ПОРА ЗАНЯТЬСЯ НАСТОЯЩИМ ДЕЛОМ!

Антон Иванов. Анна Устинова

Тайна похищенного наследника.

ПОРА ЗАНЯТЬСЯ НАСТОЯЩИМ ДЕЛОМ!

Июнь еще только начался, а жара стояла невыносимая. Даже под вечер в квартире нечем было дышать. Тринадцатилетние близнецы Дима и Маша собирались на дачу. Верней, собиралась в основном Маша. Дима лежал на диване, уткнувшись в газету.

— Может, хватит валяться? — Маша сердито посмотрела на брата.— Завтра же папа рано утром поднимет.

— Отстань,— проворчал в ответ мальчик.— Лучше послушай, что тут творится.— Он потряс перед носом у сестры газетой «Московский комсомолец».— Хуже какого-нибудь Чикаго!

И с выражением прочитал последние криминальные новости:

— «Обезврежена преступная группировка. Сотрудниками Главного управления по организованной преступности было задержано одиннадцать человек. Они подозреваются в совершении ряда заказных убийств в Москве и Подмосковье». Видишь, теперь и на нашей даче, наверное, не поживешь спокойно. Довели страну! — подражая учителю физики, воскликнул Дима.— Вот, Машка, еще послушай: «Дерзкое ограбление произошло вчера в центре Петербурга. Взломщики проникли в мастерскую художника-реставратора Эрмитажа. Похищено двадцать четыре картины русских художников девятнадцатого и двадцатого веков, а также старинный фарфор и ювелирные изделия работы знаменитых мастеров. Общая стоимость похищенного составляет несколько десятков тысяч долларов».

— Ты собираться будешь? — Маша не желала вникать в серьезные проблемы роста преступности.

— Ого! — вместо ответа воскликнул Дима, и короткие светлые волосы на его голове встали дыбом.— Это вообще потрясающе: «На днях бандой неизвестных преступников был захвачен генеральный директор МНПП «Али-Баба» Карабасов А. А. Похитители, подвергая жертву изощренным пыткам и издевательствам, требовали уплаты выкупа в пятьдесят тысяч долларов. К счастью, господина Карабасова удалось освободить. Однако преступники скрылись. Ведется их розыск».

Это была последняя заметка из рубрики «Срочно в номер», которую удалось прочесть Диме. В следующую секунду сестра вырвала из его рук газету. Мальчик вздохнул и нехотя поплелся собирать вещи.

— Вроде бы все.— Девочка легла в изнеможении на ковер.

— У меня тоже все,— отозвался брат.— Здорово! Завтра Петьку увижу. Бабушка говорит, он уже позавчера переехал.

Петька — близкий Димин друг. Видятся они в основном на даче. А в Москве почти никогда. Во-первых, живут совсем в разных концах города. А во-вторых, как-то так уж сложилось. Зато очень приятно встретиться после долгого перерыва!

— Подумаешь, Петька,— мрачно проговорила Маша.— Мне лично на этой даче не с кем общаться.

— А мы? — с удивлением уставился на нее брат.

— Вы — это совсем другое, — вздохнула Маша.— Я говорю о девочках. У меня на даче никогда не было настоящих подруг.

— Дружи с Люськой, —ехидно посоветовал Дима.

— Сам дружи,— фыркнула Маша.— Какой смысл в Люське, кроме испорченного настроения!

Люське Кузнецовой тоже почти тринадцать, но для дружбы она плохой вариант — слишком уж склочная. Потом, она непременно на что-нибудь обижается, устраивает ужасные скандалы и жалуется бабушке и родителям. Поэтому все на даче Люську не любят.



— Ладно, там разберемся,— махнул рукою Дима.— А теперь давай спать. Уже одиннадцать.

Родители действительно подняли их чуть ли не на рассвете. Папа терпеть не мог вести машину в заторах.

Впрочем, путь до поселка был не очень долгим— тридцать километров от дома по широкому прямому шоссе. Затем — поворот налево. Тут дорога резко сужается, уходит в темный густой еловый лесок. Из него выныриваешь неожиданно на открытую поляну, за которой — забор с шлагбаумом. В будке возле шлагбаума сидит сторож Иван Степанович. А за забором — старый дачный поселок. Называется он «Красные Горы». Хотя ни одной горы поблизости нет.

