Глава шестая. Пока Кларк добирался до места преступления, На Бейер стрит уже было жарко и невыносимо

Пока Кларк добирался до места преступления, На Бейер стрит уже было жарко и невыносимо душно. Желтый электронный барьер "Не проходить. Место преступления" еле сдерживал толпу зевак, что выглядывали друг из-за друга и старались увидеть, что оградили офицеры. Прозвучал сигнал аэрокара, и толпа с одной стороны расступилась, пропустив сквозь барьер заждавшегося гостя. Из двери показалась строгая зализанная прическа Кларка Бентона. Вокруг царила суматоха - несколько десятков медэкспертов обнюхивали каждый дюйм асфальтной дороги, четверо надзирательных офицеров вразброс общались со свидетелями, над местностью парили вертолетные дроиды с камерами. Кларк застегнул плащ, одел на голову шляпу и направился внутрь. За бордюром, на прохожей части, выглядывал автобусный аэрокар, торчащий прямо из стены. Около него, в ряд были сложены тела под белыми простынями на носилках. На асфальте отблескивали целые реки крови. К Кларку тут же направились двое парней в черных смокингах. Он сразу же достал из внутреннего кармана пиджака удостоверение и поднял на уровне головы.

- Агент Кларк Бентон. Слушаю вас.

- Доброе утро, Кларк. Я детектив Шефилд, а это детектив Ример. Извините, что выдернули вас так рано - распоряжение шефа.

- Давайте без лживой лести и ненужной шелухи. Я здесь и я вас слушаю.

- Это неудачный рейд, сэр. Группа наемников ворвалась в лавку, попыталась провести ограбление, но произошло столкновение, предположительно с членами банды «Мясника».

- Значит столкновение?

- Да сэр.

Обойдя мед экспертов, Кларк достал из кармана пиджака аспирин и вкинул несколько таблеток в рот.

Все трое осторожно вошли в разваленное помещение подпольной клиники.

- В этом магазине была отстроена потайная комната, пять на семь метров, в которой и устроили засаду люди «Мясника».

- Кому принадлежит это заведение?

- Неизвестно, сэр. Как всегда, неразбериха с документами, но есть мнение, что принадлежит она тому же «Мяснику».

- Выжившие есть?

- Похоже, нет, сэр. Парни соскребают куски со стен и дороги, восемь тел остались практически целыми.

- Мне сообщили, что этот налёт вполне возможно осуществили «Призраки»?

Кларк достал небольшой планшет, который был сделан в виде старинного блокнота с твердой обложкой, только внутри был сенсорный экран.

- Именно поэтому вас и вызвали, сэр.

- Команда «исследователей» уже здесь?

- В пути, сэр. Один из людей, то ли "Мясника", то ли "Призраков" взорвал связку гранат перед смертью, но не все заряды сработали. Но, все равно, взрыв был настолько мощный, что волной перевернуло проезжающий мимо автобусный транспорт. Все пассажиры и водитель мертвы.

- Мне нужны все данные на мой планшет. Уберите отсюда офицеров, направьте их опрашивать свидетелей в соседние кварталы, пусть не мельтешат перед ногами. - Кларк повернулся к шумящей толпе за желтым барьером. - Толпу нужно передвинуть на 30-50 метров дальше – я не могу так работать. Убрать дроидов с камерами и пообещать официальное обращение, как только будет получена вся нужная информация. Привести ко мне двух специалистов по выстрелам, а вы - загрузите с парнями тела из автобуса и везите в морг «Исследовательского» отдел. И Шефилд. - Обратился Кларк к уже уходящему агенту. - Давайте без проколов, за эти тела вы отвечаете головой, о’кей?



- Конечно, сэр.

- Что насчет камер наблюдения и защитной турели? Есть хоть что-то?

- Камеры были вручную отключены. Защита тоже. Возможно, это была засада...

- Спасибо детектив, обойдемся без догадок. Работайте.

