Глава 34. Утром второго дня процесса солнце поднялось быстро и за несколько минут высушило

Утром второго дня процесса солнце поднялось быстро и за несколько минут высушило обильную росу, покрывавшую густую траву лужайки вокруг здания суда округа Форд. Липкий, влажный воздух, поднимавшийся от земли, проникал даже сквозь плотную ткань несколько мешковатой формы национальных гвардейцев. Солнце нещадно палило тех из них, кто небрежной походкой вздумал пройтись по центральным улицам Клэнтона. Большинство же предпочитало держаться вблизи деревьев и тентов, натянутых над витринами небольших магазинчиков. К тому времени, когда в палатках был накрыт завтрак, многие уже остались только в зеленого цвета майках, насквозь промокших от пота.

Чернокожие святые отцы и вся их паства сразу же прошли на свое место на лужайке, где тут же принялись за разбивку лагеря. В тени, отбрасываемой старыми дубами, устанавливались садовые кресла, на карточные столики ставились охладители для воды. Вместо ограды лагерь был обнесен небольшими белыми и голубыми флажками с надписью «Свободу Карлу Ли!», воткнутыми в землю. Эйджи распорядился отпечатать несколько новых плакатов: черно-белый портрет Карла Ли в красно-бело-голубой рамке. Выглядели плакаты аккуратно и профессионально.

Отведенный им участок лужайки послушно заняли и куклуксклановцы. Они тоже пришли не с пустыми руками: на их транспарантах жирными кроваво-красными буквами на белом фоне был написан клич: «Поджарить Карла Ли! Поджарить Карла Ли!» Размахивая этими своими знаменами, обе группы вновь обрушили друг на друга потоки брани. И снова между ними встали вооруженные солдаты, с невозмутимым видом внимая и непристойностям, и гимнам, сливавшимся в воздухе у них над головами в единый неумолчный гул. Время приближалось к восьми.

Газетчики места себе не находили, мучаясь отсутствием мало-мальски значимой информации. Услышав доносившиеся с лужайки крики, они бросились туда. Оззи вместе с полковником раз за разом обходили вокруг здания суда, тыча пальцами по сторонам и переговариваясь с подчиненными по рации.

* * *

В девять утра Нуз приветствовал поднявшихся со своих мест в зале людей. Бакли с энтузиазмом оповестил его честь о том, что не имеет более вопросов к жюри.

Затем из-за стола встал Джейк. Ноги его не гнулись, в животе урчало. Он подошел к барьеру и увидел перед собой девяносто четыре пары встревоженных глаз.

Присутствовавшие внимательно вслушивались в слова этого самоуверенного молодого человека, как-то хваставшего тем, что он не проиграл еще ни одного дела об убийстве. Выглядел адвокат спокойным и убежденным в собственной правоте. Голос его, хотя и громкий, был полон обыкновенного человеческого тепла, речь грамотная и в то же время простая и доступная для каждого. Он представился сам, представил своего клиента, его семью, назвав имя дочери Хейли последним. Джейк отдал должное той тщательности, с которой окружной прокурор вчера задавал присутствовавшим свои вопросы, признавшись при этом, что самому ему теперь спрашивать их почти не о чем. Пробежав взглядом записи, он поставил перед жюри свой первый вопрос, который произвел впечатление разорвавшейся бомбы.



– Леди и джентльмены, есть ли среди вас человек, полагающий, что защита ни при каких обстоятельствах не должна исходить из того, что обвиняемый мог действовать, находясь в состоянии помешательства?

По рядам пронесся шепот, но не поднялась ни одна рука. Он застал их врасплох, такого никто не ожидал. Помешательство! Помешательство! Семя было брошено.

– Если мы докажем, что Карл Ли Хейли был невменяем, стреляя в Билли Рэя Кобба и Пита Уилларда, найдется ли среди вас хоть один человек, который не сможет признать моего подзащитного невиновным?

С ходу понять такой вопрос было сложно – на это Джейк и рассчитывал. Вновь ни одной поднятой руки. Джейк заметил, что несколько человек порывались что-то сказать, но, видимо, сами не знали, что именно.

Он не сводил с сидящих перед ним людей глаз, понимая, что своими вопросами смутил большинство из них, и в то же время отдавая себе отчет в том, что сейчас каждый из будущих присяжных обкатывает у себя в голове мысль о том, что Хейли психически ненормален. В этом-то состоянии лучше всего их и оставить.

