Глава 16. Домов вокруг было море, такое изобилие только мешало сделать выбор

Домов вокруг было море, такое изобилие только мешало сделать выбор. Хождение по населённому когда-то городу вновь начало подрывать моральный дух. Как-то все приуныли, задумались. Пришлось делать большое усилие над собой, чтобы отвлечься от тяжких раздумий. Город словно защищался от незваных гостей, пытался отторгнуть, делая невыносимым пребывание в нём. Он имел право на месть за то, что с ним сотворили, за то, что заставили жителей покинуть его навсегда. Смертельно обиженный, он не желал принимать людей, без которых стал мёртвым.

Наконец, мы остановились на доме, окна которого с одной стороны выходили на бывший Дом быта «Юбилейный», а другой – на детский сад. Мы осмотрели вторую справа парадную, найдя на верхнем этаже замечательное убежище. Забаррикадировали изнутри оставшиеся парадные, натащили на крышу остатки мебели из соседних квартир и завалили люки, оставив свободным только «наш». Теперь можно не бояться, что нам перекроют путь отступления. Напоследок мы заперли вход и прикрепили пару гранат к лестнице, ведущей на последний этаж. К кольцам был привязан шнур, оставалось только потянуть за другой конец, и целый лестничный пролёт рухнет.

В это время отряд Долга терпел непредвиденные лишения. Ещё не пропал из вида Юпитер, как на бойцов хлынул поток разнокалиберных мутантов. Слепые псы бежали непрерывно, словно одна гигантская стая. Среди них метались, злобно рыча, пси-собаки, их крупные тела выделялись среди слепышей. Тушканы большей частью гибли под лапами собак, но их писк был слышен всё громче. Венчали всё это столпотворение кровососы. Хорошо ещё, что адский зоопарк находился в состоянии паники и не обращал никакого внимания не только на своих попутчиков, но и появившихся на их пути долговцев. Бойцы тут же открыли ураганный огонь, выкашивая мелкую живность, снайперы прицельно выбивали пси-собак, не способных даже создать миражи. А невидимых кровососов положить всех не удавалось, несколько особей проскочило мимо. Им стреляли вслед, но проявившиеся от попаданий упыри даже не останавливались, улепётывая во все свои мощные лопатки.

Отряд потерял троих бойцов затоптанными кровососами и благодарил всех богов Зоны за то, что среди мутантов не нашлось ещё более суровых тварей. И за то, что страх лишил всю эту компашку аппетита и прочих привычных инстинктов.

Аппетит пропал и у долговцев, когда они вышли на полянку с трупами и скелетами. Обойдя её стороной, отряд остановился, пока разведчики не осмотрелись. Чем ближе была Припять, тем мрачнее становился Шульга. Гавриленко, наоборот, окрылённый словами командира, бодро командовал подопечными. Надежда на то, что подполковник разберётся с делом сталкера и девушки справедливо, не давала ощутить нарастающего давления мёртвого города.

Шульга чувствовал это давление, угнетающее и без того погрязшего в размышлениях подполковника. Поэтому новая волна мутантов принесла, как это ни парадоксально, некоторое облегчение. Треск кустов и валяющихся веток под лапами псов был слышен издалека. А хлопанье разряжающихся каруселей, гул жарок, разряды электр и визг их жертв должно быть, слышно было и у Юпитера.



Часть долговцев нашла укрытие на деревьях, остальные спрятались, кто как мог. Несколько секунд, и первые ряды мутантов оказались перед отрядом. Лай, рычание, визг оглушали и заставляли вжиматься в свои укрытия, но «Долг» отлично обучал своих бойцов, а в отряде не было ни одного новичка. «Грозы» хлопнули залпом гранат, создав кровавый барьер для следующих рядов мутантов, некоторые запнулись об него и были растоптаны напирающей массой. В ход пошла вся огневая мощь «Долга», несколько ручных пулемётов работали с большой эффективностью, пули из них пробивали сразу несколько покрытых язвами тел собак, вырывали куски туловищ неистово ревущих кровососов. Забравшиеся повыше бойцы без устали забрасывали гранатами кажущуюся бесконечной свору, а мутанты всё пёрли и пёрли. Пространство перед отрядом покрылось трупами, мешавшими находящимся на земле отстреливать цели на достаточном расстоянии, поэтому бойцы постепенно отходили назад, а «долговцы» на деревьях перенесли огонь сначала прямо под свои укрытия, а потом начали расстреливать мутантов в спины.