Детективы засуетились, отгоняя толпу подальше, общаясь с офицерами и дронами. Кларк снова достал блокнот, подключился к мед экспертам и начал получать данные, распределяя их на экране по блокам. Он вошел внутрь лавки, осматривая полуразрушенное место. Сзади послышался громкий глухой сигнал приземляющегося транспорта. На место прибыл огромный аэрокар «исследователей». Толпа притихла, снимая на происходящее на фотокамеры, делая снимки и записывая что-то в блокноты. Из машины стройным рядом появилась команда «исследователей». Кларк развернулся и вышел к ним.

- Агент Кларк Бентон. ФБР.

- Доктор Макс Шеймур. Команда прибыла по вашему приказу, сэр.

- Доктор Шеймур, сегодня у нас целая куча работы. - Кларк указал сенсорным карандашом на выложенные в ряд тела из автобусного аэрокара. - Пусть часть ваших людей упаковывает тела в С-Н пакеты и везет в на разбор полётов в идентификационный отдел - мне нужны имена, идентификационные данные, места работы, родственники, друзья и все, что с ними связано. Нужно стягивать связующие ниточки. И начните работать с микроточками.

Доктор Шеймур, одетый в превосходный облегающий скафандр и синтетический противогаз с линзовым прибором на глазах, приложил руку к передатчику под противогазом и что-то пробормотал своим людям.

- Пусть остальные займутся ошметками тел налетчиков и головорезов - я хочу знать, сможем ли мы узнать что либо о них. А мы с вами отправимся восстанавливать картину произошедшего.

К Кларку подбежал один из рядовых офицеров надзирательной службы.

- Сэр, у меня есть информация для вас.

- Что у вас, офицер?

- Несколько бездомных говорят, что видели окровавленного парня в силовой броне, с оружием. Говорят, он, еле живой, бежал сквозь переулок за лавкой, истекая кровью и отталкивал прохожих.

- Вы полагаете, стоит верить рассказам безумных бездомных стариканов? - Кларк неодобрительно повертел головой, одевая нейронные тканьевые перчатки на руки. - Есть какие-то подтверждения, доказательства их слов?

Кларк вышел из разрушенного помещения, бросив в след доктору Шеймуру что-то вроде "Займитесь восстановлением картины. Полагаюсь на ваши умения". Доктор Шеймур медленно зашел в лавку, в которой несколько офицеров уже устанавливали стальные домкраты на осыпающийся потолок и стены, дабы приостановить обрушение. Шеймур поставил небольшой чемоданчик на пол, вытянул из него несколько антенн и активировал по одной кнопке на каждой перчатке. Перед ним в плоскости образовалось трехмерное изображение помещения, на котором тот начал создавать место преступления по уликам и значкам, установленным мед экспертами.

Кларк и двое офицеров направился в переулок.

- Вы двое, будете допрашивать каждого бездомного в районе 3-4 кварталов. Я хочу, чтобы каждого, кто хотя бы слышал об этом "выжившем" вы допросили лично. Не хочу подхватить какую-нибудь болячку. - Кларк тщательно проверил перчатки и повернув в основу переулка, он остановился и остановил за собой офицеров. Перед ним раскрылся широкий и просторный переулок с кучами хлипких построек и мусора, хлама и толпой бездомных, возле которых суетились офицеры.

Офицеры направились к толпе бездомных, а Кларк встал на колени и начал осматривать плиточный пол в переулке. Долго всматриваясь и выглядывая что-то, его глаза вдруг округлились. Он встал и подбежал к выступу у стены. На полу, он увидел засохшие пятна красной жидкости. Кровь. В его голове автоматически родилась картина того, как человек, шатаясь из стороны в сторону, бежал по переулку, не справляясь с тяжестью и из последних сил рвется как можно дальше от места преступления. Он немедленно рванул обратно к лавке.