– Благодарю вас. – Он чуть наклонился, вкладывая в свои голос всю искренность, на которую был способен. – Других вопросов у меня нет, ваша честь.

У Бакли был вид человека, сбитого с толку. Он уставился на судью, который, похоже, тоже ничего не понял.

– Нет? – недоверчиво переспросил Нуз. – Это все, мистер Брайгенс?

– Да, ваша честь, жюри представляется мне превосходным, – убежденно ответил Джейк в противовес Бакли, поджаривавшему кандидатов в течение более чем трех часов.

Состав жюри был наихудшим из всего того, что мог только ожидать Джейк, но он не видел ни малейшего смысла в повторении вопросов прокурора.

– Отлично. В таком случае приглашаю юристов в свой кабинет.

Следом за Марабу со своих мест поднялись Бакли, Масгроув, Джейк, Эллен и Пейт. Пройдя через дверь позади судейской скамьи, они очутились в кабинете, где расселись вокруг стола. Первым заговорил Нуз:

– Насколько я понимаю, джентльмены, вы захотите узнать у каждого кандидата в отдельности о его отношении к смертной казни?

– Да, сэр, – ответил ему Джейк.

– Хорошо. Пейт, будьте добры, пригласите к нам номер первый, миссис Карлен Мэлоун.

Появившись в зале, Пейт выкрикнул названное ему имя. Через минуту номер первый вошла в кабинет. Она дрожала от страха. Мужчины улыбались, но хранили молчание: инструкция Нуза.

– Пожалуйста, садитесь, – предложил даме Нуз, снимая с себя мантию. – Это займет у вас всего лишь минуту, миссис Мэлоун. Существует ли у вас какое-либо мнение по вопросу применения смертной казни?

Нервно покачав головой, женщина тупо уставилась на Марабу:

– М-м... нет, сэр.

– Понимаете ли вы, что, если вас изберут в присяжные, а суд признает мистера Хейли виновным, вы должны будете приговорить его к смертной казни?

– Да, сэр.

– Если обвинение докажет, что убийства были заранее спланированы, и в этом не останется никаких сомнений, а также если вы будете уверены, что мистер Хейли в момент совершения убийства находился в здравом уме, станете ли вы голосовать за смертную казнь?

– Конечно. Я думаю, что использовать ее нужно шире. Может, тогда всяких гадостей будет поменьше. Я за смертную казнь.

Джейк улыбался и вежливо кивал. Бакли тоже улыбался и подмигивал Масгроуву.

– Благодарю вас, миссис Мэлоун. Можете вернуться в зал. Приведите номер два, Пейт.

В кабинет вошла Марсия Дикенс, пожилая белая женщина с покрытым морщинами лицом. Да, сэр, она целиком и полностью одобряет применение смертной казни. Никаких сомнений при голосовании за это наказание у нее не возникнет.

Джейк улыбался. Бакли подмигивал.

Поблагодарив и ее, Нуз приказал вызвать номер три.

Номера третий и четвертый оказались столь же решительно настроенными, что и два первых номера. При наличии доказательств они готовы были приговорить человека к смерти. После них в кресло уселся Джеральд Олт – секретное оружие Джейка.

– Спасибо, что вы пришли, мистер Олт, это не отнимет у вас много времени, – повторил свое заклинание Нуз. – Прежде всего есть ли у вас свое личное мнение по вопросу применения смертной казни?

– О да, сэр, – живо ответил Олт, и лицо его приняло выражение глубокого сочувствия. – Я категорически против нее. Это так жестоко и нецивилизованно. Мне стыдно, что я живу в обществе, где лишение человека жизни разрешено законом.

– Понимаю. Если бы вас избрали присяжным, смогли бы вы в каких-либо обстоятельствах голосовать за смертную казнь?

– О нет, сэр. Ни при каких обстоятельствах. Вне зависимости от тяжести содеянного. Нет, сэр.

Бакли откашлялся и торжественно объявил:

– Ваша честь, обвинение требует отвода мистера Олта от участия в рассматриваемом деле.

– Требование обвинения поддерживаю. Мистер Олт, вы освобождаетесь от своих обязанностей члена жюри. При желании вы можете покинуть здание суда и отправиться домой. Если же вы захотите остаться, то я попрошу вас не садиться рядом с членами жюри.

Олт выглядел озадаченным, он беспомощно смотрел на своего друга Джейка, сидевшего с крепко сжатыми губами и не поднимавшего взгляда от пола.