Когда папа затормозил у ворот, Дима выскочил из машины. От запаха зелени и каких-то цветов кружилась голова. Но Дима уже знал, что так всегда бывает после Москвы. К вечеру они с Машей уже никаких запахов замечать не будут.

— Проезжайте! — Мальчик широко распахнул тяжелые створки ворот.

Участок у них был громадный. Дом от ворот и не разглядишь. Он открывался взгляду только на повороте утрамбованной песчаной дороги.

У входа Диму, Машу и их родителей поджидала бабушка Анна Константиновна, пожилая, величественная, но бодрая. Дима и Маша всегда считали, что бабушка и их дача очень друг другу подходят.

Анна Константиновна раньше занималась наукой. И дедушка, ее муж, тоже. А когда он умер, бабушка решила уйти на пенсию. Теперь она только изредка ездит в город.

— На даче мне лучше,— всегда повторяет бабушка.— Я тут много читаю. Когда хочу, общаюсь с соседями. И потихоньку пишу мемуары. Представить себе не могу, что такое скука!

Но она все равно очень радовалась, когда к ней привозили на каникулы Диму и Машу.

— Мойте руки и быстро за стол! — скомандовала она.

— Ну, какие у вас тут новости? — спросила мама.

— Новости в основном поселкового круга,— посмеиваясь, ответила бабушка.— Первое, что могу вам с прискорбием сообщить,— у старухи Ковровой-Водкиной крыша поехала окончательно.

Дима и Маша переглянулись. Эта Коврова-Водкина им досаждала уже два лета подряд. Ей все время мерещилось, будто внуки Анны Константиновны воруют что-то в ее саду.

— По-моему, у нее с крышей давно не в порядке,— фыркнула Маша.

— Теперь еще хуже,— продолжала спокойно бабушка.— Раньше она плохо соображала, но по крайней мере хорошо слышала. А вчера звонит: «У меня работница выходная. Не купите ли мне утречком молока в магазине?» Я ей отвечаю, что не могу, потому что утром ко мне приезжают внуки. А она: «Подумаешь, у вас в ухе! У меня ноги по такой жаре совсем не ходят!» И бросила трубку.

К приезду внуков Анна Константиновна испекла их любимый пирог с вареньем. Съев по четыре куска, дети встали из-за стола. Им хотелось скорее попасть в свои комнаты на втором этаже. Они не были там с весенних каникул.

— Кстати! — окликнула их снизу бабушка.— Я про самую главную новость забыла. На соседней даче снова живут какие-то дальние родственники Мишиных. Молодое семейство, и у них дочка Настя как раз твоих лет, Маша. Пошли познакомлю! Тем более девочка необычная.

— Необычная? — удивилась Маша.— Чем?

— Сама увидишь,— загадочно улыбаясь, ответила бабушка.

За ворота они выходить не стали, а углубились в лесок, который начинался сразу за домом. Пройдя по тропинке между деревьями, они через боковую калитку проникли на соседний участок.

Путь через лес был протоптан еще с тех пор, когда дедушка Маши и Димы дружил с хозяином этой дачи — художником Мишиным. Правда, художник умер уже давно. Несколько лет спустя заболела его вдова, и дача вообще пустовала. Теперь старый дом Мишиных ожил. Его только что покрасили и пристроили новое крыльцо. А перед крыльцом стояла девочка с ярко-рыжими волосами.

Едва завидев Машу и Анну Константиновну, девочка бросилась им навстречу.

— Наконец-то! Я вашу Машу точно такой себе представляла!

— Какой такой? — Маше всегда казалось, что в ее внешности нет ничего выдающегося. Среднего роста. Светло-русые волосы. Голубые глаза. Что тут особенного?

— Ну такой, как ты есть,— заявила Настя.

Маша не могла скрыть улыбки. Новая знакомая выглядела очень эффектно — худая, высокая, с копной ярко-рыжих волос и ярко-зелеными глазами. Она вся будто светилась в солнечных лучах.

— Я очень рада, что ты приехала! — воскликнула сияющая Настя.

— Ну, думаю, я больше вам не нужна,— сказала Анна Константиновна.— Пойду. Не опаздывайте с Димой к обеду.

— Хорошо,— кивнула в ответ Маша.

Полминуты спустя они с Настей устроились на скамейке под старой яблоней и беседовали так, будто были знакомы уже много лет.