- Детектив Ример, отправить в переулок мед экспертов и убрать оттуда всех бездомных, если нужно - арестовать и отвезти всех на допрос. Мне нужно все - от засохшей капли крови на плитке, до остатков слюны этого живчика. Скорее, скорее! - Ример, пытающийся договорится с репортерскими дронами, направился в фургон мед экспертов.

Кларк поднял голову на стальное небо и под самым потолком, на огромном стерео-визоре увидел себя - маленький силуэт с высоты птичьего полета, его снимал один из репортерских дронов. «Отлично. Теперь я в телевизоре.»

Тела людей, погибших в автобусе, уже все были упакованы в зеленые теплосберегающие пакеты и по одному упаковывались в огромный летающий аэрокар по ярусам. Кларк ожил. Впервые за долгое время, он ожил.

***


В кабинете Голдберга было необычно уютно. Улегшись на мягком диване, Йен закрыл глаза и попытался хоть немного расслабится. Но это было невозможно. Просторный кабинет с высоким потолком, оригинальной хрустальной люстрой, темные стены с небольшими картинами, большой стол с креслом и кучей бумаг, окно с жалюзи, мини бар в углу комнаты и большой магнитофон у стены на комоде. Около него красовалась пыльная коллекция музыкальных кассет.

Дверь открылась и вошел Голдберг, общаясь с кем-то по телефону.

- Да сэр, конечно. 26 числа мы едем играть в гольф, как и договаривались. Конечно, сэр. Конечно, моя жена будет только рада такой компании. Хорошо, сэр, у меня еще есть некоторые дела, будем на связи, хорошо? До свидания. - Голдберг отключил передатчик. - Фу-у-х, -простонал он, усевшись в кресло. - Ненавижу гольф. Ты любишь гольф, Йен?

Йен неодобрительно посмотрел на Голдберга без слов.

- Это просто мрак, потерянное время. Но, лучше уж гольф, чем пахать на литейном, не так ли? - Голдберг раздражающе захохотал, но не получив ответного смеха от Йена, мгновенно успокоился, вернул себе серьезный вид, скрестил руки на столе и уставился на гостя.

- Что стряслось, друг?

Йен. тяжело вздохнув, снова закрыл глаза.

- Кстати, я тебе нашел несколько таблеток, - Голбдерг вскочил и подбежал к мини бару, налил в стакан воды и поднес его Йену вместе с таблетками. Йен взял стакан воды, а таблетки выбросил в мусорное ведро около стола.

- Эй! Я чтобы их достать четыре блока оббегал!

Йен выпил воды, смочил руку и умыл лицо.

- Ничего, тебе полезно. Я уже выпил кое-что. Вроде помогает пока.

На мгновенье возникла неловкая пауза. Голдберг вернулся к мини бару, налил себе немного бурбона и, не оборачиваясь, произнес:

- Выпить не хочешь?

- Пожалуй, это последнее, чего я сейчас хочу.

- Ладно. - Голдберг сделал несколько глотков и посмотрел в окно на пассажиров Блока-Б. - И всё-таки. Йен. К чему вся эта суматоха?

Йен лежа допил воду, привстал и сел.

-Я знаю, что должен тебе и не отказываюсь помочь, как видишь. Просто мне нужно знать, что ты натворил. Я рискую своей задницей.

Йен с высмеивающим взглядом посмотрел в спину Голдберга.

- Когда ты успел стать таким крутым?

Голдберг повернулся к Йену.

- В смысле, ты вспомни себя. Из тебя слово плоскогубцами не вытащишь. Тихий, запуганный, боягуз-толстяк, которого я помню.

- Восемь лет, Йен. Целых восемь лет.

- Чем ты живешь теперь?

- Ну, как видишь, отсюда я не ушел - слишком заманчивые были перспективы. Кабинет выделили, всё такое.

- И много задниц тебе пришлось поцеловать за такие привилегии? Или твой папаша справился вместо тебя?