– Могу я спросить вас почему? – обратился он к Нузу.

Сняв очки, Нуз прочел Олту небольшую лекцию:

– Согласно закону, мистер Олт, суд должен дать отвод любому кандидату в присяжные, который признает, что он или она не допускает – и это ключевое слово, мистер Олт! – применения смертной казни. Дело, видите ли, в том, что нравится вам это или нет, но смертная казнь является разрешенным законом штата Миссисипи видом наказания. Да и в других штатах тоже. Таким образом, представляется несправедливым по отношению к закону избирать в присяжные человека, который не может следовать этому закону.

Вышедший из зала суда Джеральд Олт возбудил всеобщее любопытство. Появившийся следом за ним из кабинета Пейт пригласил следующий номер – Алекса Саммерса. Через несколько минут Саммерс вновь занял свое место. Он им солгал. Как и большинство чернокожих, он был против смертной казни, но Нузу в этом он не признался. Нет, что вы, никаких возражений. Позже, в перерыве, он кратко переговорил с другими своими собратьями – членами жюри и объяснил им, как они должны отвечать на вопросы судьи.

Эта медленная процедура тянулась до трех часов дня, когда из кабинета Нуза вышел последний кандидат. Из-за неприятия смертной казни как таковой из состава жюри были отведены одиннадцать человек. В половине четвертого Нуз объявил перерыв, дав юристам полчаса на то, чтобы они лишний раз просмотрели свои записи.

Сидя в библиотеке на третьем этаже, Джейк и его команда в который раз изучали фамилии в списках и на карточках. Пора было принимать решение. Джейк сидел и размышлял об именах, написанных голубым, красным и черным фломастерами, о цифрах рядом с именами. В течение уже двух дней он видел перед собой людей, носивших эти имена. Теперь он их знал. Эллен стояла за женщин, Гарри Рекс – за мужчин.

* * *

Держа перед собой оригинал списка с уточненной из-за выбывших нумерацией, Нуз повернулся к сидевшим чуть сбоку от него юристам:

– Вы готовы, джентльмены? Отлично. Вы не хуже меня знаете, что в делах об умышленных убийствах и обвинение, и защита имеют одинаковые права на отвод кандидатур – по двенадцать каждая сторона. Мистер Бакли, вы должны предоставить защите свой вариант двенадцати присяжных. Начинайте с первого и оперируйте только номерами, избегая имен и фамилий.

– Да, ваша честь. Обвинение останавливает свой выбор на номерах один, два, три, четыре, использует свой первый отвод для номера пять, соглашается с номерами шесть, семь, восемь, девять, использует свой второй отвод для номера десять, соглашается с номерами одиннадцать, двенадцать, тринадцать, использует третий отвод на номер четырнадцать и выбирает номер пятнадцать. Всего, если я не ошибаюсь, двенадцать.

Джейк и Эллен делали пометки в своих списках. Нуз методично пересчитал.

– Да, ровно двенадцать. Слово за вами, мистер Брайгенс.

Бакли выбрал двенадцать белых женщин, вычеркнув двух чернокожих и одного белого мужчину.

Глядя в свой список, Джейк заговорил, делая пометки карандашом:

– Защита отводит номера первый, второй, третий, соглашается с номерами четыре, шесть и семь, вычеркивает номер восемь, номера девять, одиннадцать, двенадцать, соглашается с тринадцатым и отводит пятнадцатый. Восемь отводов, если я не ошибаюсь.

Его честь у себя на листе зачеркивал и ставил галочки, медленно занимаясь калькуляцией.

– Оба вы оставили номера четыре, шесть, семь и тринадцать. Ваша очередь, мистер Бакли. Давайте нам еще восьмерых присяжных.

– Обвинение выбирает номер шестнадцать, отводит номер семнадцать, соглашается с номерами восемнадцать, девятнадцать, двадцать, отводит двадцать первый, соглашается с двадцать вторым, отводит двадцать третий, соглашается с двадцать четвертым, отводит двадцать пятый и двадцать шестой и выбирает номера двадцать семь и двадцать восемь. Двенадцать человек и четыре неиспользованных отвода.

Джейк был поражен. Бакли и на этот раз вычеркнул всех черных и всех мужчин. Он читал мысли Джейка.

– Слушаем вас, мистер Брайгенс.

– Можно нам минуту посовещаться, ваша честь?