Пороховой дым не рассеивался ещё долго, даже когда измождённые бойцы наконец смогли перевести дух. На этот раз потерь среди «долговцев» не было, если не считать полуоглохших от выстрелов. Отдых занял продолжительное время, но вопреки опасениям, мутанты больше не беспокоили. В сумерках было разбито подобие лагеря, тщательно окружённого сигнальными и боевыми растяжками, часовые заняли свои места, и лагерь погрузился в тишину. Шульга не заметил, как задремал, ему тут же стали сниться полчища мутантов, прорывающихся через лагерь, который он, почему-то, защищал в одиночку. Мутанты постепенно прорывались, потому что их было слишком много, и Шульга закричал, видя, как прямо перед ним возникла пара кровососов. Проснувшись, подполковник долго не мог сообразить, что кричал не он. Выбравшись, наконец, из палатки, Шульга увидел сгрудившихся у костра бойцов. При его появлении «долговцы» расступились, пропуская своего командира в середину, к стоящему на коленях бойцу и нависшему над ним Гавриленко. Боец был бледен и испуган до предела.

- И что тут происходит? – мрачно поинтересовался Шульга. Сердце до сих пор колотилось как бешеное после кошмарного видения.

- Товарищ подполковник, рядовой Сомов утверждает, что на него напал мутант, прямо посреди лагеря.

- Ну, Сомов, что случилось?

- Товарищ подполковник, я видел…она как прыгнет…автомат выбила…и исчезла…

- Кто «она», боец? Возьми себя в руки! Отвечай! – почти вышел из себя уставший и издёрганный до предела Шульга. Он тут же подумал о Мине, подкравшейся к лагерю.

- Да она же…как её…химера!

Все бойцы во главе с Шульгой почувствовали, как холодный ветер морозно дохнул на спины.

- Всё, боец, она ушла, успокойся! Она уже, наверное, за Юпитер ускакала. – Шульга постарался придать своему голосу мягкие нотки.

- Товарищ подполковник, она к Припяти убежала, – выдохнул Сомов.

«Тут и сел старик…».

В здании универмага у окон застыли фигуры в серо-коричневых камуфляжных костюмах, невидимые снаружи. В глубине подсобных помещений находилось странное сооружение, напоминающее гору хлама, перевязанную проволокой.

- В секторе пять обнаружены значительные силы противника. Продвигаются сюда, имеют хорошую подготовку и вооружение, – бесстрастным голосом вещал высокий человек. – Ваша задача – уничтожить по возможности большее число врагов снайперским огнём и задержать дальнейшее движение остальных.

- Мы не дадим им пройти! – хором, такими же безжизненными голосами ответила пятёрка людей, стоящая перед отдающим приказы человеком.

- Осторожнее, братья, Монолит предупреждает, здесь появился опасный враг. Один его запах заставил уйти кровожадных мутантов со всего города. Это с ними сражались те, кого вам предстоит уничтожить.

- Монолит не будет разочарован в своих слугах!

Заняв пустующий пост, двое из пятерых подготовили к стрельбе дальнобойные Barrett, оснащённые прицелами ночного видения. Ещё один установил на сошках средний пулемёт, снабжённый аналогичной оптикой. Остальные контролировали подходы к посту стандартными америкосовскими штурмовыми винтовками, копиями бельгийских FAL. Понаблюдав за лагерем, снайперы определили цели. Первые убитые долговцы ещё не успели упасть на землю, как весь лагерь был на ногах. Укрытые кто где, долговцы не захотели быть удобными мишенями для мощных снайперок. Вперёд полетели фальшфейеры, создавшие ослепляющую стену для ноктовизоров монолитовцев. Тут же залопотал вражеский пулемёт, надеясь плотным огнём уничтожить невидимые теперь цели. Двое бойцов из поднявшихся ткнулись лицами в землю, остальные обогнули по дуге горящие ярким пламенем факелы и осторожно пробирались к посту врага. Оставшиеся добавили фальшфейеров и затаились, стараясь сжаться поплотнее за своими укрытиями.

- Вижу пулемётчика отлично, – доложил долговский снайпер. – Рядом два Барретта, но они не стреляют, ждут.

- Снимай сначала пулемётчика. – приказал командир его квада, и неслышный выстрел из «Винтореза» оборвал раскат пулемётных очередей. Следующий выстрел пришёлся в голову монолитовца, лихорадочно ищущего в прицел врага. После этого кваду пришлось срочно менять позицию, второй монолитовец хоть и поздно, всё же засёк их. Другой квад привычно бесшумно приближался к посту, в своих чёрных комбинезонах сливаясь с темнотой.