- Хватит, Йен. Я тебе еще раз говорю, ты не в том положении, чтобы издеваться надо мной. Я помогу тебе в этот раз, и на этом всё.

Йен встал с дивана, и подошел вплотную к Голдбергу.

- Ты можешь мне рассказать, в чем дело? Или я завтра по телевизору узнаю, что помог беглому преступнику-рецидивисту проникнуть на второй уровень нашего города?

- Ты провезешь меня столько раз, сколько потребуется, Каспер.

Голдберг выпил еще бурбона, еще раз посмотрел на Йена и вынужденно согласился. Йен отошел немного в сторону, чтобы было видно пассажиров в блоке и оперся на стену.

- Я потерял маму. - Йен спрятал глаза в пол, а Голдберг подавился бурбоном и сплюнул его на пол. - Крис, Джон и Сэмми мертвы.

Голдберг в состоянии аффекта посмотрел на Йена и трясущимися руками вытер капли алкоголя с губ.

- Мы хотели взять "Сайбер Электроникс" на Бейер стрит. Спланировали все, нашли человека, который сливал нам информацию. Всё было как всегда - но, не в этот раз.

- Как это случилось? Что случилось с твоей матерью?

- Там была засада. Нас там ждали шестеро людей Мясника, они спрятались за встроенной стеной, в потайной комнате. Погибли все. Перед смертью, Сэмми активировал гранаты, и... Разнес всё к чертям. Взрывной волной достало автобус, проезжающий мимо с бригадой моей матери, которых везли домой. Там тоже никто не выжил.

Голдберг взялся за голову, пытаясь переварить всю полученную информацию.

- Но... Как выжил ты?

- Я умер там, Голдберг. Я и вправду еще там, с простреленным плечом, истекающий кровью, сижу под витриной этой клиники, пытаясь понять, что мне дальше делать. - Йен вытер слезы руками с лица, пытаясь не менять интонацию голоса. – Я сбежал. А затем очнулся в доме у монашки из «Новых Христиан».

- Монашка? Откуда монашка? Они ведь противятся всем модифицированным...

- Я не знаю, Голдберг. На данный момент, я абсолютно ничего не знаю. Я не знаю, что мне дальше делать, куда бежать, и вообще, мне кажется, что вот здесь, - Йен указал на лоб пальцем. - Теперь совсем не то, что было раньше.

Голдберг положил руку на плечо Йену, допил бурбон и уселся в кресло.

- Вы так и не завязали. Хотя собирались.

- Бывших наркоманов не бывает. Как и бывших преступников. Я хотел заработать достаточную сумму, чтобы обеспечить себе приличную старость. Урвать свой кусок. И, в итоге, я свое все-таки получил.

- Не говори так, Йен.

- Хватит летать в сказках, Голдберг. Ты сам все понимаешь и знаешь, о чем я говорю. Мы были головорезами, убийцами, рейдерами и наркоманами. Если бы я не сидел на «Коктейле», я бы закончил со всем этим еще несколько лет назад.

- А что твой отец?

- Пьет. Конечно Пьет. Я не знаю, что с ним. Меня это не волнует, как бы странно это не звучало. Зато я был на кладбище и видел могилу мамы. И свою могилу.

У Голдберга зазвенел передатчик.

- Извини, Йен. - пробормотал он и вышел из кабинета.

Йен подошел к мини бару, взял в руки графин с бурбоном и налил в пустой стакан совсем немного. Посмотрев в окошко, он сделал несколько глотков. Из туалета вышел старик Феникс. Что-то слишком долго он там пробыл.

Лифтовая платформа набрала уже приличную скорость и молниеносно преодолевала пространство первого этажа. Снаружи уже были видны лишь крыши высокоэтажек, окутанные густым туманом. В кабинет вернулся Голдберг.

- Слушай, а что это за странный старик, с которым ты разговаривал, пока меня ждал? Твой товарищ?

