. Стремительно продвигались на нужные позиции кадры, обладающие нужной политической и идеологической ориентацией. Или же кадры, которых можно было разыгрывать втемную (вялые, серые люди, люди, не обладающие необходимой политической цепкостью, и так далее).

Располагая огромной информацией и возможностями, К-17 должен был просто поменять знаки. Раньше «антисоветчик, антикоммунист» – это минус. Чем выше градус антисоветизма, антикоммунизма, тем выше отрицательный балл, заботливо выставленный в соответствующей картотеке наряду с графой, в которой обозначена наиболее опасная для страны сфера антисоветской, антикоммунистической деятельности данного конкретного негодяя.

Раз так, не надо никаких новых длительных кадровых разработок. Надо просто назвать негодяя «благородным человеком», а верного коммуниста, советского патриота – «идиотом, негодяем, совком». Такого верного коммуниста, советского патриота надо теперь жесточайшим образом отсекать от всего на свете – от должностей, от средств массовой информации. А антикоммуниста, антисоветчика надо, напротив, продвигать, причем сообразно градусу его антисоветскости и антикоммунистичности. Чем выше градус – тем на более высокие посты надо теперь такого «витязя» продвигать. И не абы куда продвигать, а в ту сферу, где «витязь» может навредить в наибольшей степени. Благо эта сфера в соответствующей графе благоразумно отмечена загодя.

Расставили кадры нужным образом? Теперь эти кадры надо соединить с разработанными суперэффективными технологиями. И тут не надо никакой импровизации! Нужные разработки осуществлялись с давних пор. Только назывались вражескими подрывными действиями. И ведь какие таланты в разработках участвовали! Бахтин, Ракитов, Баткин... Всех и не перечислишь!

Спору нет, люди и впрямь талантливые! Но чем человек талантливее, тем в меньшей степени он расположен тупо обеспечивать цели своих могущественных, но не слишком образованных и «башковитых» начальников. Чем зависимее такой «талант» от подобных начальников, тем больше он их ненавидит и тем сильней его желание этих начальников обыграть.

Эти могущественные начальники заказывают ему, таланту, свой сценарий ограниченной деструкции. Сценарий унылый, скучный, бесперспективный. Что надо делать, если ты от этого начальника предельно зависишь? Восхищаться его, начальника, гениальностью, преданно исполнять задание этого начальника и встраивать в систему разрушений, создаваемую по заказу начальства, свои блистательные подсистемы, превращающие скучное, унылое, ограниченное разрушение народа и государства в разрушение, о котором мечтаешь ты сам – разрушение абсолютное, упоительное. А почему ты о таком разрушении мечтаешь?

Потому что ты, в отличие от начальства, не рационализацией занимаешься, не какой-то там «большой игрой», а несоизмеримо более тонкими и масштабными развлечениями. В основе которых – ненависть к этому «улегшемуся под коммунистов» народу, да и ко всему, что олицетворяет собой союз этого народа и коммунизма.



Всё это ненавистно до колик. Всё это надо уничтожить до конца, уничтожить медленно, неумолимо и беспощадно. Не так, как заказывает начальство, а так, как это угодно твоей душе. При начальстве, не склонном копать глубоко, встроить такие подсистемы в создаваемую по заказу начальства систему не так уж трудно.

Сказано – сделано. Подсистемы в систему встроены. Модифицированную таким образом систему вручили новым кадрам, расставленным по местам надлежащим образом. И понеслось.

Обрушенные на советское общество «технологии» – этот гибрид незатейливого заказа и изуверского исполнения – породили глубокий распад всей здоровой социальной ткани.

А также превращение ткани только относительно нездоровой – в полноценную криминальную социально-политическую онкологию. Никогда не забуду, как в 1990 году, на каких-то интеллектуально-политических посиделках, один из советников Горбачева, обращаясь ко мне, сказал: «Мы насильственно разрушим стержень существующей системы, а всё остальное перепоручим живому творчеству масс». Этот советник не был кондовым полубезграмотным партийным работником. Он был действительным членом АН СССР, долго занимавшимся биологией и генетикой и лишь на закате своей карьеры ставшим «чистым философом». Я ответил академику: «Вы описываете тот способ воздействия, который гарантированно обеспечивает регресс». Академик отвел глаза.

Он понимал, что если насильственно сломать системообразующий стержень и не сформировать новые системообразующие конструкции ровно таким же образом, каким были разрушены старые, то система обратится в слизь. Сама она новый скелет в этом случае не сможет сформировать. Да, можно насильственно уничтожать больные клетки и надеяться на то, что организм, задействовав свой иммунитет, начнет воспроизводить, как ему и положено, клетки здоровые. Но ведь этот номер проходит лишь с клетками! И лишь потому, что организм как система сохраняется в целости и сохранности. Но если сломать систему... И, сломав ее насильственно, сказать: «Теперь, голубушка, сама выздоравливай», – то произойдет именно регресс. Это понимают и естественники, и гуманитарии... Революционер насильственно ломает систему, но он же насильственно формирует новые системообразующие конструкции.