– Пять минут, – милостиво разрешил Нуз.

В одной из пустых комнат Джейк и Эллен отыскали Гарри Рекса.

– Посмотри-ка на это. – Джейк положил на стол лист, все трое склонились над ним. – Мы дошли до двадцать девятого. У меня осталось четыре отвода, у Бакли – столько же. Он вычеркивал всех черных и всех мужчин. Теперь мы имеем белое женское жюри. Двое следующих по списку – тоже белые дамы, тридцать первый – это Клайд Сиско, а тридцать второй – Барри Экер.

– Затем из последующих шести четверо черные, – пояснила Эллен.

– Да, но так далеко Бакли нас не пустит. Я вообще удивлен, что он дал нам добраться уже до четвертого ряда.

– Я знаю, что вам нужен Экер. А что вы скажете насчет Сиско? – спросил Гарри Рекс.

– Я боюсь его. Люсьен говорил мне, что это ловчила, которого можно купить.

– Так это же отлично! Пойдем и купим!

– Очень смешно. А ты уверен, что Бакли уже не опередил вас?

– Я бы его выбрал.

Джейк смотрел в список, что-то высчитывая. Эллен советовала вычеркнуть обоих мужчин – и Экера, и Сиско.

Наконец они вернулись в кабинет. Норма приготовилась записывать.

– Ваша честь, мы вычеркиваем номера двадцать два и двадцать восемь, оставляя за собой два отвода.

– Пожалуйста, продолжайте, мистер Бакли. Номера двадцать девять и тридцать.

– Обвинение согласно с обоими.

– Мистер Брайгенс?

– Защита вычеркивает номера двадцать девять и тридцать.

– Все свои отводы вы исчерпали. Я прав?

– Да.

– Хорошо. Мистер Бакли, номера тридцать один и тридцать два.

– Обвинение берет обоих, – быстро проговорил прокурор, глядя на имена чернокожих, следующие за Сиско.

– Итого двенадцать. Теперь нужно избрать двоих запасных. У вас у каждого по два отвода. Мистер Бакли, номера тридцать три и тридцать четыре.

Номером тридцать третьим был черный мужчина. Тридцать четвертый – белая женщина. Джейк ждал. Под двумя следующими номерами значились черные мужчины.

– Обвинение отводит номер тридцать третий и соглашается с тридцать четвертым и тридцать пятым.

– Защита согласна с обоими номерами.

* * *

Пейт призвал аудиторию к порядку, когда Нуз и оба юриста вернулись в зал и прошли к своим местам. Его честь громким голосом зачитал двенадцать имен, и названные медленной нервной поступью направились к ложе присяжных, где Джин Гиллеспи рассадила их в каком-то ей одной известном порядке. Десять женщин, двое мужчин. Все белые. Сидевшие в зале чернокожие шептались и изумленно переглядывались.

– Это ты выбирал присяжных? – негромко спросил Карл Ли у Джейка.

– Объясню позже.

Позвали запасных – они были посажены рядом. Прочистив горло, Нуз окинул взором вновь избранных присяжных.

– Леди и джентльмены, вас отобрали самым тщательным образом для того, чтобы вы приняли участие в рассматриваемом нами деле. Вы будете приведены к присяге и поклянетесь беспристрастно оценивать все факты, представляемые суду, и руководствоваться только законом. Следующее. Согласно закону штата, вы будете жить в изоляции от своих сограждан до конца процесса. Другими словами, вас отвезут в мотель и не разрешат возвращаться домой, пока суд не кончится. Я понимаю, это – крайне тяжелое для вас испытание, но таков закон. Через несколько минут вам будет дана возможность позвонить домой и заказать себе необходимую одежду и предметы туалета, а также то, что сочтете нужным взять с собой. Ночевать вы будете в мотеле, находящемся вне Клэнтона, но его точное местоположение не будет известно и вам. Вопросы?

Все двенадцать, похоже, никак еще не могли прийти в себя от известия, что на несколько дней будут разлучены с семьями. А как же дети, работа, стирка? Господи, ну почему именно они? Из всех сидящих в зале – именно они!

Нуз бессмысленно стучал молотком по столу, зал начинал медленно пустеть. Джин Гиллеспи отвела в кабинет Нуза первую присяжную, чтобы та позвонила домой.

– Куда мы поедем? – спросила женщина у Джин.

– Это конфиденциальная информация, – ответила та.