Йен снова посмотрел в окно. Феникс аккуратно поправил плащ, круглые зеркальные очки, легким движением ладони пригладил редкую шевелюру, чересчур зализанную гелем назад. И направился по корпусу ко входу в коридор к ложе. Йен с интересом наблюдал за ним.

- Нет, не товарищ. - Обрывисто ответил Йен.

- О чем вы говорили?

Йен с недоумением уставился на Голдберга, ощущая допрос.

- Мои люди не увидели за ним ничего подозрительного, но я приказал им наблюдать за ним. Странный тип.

- Просто чокнутый старик. Начал рассказывать о своих подвигах и боевой славе. Проел мне все уши.

- И все?

- И всё.

Голдберг переключился на разговор по передатчику и отошел в другой конец комнаты. Старик говорил о чем-то с охраной коридора. Показывал что-то жестами. Охранник что-то отвечал.

- ...У него есть допуск? Ну, впусти тогда его, не хватало скандала из-за этого! Только сходи с ним, оставь Мольера на дверях. - Голдберг снова отключил передатчик.

- Зачем тебе на второй уровень Йен?

- Неважно.

- Я просто переживаю за тебя. И, опять же, переживаю за свою задницу.

Йен, с остатками бурбона в бокале не спеша подошел к картине на стене и начал разглядывать пейзаж. Морской бриз у песчаного берега, шикарно нарисованные облака, всё казалось почти настоящим.

Йен вернулся к окну, возле которого стоял Голдберг. Он показательно поднял трясущуюся ладонь и задержал ее возле лица Голдберга.

Голдберг всё понял.

- Чёртов наркоман.

- Твое мнение меня мало интересует, Каспер

Голдберг в растерянности смотрел Йену в красные, уставшие глаза.

- Закрой пасть и не лезь не в свое дело. Твое дело - провезти меня на второй уровень, и точка. Договорились?

- Хорошо, Йен.

- Схожу, отолью.

Йен покинул кабинет, спустился по скрипящим ступенькам и открыл дверь в пространство корпуса. Лавочки и диваны, забитые людьми, разрывались от гула, все решали свои дела и вопросы. Йен спокойно двинулся к двери туалета. Достигнув середины корпусного зала, он внезапно услышал пронзающий писк.

Взрыв. Откуда-то слева полетели щепки, ошметки диванной ваты, куски стульев и мусора. Йен свалился на пол и обомлел. Все вокруг пищало, Йен ошеломленно протирал уши. Вокруг хаос, люди, вскочив с лавочек и диванов, начали бегать, а немногочисленные охранники пытались сдерживать панику. Сквозь дым и пыль, Йен попытался рассмотреть сосредоточение взрыва - четвертое ложе. На лице непроизвольно родилась дьявольски довольная улыбка. "Получи, Ирвин Пасс". Йен спокойно поднялся, встряхнул плащ и волосы от пыли и еще раз постарался прочистить ухо мизинцем, корча при этом лицо. "Интересно, жив ли он еще". Прямо перед туалетом, хиленький солдатик преградил путь Йену. Йен спокойно поднял руки, солдатик обыскал его и пропустил в туалет. Сзади по-прежнему суетились люди, но хаос практически был остановлен - военные расположили людей около противоположной стены, проверяя каждого пассажира, а сквозь открывшуюся дверь в корпус вбежал еще один отряд солдат. Йен вошел в приличный, чистый туалет и подошел к писсуару. Насвистывая знакомый мотив песни, название которой он постоянно забывал, Йен испражнился и направился обратно в кабинет к Голдбергу.

***


Сквозь закрытые жалюзи еле-еле просачивались драгоценные полоски света. На этих полосках, прорезающих мрачный маленький кабинет, вальяжно исчезали крупицы пыли и потоки серого дыма. Комната олицетворяла собой удручающее зрелище, помещение человека, который никогда особо не беспокоился об окружении, уюте или чистоте. Человек, обитающий здесь продолжительное время, определенно был зациклен на навязчивой идее. Этой навязчивой идеей была работа.