— Слушай, поедем на велосипедах куда-нибудь,— предложила Настя.

— Мой еще не накачан,— сказала Маша.— Дима обещал сменить камеру, но его сейчас нет дома. Понесся к своему Петьке.

— Ой, у тебя же брат есть! Вы близнецы! Мне твоя бабушка говорила. Наверное, вы очень похожи?

— Ну не так, чтобы очень. Но вообще-то он правда почти такой же, как я. Только ростом немного повыше.

— Наверное, хорошо, когда рядом брат,— позавидовала немного Настя. Она была единственным ребенком в семье.

— Когда как,— ответила Маша.— Во всяком случае, с Димой весело. Кстати, пойдем-ка, сейчас я познакомлю тебя с мальчиками.

— С удовольствием,— немедленно согласилась Настя.— Только скажу маме с папой!

Дима и Петька в это время успели уже обсудить все самое важное, что случилось с ними за последние полгода.

Внешне Петька — полная противоположность Диме. Дима — худой, долговязый, мечтательный. Петька — приземист и широкоплеч, носит очки. Волосы у Димы, как и у Маши, светло-русые. Петька — черноволосый.

Кроме того, Петька отличается большой обстоятельностью. Если его заинтересовала какая-нибудь книга, или картина, или музыкальное произведение, он непременно потом изучает все творческое наследие любимого автора. В прошлом году он таким образом одолел всего Диккенса, до этого — Конан Доила. А сейчас у него в работе Шекспир и все девять симфоний Бетховена.

Дима так никогда бы не мог. Ему нужно было разнообразие. Зато именно Петька всегда придумывал потрясающе интересные игры. Например, в Троянскую войну, где Маша была прекрасной Еленой, а Дима, сидя в старой детской коляске, изображал троянского коня. Когда же военные действия друзьям наскучили, большое поле недалеко от поселка превратилось в пустыню. Петька изображал Моисея. А Дима и Маша вышли под его руководством из Египта, который находился недалеко от дачи Ковровой-Водкиной.

— Знакомьтесь! Настя! — Маша подвела к мальчикам свою новую подругу.

Петька, едва лишь взглянув на Настю, вдруг захотел быть выше, сильней и взрослее. Девочка ему очень понравилась.

— Петр,— очень официально представился он и, словно бы возобновляя прерванный разговор, сказал Диме: — Да, кстати, я недавно под руководством одного йога учился медитировать.

— Медитировать? — заинтересовалась, к Петькиной радости, новая девочка.— Это когда твой дух улетает в другие миры, пока сам сидишь в своей комнате? Ты там что-нибудь видел?

— Да в общем-то ничего,— честно признался Петька.— Этот йог мне сказал, что мне еще нужно сильно себя совершенствовать. У меня карма пока слишком тяжелая. Ну ладно. Пошли ко мне в комнату, поговорим серьезно.

В комнате Петьки было на что посмотреть. Коллекция настоящих погон и фуражек, которую Петька собрал в одиннадцать лет, когда увлекался военным делом. Тогда же он сделал из дерева пять пистолетов.

— Мы однажды этими пистолетами напугали нашего сторожа Ивана Степановича,— смеясь, сказала Насте Маша.

— Да уж! — Петька потер руки от удовольствия.— Неплохо тогда у нас получилось.

— Что там у вас получилось? — спросила Настя.

Дети, перебивая друг друга, рассказали ей такую историю. Когда пистолеты были готовы, Петька решил их испробовать. Они вместе с Машей и Димой подкрались к сторожке возле шлагбаума и, присев, чтобы их не было видно, просунули пистолеты в окно. Сторож Иван Степанович, или Степаныч, как чаще всего называли его в поселке, уже лежал в постели. Увидав три пистолета, он с криками «Помогите!» прямо в пижаме кинулся вон из дома.

«Мне сразу все было ясно,— оправдывался впоследствии Иван Степанович.— Я ведь в прошлом — заслуженный работник органов правопорядка. И наглый розыгрыш как-нибудь могу отличить от настоящего преступления. Просто воспользовался хорошим поводом для отработки служебных

Действий в случае настоящего нападения на поселок».

Петька, Дима и Маша, однако, с тех пор особой любовью Ивана Степановича не пользовались.

