Глава XXXVI. Племянник из-за границы 160 страница

Тавровский сам представлял в игре образец силы характера и уменья владеть собой; он знал по опыту, как трудно иногда сохранить наружное хладнокровие, и потому не мог не уважать твердости Брусилова. Но Брусилов имел перед ним огромное преимущество: он играл несравненно счастливее, а при счастии легче владел собой.

Приехав к Тавровскому с тем, чтоб дать ему так называемый "реванш", Брусилов объявил, что не может оставаться долее двенадцати часов, потому что должен ехать на бал. (Он был во фраке и белых перчатках.) Игра началась немедленно.

Тавровскому не было счастья. Он разделил деньги, привезенные Иваном Софронычем, пополам и думал играть ими два вечера. Но через полчаса двадцати тысяч как не бывало, и Тавровский принялся за остальные. Иван Софроныч принимал судорожное участие в игре, сопровождал глазами каждую карту и не раз вскрикивал, когда Тавровский проигрывал большой куш. Но страдательное участие его не приносило пользы Тавровскому. Видя лихорадочное состояние Ивана Софроныча, Брусилов шутя замечал Тавровскому:



-- Ваш почтенный управляющий принимает такое горячее участие в игре, что, право, я хочу проиграть, чтоб сделать ему удовольствие.

-- Покорнейше вас благодарю! -- воскликнул Иван Софроныч.-- Не осудите старика!

-- Немудрено, -- отвечал Тавровский. -- Ему очень нравится имение, которым я хочу заплатить вам мой проигрыш!

-- А хорошее имение? -- спросил Брусилов у Ивана Софроныча.

-- Нет,-- отвечал Иван Софроныч, начиная хитрить.-- Много денег нужно положить, чтоб привести его в настоящее положение.

Тавровский невольно улыбнулся.

-- Ничего, Иван Софроныч, не унывайте! -- сказал Тавровский.-- Вот если Матвей Александрыч даст мне шесть карт, так Софоновка останется еще за нами! -- И он поставил карту, написал под ней куш и сказал:-- Темная!

Иван Софроныч не выдержал и заглянул под карту. Лицо его покрылось смертельной бледностью: под картой стояла цифра, равнявшаяся всей сумме, остававшейся еще у Тавровского.

Пробило половина двенадцатого.

-- Что, видно, решительная? -- сказал Брусилов, увидав испуганное лицо управляющего.-- И прекрасно! Мне скоро пора.

Брусилов дал четыре карты Тавровскому; но пятая была убита.

Тавровский поставил тот же куш. Брусилов убил его сразу.

-- Баста! -- сказал Тавровский. -- Сегодня довольно!

-- В самую пору,-- заметил Брусилов и, сосчитав деньги, положил их в карман. Потом он встал, натянул перчатки и стал прощаться.

Иван Софроныч сидел как обваренный кипятком. Он машинально следил за движениями Брусилова, наконец расстегнул сюртук, достал бумажник и, вынув оттуда пачку ассигнаций, сказал умоляющим голосом:

-- Батюшка Матвей Александрыч! не осудите старика, о чем попрошу вас. Вы изволили выиграть всё у моего барина; вот у меня наберется тысячи две, а может и побольше: не откажите пометать еще!

-- Вы хотите играть? -- с улыбкой сказал Брусилов, возвращаясь к столу.

-- Хочется попробовать счастья; не погнушайтесь: конечно, я человек простой...

-- Помилуйте,-- прервал Брусилов. -- Очень рад; готов в другой раз сколько вам угодно. Но вы знаете, что я должен ехать.

-- Что вам стоит -- долго ли взять две тысячи? -- возразил Иван Софроныч.-- Вы были так добры, что изволили давеча сказать, что проиграть готовы, чтоб потешить старика. Так хоть не откажитесь сыграть!

Голос Ивана Софроныча был так убедителен, что Брусилов, подумав немного, сказал:

-- Ну извольте, для вас, одну талию.

Не садясь и не снимая перчаток, он взял карты и приготовился метать.

Иван Софроныч выдернул наудачу карту и поставил две тысячи пятьсот восемьдесят четыре рубля шестьдесят семь копеек -- ровно всё, что подарил ему утром Тавровский.

-- Если вы проиграете, я вам возвращу,-- сказал ему удивленный Тавровский.

-- Дана,-- в то же время сказал Брусилов.

Иван Софроныч, как будто движимый вдохновением, быстро выдернул и загнул другую карту. И та была ему дана. Тавровский пособил своему управляющему загнуть третью карту, которая также была дана.

Иван Софроныч торжественно крякнул. Брусилов снял перчатки, но всё еще не садился.

-- А много ли имею? -- спросил Иван Софроныч, рассчитывая.

-- Вы имеете теперь семь кушей от двух тысяч пятисот рублей,-- сказал Тавровский.-- Ставьте на пятнадцать кушей!

-- Девятнадцать тысяч девяносто два рубля тридцать четыре копейки,-- сосчитал Иван Софроныч.-- Ну-с, теперь и вам можно играть,-- сказал он, подвигая карты к Тавровскому.

-- Нет, Иван Софроныч! что чужими деньгами играть! да и надоело! гораздо интересней смотреть, особенно вашу игру.

-- Куда мне? я и играть не умею! -- возразил Иван Софроныч.

-- Поскорее, господа,-- нетерпеливо сказал Брусилов,-- последняя талия.

-- Я вас поучу. Ну, Иван Софроныч!

И Тавровский загнул карту на 15 кушей.

-- Не та! -- сказал Иван Софроныч с каким-то судорожным испугом.-- Вот!

И он вытащил другую карту и бросил ее к Тавровскому.

Тавровский загнул ее и с любопытством ждал талии, держа в руках свою карту, забракованную Иваном Софронычем: его интересовало, что она скажет.

Эта карта (девятка) была убита по второму абцугу, причем Иван Софроныч вскрикнул: так напугала его близкая возможность разом всё снова проиграть; а между тем судьба собственной его карты была еще неизвестна.

-- Будет дана! -- сказал Брусилов спокойно.

И точно, прокинув еще несколько карт, он дал ее.

Дата добавления: 2015-08-27; просмотров: 2 | Нарушение авторских прав

  • Массовая доля растворенного вещества
  • Глава 17. Патология и эмоции. Рис. 17.1. Виды извращения эмоциональных реакций
  • Документация, оформляемая при приемке в эксплуатацию
  • Правовое обеспечение военной службы
  • Посвящается тем, кто не оставляет в покое убийц и соучастников их преступлений, а также моему другу и редактору Нейлу Найрину. 13 страница
  • для оздоровления и долгожительства
  • Те же, бригадир и советник.
  • Случайные погрешности.
  • УСТАНОВКА НА ВНУТРЕННЮЮ ОТВЕТСТВЕННОСТЬ
  • Глава CI. Графин
  • Задание 10. Письменно ответить на вопросы и решить задачи:
  • Пределом прочности называется
  • Еще быстрее. 1 страница
  • Методы расчета влияния инфляции на финансовые результаты
  • Как возвращается доброжелательность
  • XLVI. Потеря ореола
  • Антонио Канова (Antonio Canova), Огюст Роден (Auguste Rodin), Рауль Верле (Raoul Verlet), Ольга Марьяновская (Olga Mar'yanovskaya) и др.
  • Приправы и пряности
  • Цена договора об отчуждении недвижимого имущества
  • А Эвакуация автомобиля