Сенсорный экран монитора в желтой оправе, стоящий на грязном, усыпанном бумагами, пачками из под сигарет и всевозможными документами столе, подал сигнал из встроенных по бокам колонок. Сидящий напротив монитора Кларк не сдвинулся с места. Раскинувшись на спинке деревянного старого кресла, он опрокинул голову назад и думал. Анализировал. Создавал. Воссоздавал. Дым от четвертой сигареты собирался под низким потолком, не в состоянии вырваться сквозь закрытые окна. Комната все больше и больше терялась в густом тумане из пыли и дыма.

Мысль за мыслью. Силуэт за силуэтом. Как смог выжить четвертый "призрак"? Да и был ли он вообще "призраком"? Они явно что-то не поделили.

Кларк воссоздавал в голове картину произошедшего, но тормозил на одном и том же моменте. Это был словно дефект его сознания. Он не мог представлять себе, что было дальше, пока точно не знал фактов. В голове родилась последняя возможная его подсознанию сцена - "Призраки" и люди "Мясника" возвели оружие друг на друга. Пауза. Кто начал пальбу? Что они не поделили? Голова отказывалась прорабатывать что-либо дальше. Нет, конечно, Кларк мог бы пофантазировать и воссоздать около десятка версий произошедшего, но это было лишь тратой времени, сил и фантазии. Плюс, Кларк уже сделал это, как только попал на место преступления.

Монитор издал второй сигнал. Вот теперь Кларк обратил внимание. "Загрузка завершена". А в списке скачанных файлов значилось два названия - "Отчет Надзирательного контроля" и "Отчет мед экспертизы". С глазами ребенка, которого заманили интересной игрой, Кларк бросился читать отчеты.

Входная дверь с инициалами "Специальный Агент Кларк Бентон" громко заскрипела и около нее возник громадный силуэт.

- Ну что, уже получил? - Грозный голос с вынужденной осторожностью задал вопросы.

Кларк на мгновенье оторвал взгляд от монитора, оценивающим взглядом осмотрел гостя и вернул глаза к монитору.

- Шеф.

- Послушай, Кларк. - В комнату вошел громоздкий, полный старик с редкой сединой, прикрывающей лысый лоб, одетый в полосатую рубашку и брюки огромных размеров, рубашку обжимали подтяжки, на засаленном галстуке даже с такого расстояния были видны пятна от кофе. - Я...

- Шеф, разрешите вопрос?

Шеф молча кивнул.

- Почему снова я? И какого чёрта меня снова втягивают в это дерьмо?

Шеф протер замшевым платком мокрую шею и наклонился над столом Кларка.

- Чёрт возьми, парень, откуда я могу знать? Они просто позвонили мне и выдали четкий приказ. Они просто дали зеленый свет и дали указание послать тебя на это дело. Всё. Черт, да я сам знаю не больше твоего, понимаешь? А даже если бы знал больше, они запретили бы мне говорить что-либо.

- И что будет теперь, шеф? Ждать, пока они снова наденут на меня намордник?

Шеф огорченно посмотрел в глаза Кларку.

-Послушай. Я знаю, через что тебе пришлось пройти, Кларк. Два года - немаленький срок. Я знаю, что ты почти поймал этих чёртовых "Призраков", и я знаю, что это было дело всей твоей карьеры, но... Это всего лишь работа, Кларк. Всегда есть шишка повыше и по важнее. И ты знаешь это.

Кларк презрительно, с явной злостью сделал тягу сигареты, оторвался от монитора и уставился на своего шефа.

- Ну, тогда я займусь делом и буду ждать нового намордника...

- Слушай сюда! - обозлился шеф, приставив указательный палец прямо к лицу Кларка. - Ты специальный агент ФБР, мать твою! Это твоя работа, это твоя служба и обязанность! Если начальство отправит меня хоть в Пакистан или Белоруссию на урегулирования вопросов, я беспрекословно отправлюсь на первом рейсе! Если я скажу тебе заняться этим делом, а потом закрыть его и сдать все материалы, ты так и сделаешь, ясно?!