- Два охранника и снайпер. – доложил разведчик квада. – У всех ноктовизоры.

- Убрать снайпера. – приказал командир.

«Винторез» снова глухо тявкнул, но сектанту повезло, в этот момент он ловил в прицел бегущего долговца, и пуля попала в затвор его винтовки. Отскочив вглубь поста, монолитовец присоединился к двум своим товарищам, и они отступили в сторону универмага.

Два квада преследовали сектантов, передав своему отряду известие о ликвидации опасности. Несколько минут ушло на оценку обстановки и поиск новых опасностей, после чего отряд снялся с места и продолжил движение к Припяти. А монолитовцы вернулись на свою базу, приведя к ней квады. Те расположились в магазине «Книги», дожидаясь подхода отряда. Откуда было знать «Монолиту», что долговцы в борьбе с мутантами в совершенстве научились подкрадываться ко всяким тварям. А кто не научился, уже не состоял в группировке. Наконец поредевший с момента выступления от Юпитера отряд собрался в «Книгах». Пока бойцы отдыхали, Шульга с неизменным Гавриленко провели краткое совещание, созвав командиров квадов.

- Как вы уже знаете, нам противостоят силы «Монолита». Нет необходимости объяснять, кто они такие. В Припяти их как грязи, и наша задача усложняется тем, что придётся ещё и отбиваться от этих сектантов. Поэтому нам нужна скрытность в передвижениях, если мы не хотим завязнуть в войне с этим опасным и многочисленным противником.

- Предлагаю оставить здесь наблюдение, а самим двинуться на поиски цели, – высказался один из командиров.

- А если попробовать утихомирить тех, что находятся в универмаге? – предложил самый молодой из командиров. Это его квад один из двух шёл за отступающими монолитовцами. – Не очень хочется оставлять за спиной этих полоумных.

- Без шума мы вряд ли сможем устранить всех, кто-нибудь успеет связаться со своими, и тогда сюда двинется армия.

- Да они бы уже связались, если бы могли. Но у нас связь сдохла ещё на подходах к городу. Видимо, скоро Выброс, давно не было.

- Точно, в кои-то веки Выброс нам на руку. И он не даст высунуть носа из укрытия даже монолитовцам. Мы оставим здесь квад для наблюдения. В случае, если не появится связь, оставшиеся найдут способ предупредить нас о передвижениях противника. А мы пока прочешем пару районов. – заключил Шульга.

Ночь близилась к концу, когда долговцы покинули укрытие и растворились в темноте. Скоро отряд наткнулся на трупы зомби, приведшие к покинутой прачечной. Приметив её как возможное убежище от Выброса, долговцы двинулись дальше.

Оставшаяся четвёрка, проинструктированная Гавриленко, наблюдала за универмагом.

- Не знаю как вам, а мне тут совсем не нравится, – сказал пулемётчик, наблюдая за универмагом.

- Я пока не определился. Башка тяжелеет, так это от приближающегося Выброса, наверное, – ответил ему командир.

- А мне будто кто-то нашёптывает: «уходи отсюда»! – весело проговорил снайпер. – Как в фильме ужасов. Если б был послабее, уже драпал бы куда-нибудь подальше.

- И у меня так же. Мороз по коже, – отозвался четвёртый долговец, покрепче сжимая «Грозу».

- Ладно, отставить разговоры, наблюдайте за противником.

- А что, командир, долго мы тут просидим? Когда своих догонять будем и где, главное?

- Да, и где бы нам Выброс пересидеть?

- Тут есть подвал, всё проверено. Выброс выдержит, да ещё и мутантов всех как корова языком слизала. Никто не потревожит, если только люди полезут. Или бывшие люди. Так от врагов отобьёмся, не в первый раз.

- Точно, давно так комфортно не было. Может, зря мы гоняем девчонку? Поселить бы её на базе! Возвращаешься, а там тихо, собаки не воют, кровососы в окна не подсматривают. Лафа!

- А ты что, стесняешься переодеваться при кровососах?

- Если бы переодеваться. Неприятно чувствовать, как кто-то пялится в спину и облизывается.

- Ну, ты шутник, – тихо засмеялись остальные.

- А что, идея не так плоха. Набегаешься за мутантами, возвращаешься, и будто не в Зоне. Только и дел, что зомби к базе не подпускать да мародёров гонять. Говорят, у девушки замечательно получается и тех, и других успокаивать.