Может быть, среднеобразованный партийный администратор и мог произнести чушь о «насильственной ломке системных оснований и последующем невмешательстве в живое творчество масс», но академик не мог не понимать чудовищность описанного им начинания. А ведь он это начинание не просто описывал. Он его осуществлял. Между прочим, этот же академик положил под сукно материалы гэдээровских спецслужбистов, документально доказывавшие, что герой повести Д.Гранина «Зубр» Тимофеев-Ресовский был работником секретного эсэсовского института «Аненербе».

Увы, слишком много материала, доказывающего, что К-17 заказала консультантам одно, а эти консультанты, сформировав свою структуру (знаменитая «Московская трибуна» была лишь малым видимым фрагментом этой структуры), довели замысел кураторов до абсолютного разгрома всех системообразующих социальных, моральных, экзистенциальных оснований, обрекая народ на вырождение, а страну – на полное рассыпание.

В условиях крепчающего маразма, порожденного кознями консультантов, импровизациями иностранных спецслужб, растущими амбициями антисоветских антикоммунистических сил, не интегрированных в К-17 и заключивших с ним лишь малообязывающие рамочные соглашения, К-17 мог просто утонуть в стихии им же сотворенного хаоса. Но этого не произошло. К-17 выжил. Причем он выжил именно за счет «прочного союза врагов» – союза К-17/5 и К-17/3.

Вплоть до начала гайдаровских реформ стратегический союз двух смертельных врагов: К-17/5 и К-17/3 – работал, как часы. И даже сами гайдаровские реформы не привели к расколу К-17 на две подсистемы, которые полностью (или почти полностью) потеряли взаимопонимание.

Такая (хотя тоже не полная, а почти полная) потеря взаимопонимания произошла, как это ни странно, после того, как в США президентом стал Клинтон. Именно после этого Ельцин нарушил свои обязательства перед К-17. Ибо, согласно взятым на себя обязательствам, должен был удовлетвориться ролью «переходного президента». Гайдар, согласно этой же договоренности, должен был довести страну до взрыва. После взрыва власть должна была перейти к Юрию Скокову, который и должен был осуществить главное – приватизацию, авторитарную модернизацию и так далее.

К-17 был убежден в победе Буша. Победа республиканца, лидера так называемого «немецкого» американского клана, позволяла авторитарно-центристским образом решить накопившиеся политические проблемы, провести «правильную» приватизацию (то есть приватизацию, отвечающую сразу и интересам К-17/5, и интересам К-17/3), осуществить ускоренно авторитарную модернизацию и, наконец, смягчить (поскольку это хоть и американские, но все-таки немцы!) противодействие США сближению Европы и России, то есть, по сути, – Германии и России. Победа Клинтона ломала все эти планы. Скоков, вопреки новой конфигурации глобально-элитных сил, пытался прорваться на пост премьер-министра. Отставка Гайдара... Рейтинговое голосование – «за кого проголосует большее количество депутатов, тот и будет премьером»... Скоков оказывается первым по результатам этого самого рейтингового голосования. Но Ельцин, вместо того чтобы отдать пост премьера Скокову – этому крупному представителю военно-промышленного комплекса, используя свое конституционное право и нарушая все договоренности, делает премьер-министром Черномырдина – создателя «Газпрома», сырьевика. Дальше – цепь кризисов.

Ельцин, теряя большинство в парламенте, должен уйти. Но вместо этого он на глазах всего мира расстреливает из танков законно избранный парламент.

  • Uses crt;
  • Охорона праці - це система правових, соціально-економічних, організаційно-технічних, санітарно-гігієнічних, лікувально-профілактичних заходів та засобів, спрямованих на збереження здоров'я і 1 страница
  • Вращение вокруг простой углерод-углеродной связи. Конформации
  • Депрессия
  • Аутгоинг как вид коммерческой деятельности
  • ОT ОБЫЧНОЙ К ГЛОБАЛЬНОЙ ЭКОНОМИКЕ 223
  • Бюрократическая и органическая формы структуры
  • Fill in the missing remarks of the dialogue.
  • Трещиноватыми коллекторами
  • Предуведомительная беседа № 3
  • Евгений Полуэктович ЭГМОНТ-ЛАВРЕЦКИЙ. 1 страница
  • Обещание.
  • к части первой Гражданского Кодекса Российской Федерации 1 страница
  • ПОЧЕМУ ДЕТИ СОПРОТИВЛЯЮТСЯ
  • 1. Характеристика ассортимента розничного торгового предприятия 4 страница
  • Принципиальная схема
  • ВЕСТНИК РОССИЙСКОЙ АКАДЕМИИ НАУК
  • Рентгенограммадан остеохондроманың кемік сүйек тінінен тұратын кең аяқшасын көруге болады, ол неге ұқсайды?:// 2 страница
  • Киль Джон А.; НЛО: Операция "Троянский конь" 8 страница
  • Анализ опасных и вредных производственных факторов на предприятиях. Классификация несчастных случаев