- Ясно, сэр.

- Я не знаю, что ты натворил, в какие дебри ты влез, или что на кого откопал... Вполне возможно ты дернул не те ниточки... Ты сам знаешь, на чем держится этот город. В конце концов, - уходящий шеф снова протер платком шею, направляясь к двери, - Кларк, тебе платят за это. Ты неприкосновенен, у тебя в подчинении отряд бойцов, целая охапка привилегий, льгот и прочего. Просто делай то, что должен, выполняй приказы и держи язык за зубами.

Кларк продолжительно провел взглядом шефа, безразличным движением положил сигаретный бычок в пепельницу и сложил руки перед лицом.

Завибрировал передатчик с наушником на столе.

- Агент Бентон.

- Сэр, команда исследователей благополучно прибыла, тела приготовлены к "внедрительной" идентификации.

- Новости есть?

- Трупы уже опознаны, вы уже приняли отчет?

- Да, успел просмотреть. Я выезжаю.

- Команде приступать к идентификации?

- Конечно, отдай приказ немедленно...

***


Получив обратно свои вещи и оружие, Йен протянул руку Касперу. Вместо крепкого рукопожатия, Йен получил то, чего ожидал - неуверенное, осторожное, мягкое сплетение рук. Лифт благополучно прибыл на второй уровень, большинство пассажиров ВИП корпуса, в суматохе уже покинули помещение. Страх, паника... Если бы не отряд солдат, захлебнувшиеся в панике от взрыва сливки общества начали бы лезть на стены, топтать друг друга, бороться за свои никчемные жизни. Голдберг с особым недоверием смотрел на Йена, после взрыва он совершенно растерял свою фальшивую уверенность и Йен узнал настоящего, истинного Каспера Голдберга - трусливого, закомплексованного, по-детски испуганного ребёнка. Голдберг долго не решался отпустить крепкую руку Йена, терпя хруст своей кисти. Йен сразу заметил это и с улыбкой отпустил руку.

- Слушай, мне правда очень жаль. Я, я до сих пор не могу поверить что... Что всех их уже нет. С тобой точно все в порядке?

- Справлюсь. То, что случилось, уже случилось, время назад вернуть не получится. Я сам пока не особо все осознал и переварил... Слушай, мне пора. Спасибо за помощь, но нужно успеть решить все вопросы, пока пропуск не закончился... - Йен повернул графический интерфейс на запястье к лицу и в сферическом изображении, среди кучи данных, он нашел то, что нужно - поверхностное полупрозрачное окно с циферблатом, что вел отсчет в обратную сторону. Циферблат указывал 23:44.

- Ровно через сутки, я жду твоего звонка.

- Спасибо, Каспер.

Голдберг поправил галстук, неловко посмотрел в пол, затем на Йена и подался в свой кабинет. Йен накинул капюшон и направился к посадочному коридору.

Территория лифтовой платформы вне ВИП-корпуса как всегда тонула в шуме, гул теребил ушные перепонки каждого, кто попадал сюда. За ВИП-корпусом Йен попал в огромную структурированную площадь с кучей проходов, лестниц, ступенек, эскалаторов. Слева и справа от Йена, по параллельным путям, суетились пассажиры разных контингентов и национальностей. Будучи еще совсем малышом, Йен навсегда запомнил эту атмосферу - запах суеты, вездесущих людей, металла, который лифт шлифовал поездками туда и обратно. Увидев в первый раз купол на центральной площадке лифтовой платформы, Йен влюбился в масштабность, эпичность огромного стального монстра, транспортирующего людей по этажам.