– Это конфиденциальная информация, – повторила женщина в трубку своему мужу.

К семи вечера родственники подвезли к зданию суда огромное количество чемоданов и коробок. Все это было погружено в специально нанятый автобус «грейхаунд», стоявший у задней двери. Пропустив вперед две патрульных машины и армейский джип, автобус выехал из Клэнтона в сопровождении еще трех автомобилей.

* * *

Стамп Сиссон умер во вторник вечером в клинике ожогового центра в Мемфисе. Его короткое, заплывшее жиром тело, слишком запущенное за долгие годы, оказалось неспособным противостоять обширному поражению кожи, вызванному ожогами. Эта смерть стала четвертой в ряду тех, что были как-то связаны с изнасилованием Тони. Кобб, Уиллард, Бад Туитти, а теперь и Сиссон.

Весть о смерти Сиссона быстро долетела и до хижины в глубине леса, где каждую ночь теперь встречались патриоты, ели, пили и обсуждали свои проблемы. Они жаждали мести – око за око! Их ряды пополнились еще пятью членами – жителями округа Форд, так что местное отделение Клана насчитывало уже одиннадцать человек. Они были энергичны и голодны – им хотелось действовать.

Что-то уж больно гладко идет процесс. Пора внести в него какое-то разнообразие.

* * *

Расхаживая перед диваном, Джейк, наверное, в сотый раз обращался к невидимым присяжным со своей первой речью. Эллен внимательно слушала. Она слушала, перебивала, спорила, критиковала и возражала уже целых два часа. Она чувствовала усталость. Зато речь получалась безукоризненной. Несколько порций «Маргариты» успокоили Джейка и сделали более гибким его язык. Слова с изяществом выстраивались во фразы. Оказывается, в Джейке просыпалась одаренность – после коктейля-другого.

Покончив с очередной репетицией, они уселись на балконе и стали следить за огоньками свечей, плывущими в ночи вокруг здания суда. Слышался негромкий смех гвардейцев, игравших в палатках в карты. Ночь была безлунной.

Эллен вышла, чтобы приготовить по последнему коктейлю. Вернулась она с теми же пивными кружками, наполненными «Маргаритой» и кусочками льда. Поставив кружки на стол, она встала за спиной своего босса. Положив руки ему на плечи, начала мягкими движениями массировать Джейку основание шеи. Джейк расслабился, голова его покачивалась из стороны в сторону. От шеи Эллен постепенно перешла к верхней части спины, тело ее прижалось к его телу.

– Эллен, уже половина одиннадцатого, я засыпаю. Где ты будешь ночевать?

– Где, по-твоему?

– Я думаю, что тебе лучше вернуться в свою квартирку в «Оле Мисс».

– Я слишком пьяна, чтобы сесть за руль.

– Тебя отвезет Несбит.

– А могу я спросить, где будешь ночевать ты?

– В доме на Адамс-стрит, который принадлежит мне и моей жене.

Она прекратила растирать ему спину, поднесла ко рту кружку. Джейк поднялся, перегнулся через перила и прокричал в темноту:

– Несбит! Проснись! Отвезешь ее в Оксфорд!

  • Определение предельных издержек производства
  • Как Мэри перестала бояться высказывать свое мнение
  • Мета роботи. Вивчення загальної будови, типів та основних елементів конструкції контейнерів
  • Специализация узкая «Кабинет здорового ребенка»
  • Эффект привязки как способ корректировки
  • Глава 67. Приход зимы, который в прошлом всегда был трудным испытанием для кочующей труппы
  • Филипп»: возрастая в самопонимании при поддержке отца
  • КОДЕКС РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ 46 страница
  • СПИСОК ВИКОРИСТАНОЇ І РЕКОМЕНДОВАНОЇ ЛІТЕРАТУРИ
  • ДЕЙСТВИЕ ПЕРВОЕ. Действие происходит в усадьбе Сорина
  • Эмоциональные
  • Выбор тары и упаковки, способа погрузки-разгрузки и погрузочно-разгрузочных механизмов.
  • ArсGIS -бағдарламасы
  • Критерии оценки выполненного КП ЭСН при защите
  • Организация работы холодного доготовочного цеха.
  • Обучение в учебно-тренировочном походе
  • ЧАСТЬ ТРЕТЬЯ 3 страница
  • Из истории камня
  • Цели, задачи и способы управления ресурсными потоками
  • Динамическая и кинетическая форма в дизайне