- Ты забыл о псевдогориллах. Тех ничего не пугает. Захотят, к нам на базу пожалуют. И придётся нам вместе с девушкой отбиваться. Но идея всё равно хорошая. Надо Гавриленко подсказать, пусть переговорит с подполковником.

Некоторое время все молчали, эти четверо были на Янове, когда пришлось отбиваться от горилл. И не верили, что девушка была врагом для обычных людей.

- Вместо того, чтобы гоняться за ни в чём неповинным человеком, мы бы сейчас могли зачистить те же Плавни от кровососов, – высказал общие мысли долговец с «Грозой».

- Ты, разве, не слышал? Недавно какой-то сталкер уже там побывал и отстрелил последних троих. Мне Зверобой говорил, он же и послал туда этого одиночку.

- Крутой, должно быть, одиночка. Это ж надо, троих кровососов не побоялся. Да ещё и завалил.

- А он не знал, что их там много. – усмехнулся пулемётчик. – Потому и пошёл. Но всё равно крут, надо его к нам переманить. Во житуха пойдёт. С этим сталкером и девчонкой нам скоро работы не останется.

- Не всё так просто, браток. – осадил его снайпер. – Тот сталкер куда-то с нашим Зулусом подался.

- Точно! – поддержал его командир. – А ещё, помните, к нам недавно бывшие монолитовцы прибились? Так их старший тоже с Зулусом ушёл.

- Вот бюрер! А я-то уже размечтался!

- Может, ещё объявятся. Такие смельчаки не пропадут. Тот, кто может отбиться от троих кровососов, выживет везде.

- И Зулус не промах, у него пулемёт ручной работы. Жаль, что его с нами не было, когда мы пару часов назад с мутантами столкнулись. Ни один бы не ушёл.

- А с тем монолитовцем мы бы местных быстрее положили. Как-то с ним Дёмич поспорил, что тот не сможет попасть в банку энергетика с полукилометра. Поставил банку, а монолитовец её берет, открывает и в кусты задвигает. Ну, парочка наших осталась невдалеке, а эти двое отошли на полкилометра. Первым монолитовец стрелял, банка даже не шелохнулась. Дёмич попал, банка в кусты улетела.

- Ну, и что дальше было?

- Подходят, наши обступили их, на монолитовца сочувственно смотрят. Полезли за банкой, всё в порядке, дырка сквозная, банку чуть пополам не разорвало. Монолитовец стоит невозмутимо, винтовку гладит. Потом отошёл в сторонку, глядим, он что-то из соседних кустов тащит. Мёртвого бюрера за ногу выволок. И у того глаз прострелен. Представляете, этот бюрер унюхал энергетик, вылез откуда-то, а монолитовец углядел его в кустах и в глаз положил. Вот так, поэтому в Припять мало кто суётся. А к Саркофагу вообще никто не доходит.

Квад в полном составе вспомнил, где находится, и бойцы сосредоточились на наблюдении. Тихий щелчок заставил переглянуться троих из них. Четвёртый опустил пробитую пулей голову на снайперскую винтовку. Через секунду переглядываться стало некому, монолитовцы тоже умели подкрадываться.

  • Вступление. Твои тренировочные программы взяты из популярных журналов по бодибилдингу?
  • Вспомогательно-технологическая (исполнительская).
  • КАК ЖЕЛУГАВЧИК ПРОГНАЛ СВИНЬЮ ИЗ РОЩИ
  • БИЛЕТ 20
  • Анализ и символика. Грааль превратился в раскаленную горелку – мощные энергии эмоций сгустились в нем и
  • Меню Analysis
  • Брак Бык- Петух
  • орытынды білім деңгейін бағалау.
  • Веры в безграничные возможности человека, в его способность противостоять любым жизненным трудностям
  • Глава двенадцатая. Они построились по блокам на плацу Малого лагеря
  • Виды закупок. 1. Закупки в логистике снабжения можно классифицировать следующим образом:
  • Техники активного слушания
  • Общее понятие о конкурентных преимуществах
  • На английском и русском языках
  • Диагностические аспекты
  • Глава Ммм, любовь, как новый тест по оценке запаха.
  • Глава 12. – Мам? Привет, это Холли – Будто мама не узнает голос собственной дочери
  • VI. Команда должна иметь
  • ВИСНОВКИ ТА ПРОПОЗИЦІЇ
  • Связка трех сил внутри китайского руководства