Но это было давно. Слишком давно. Йен уже не первый год замечал одну простую банальную тайну - все со временем становится серым и черно-белым. Все со временем ломается, портится, изменяется и исчезает. Когда-то Йену хватало лишь одного вида на бесконечное зеленое поле, взгляда на что-то настоящее, живое, свежее, хватало ощущения того, что он прикоснулся к чему-то настоящему, что он почувствовал запах, увидел это чудо, живое чудо в огромном стальном мегаполисе.

Потом следовало чувство недостаточности. Так всегда - ты получил то, что хотел, ты достиг критической точки, ты достиг своей цели и, кажется, чего еще нужно желать? И тогда на передний план выходит человеческий фактор. Если ты получил то, что хотел, может, нужны новые вершины? Если эта вершина оказалась у твоих ног, почему бы не покорить новую? Наркотики, алкоголь, разврат, всё новые и новые ступени. Но не вверх, а вниз. Внезапно Йен понял то, что он не помнил момент, когда он в последний раз любовался чем-либо "живым". Смотрел на звезды, не на то мертвое стальное небо первого уровня, к которому так быстро привыкают маленькие детишки. Йен не смог вспомнить хотя бы то, насколько он счастлив от того, что просто дышит. Что его родные и он пережили ядерную войну, окружены защитой, жильем, и удобствами... Но Йен вдруг понял, что все это бессмыслица. Материальная чушь для хомячков-жителей. Та жизнь, от которой его отец пил, пил годами подряд и избивал его, пока тот не научился давать сдачи. Вот то чувство, которое Йен привык ощущать.

Ступив на один из эскалаторов ведущих наверх, откуда волной резал глаза яркий свет, Йен попытался как можно более тщательно спрятать лицо в капюшоне и ограничить внешний контакт. Тем временем, тошнота и туманность сознания вернулись.

Достигнув верхушки эскалатора, Йен ступил на уютный громадный плиточный пол, над которым возвышалась узорная бетонная арка. Спрятав всего себя в плащ, Йен занял место возле живой очереди в один из проходов ведущих наружу.

Минуя блокпост, Йен растворился в толпе. Он спокойно дождался свободного прохода и вышел через громадную декоративную дверь.

Оказавшись снаружи, Йен отчетливо остановился и сделал глубокий вдох. "Даже воздух здесь другой". Родилось у него в голове после того, как легкие ощутили местный кислород. Относительно чистый. С непривычки Йен слегка закашлялся и достал пачку сигарет.

Тем временем, его организм неустанно искал способ сообщить своему хозяину о недостатке «Коктейля» в крови. Пустой желудок наполнялся желудочным соком, заставляя вхолостую работать пищеварительную систему. Руки, ослабленные и блеклые, тряслись так, словно Йен страдал от болезни Паркинсона, голова отказывалась принимать веские, обдуманные решения. Организм, словно овощ, требовал недостающий элемент выживания и его поиска любыми всевозможными способами.

  • Способов поощрения лидером инновационной деятельности своих подчиненных
  • Жизнь может продолжаться вечно
  • Pov’ Bill
  • Требование 6.
  • Скованность фантазии - результат блокировки вашего переживания жизни
  • ПРОТОКОЛ №___
  • Часть IV. Психические свойства личности. т. е. на то, чего организму в данный момент времени не хватает
  • РЕГИСТРАЦИОННАЯ
  • ЧАСТЬ ЧЕТВЕРТАЯ 11 страница
  • Общехозяйственные расходы списываются в зависимости от способа формирования себестоимости.
  • Letters of Introduction
  • Толчок ротора ТГ и вывод оборотов на холостой ход (II этап)
  • Педагогические специальности 28 страница
  • Тема: Конкуренция и монополия
  • Смирение
  • Глава 20. Организационные аспекты деятельности клинического психолога 2 страница
  • Маг и его Тень. Рождение Мага (гет) 37 страница
  • Фоновая сборка мусора в версии .NET 4.0
  • Глава 9 ЛИДИЯ ХОФФМАН
  • Струмообмежуючі реактори: принцип дії, особливості конструкції, умови вибору та перевірки