«Есть тут у нас одна подростковая троица с полным неуважением к беззаветному трудовому подвигу дедов и прадедов,— частенько с той поры повторял Иван Степанович.— Для подобных детей вообще ничего святого не существует». Насте очень понравилась эта история.

— А я-то боялась, что мне будет скучно в вашем поселке!

— Вы что, эту дачу купили? — решил выяснить Петька.

— Нет. Нам она по наследству досталась. Моя мама — единственная дальняя родственница Мишиной. Та была совсем одинокой, и, когда тяжело заболела, маме пришлось ухаживать за ней.

— Понятно,— хором произнесли остальные.

— А чем вы теперь предполагаете заняться? — осведомилась Настя как бы у всей компании, но посмотрела при этом на Петьку.

— Есть варианты,— медленно проговорил тот.— Вы газеты вообще читаете?

— Вот этот вчера читал! — покосилась на брата Маша.— Еле оторвала. У него так в Москве каждый день. Пока про все преступления не прочитает, от газеты его не оторвешь.

— Именно про криминальную хронику я и хотел сказать,— продолжал Петька.— Я ее тоже часто читаю. И детективами увлекаюсь. И по телевизору почти все передачи об этом смотрю. Вот мне и кажется: пора нам заняться настоящим делом.

— То есть стать преступниками? — Маша в ужасе покосилась на него.— Тебе что, родители денег мало дают? Тогда лучше наймись на лето в наш магазин. Там висит объявление, что кто-то

требуется.

— При чем тут деньги! — отмахнулся Петька,

— И он еще говорит «при чем»! — с возмущением посмотрел на старого друга Дима.— Деньги абсолютно всем нормальным людям нужны.

— В общем, ты прав,— согласился Петька.— Но я сейчас о другом: что, если мы с вами попробуем раскрыть какое-нибудь преступление?

— Вообще-то заманчиво, — заинтересовался Дима. — Только какие у нас тут могут быть преступления?

— И он еще говорит, что увлекается криминальной хроникой! —т Петька даже вскочил на ноги от возмущения.— Сам разве не знаешь, что теперь в Подмосковье творится? Грабежи! Похищения! Вымогательства! Чем наши Красные Горы хуже других? Думаю, в нашем поселке тоже найдутся преступники.

— Среди стареньких академиков? — съязвила Настя.

— Да нет,— возразил Петька,— скорей уж среди «новых русских». Видали, какие они виллы строят?

Он говорил о новой улице, где за последнее время выросло несколько шикарных кирпичных особняков.

— Как же мы там будем искать преступников? — задала новый вопрос рыжая девочка.

— Ну не обязательно же там,— засмеялся Петька.— А вообще, нам в первую очередь надо создать свою детективную организацию. Разработать устав. И все остальное тоже. В таких делах нужен настоящий профессионализм.

— Уже три! — вскрикнул Дима, взглянув на часы.— Мы же к обеду опаздываем! Машка, быстро домой!

— Мне тоже пора,— заторопилась Настя.

— В таком случае встретимся завтра,— сказал им Петька.— С утра пойдем искупаемся. А потом уж — за дело.

К обеду брат и сестра поспели почти вовремя.

За столом бабушка поделилась последними новостями:

— Напрасно я ходила сегодня к Ковровой-Водкиной. Так всегда: хочешь сделать доброе дело, а получается черт знает что. Даю ей конфеты, а она морщится: «Я же просила у вас молока». Дело происходило на кухне. Заглядываю в ее холодильник, а там бутылок пять можайского. «Вот же у вас молоко,— говорю,— Наталья Владимировна!» А она отвечает, что это, видите ли, не то молоко. В нем жирности мало. Непременно ей подавай разливное из нашего магазина.

— Не понимаю, чего ты с ней возишься? — спросила Маша.— Вы же все время только ругаетесь.

— Ну и что? — Бабушка доела десерт.— Коврова-Водкина, если хочешь, мой долг перед собственной совестью. Мы же с ней почти ровесницы. Но я еще в форме, а она такая несчастная. В голове у нее совершенно все сместилось. Она просто помешана на своем дворянском происхождении. Вообще-то она и впрямь чуть ли не царских кровей, но родилась уже после революции. И, представьте себе, недавно начала мне рассказывать, как в детские годы с ней государь император играл. И ничем ее не переубедишь. Раньше, правда, она совсем другая была — очень деятельная, вечно в каких-то общественных фондах и комитетах. И многим действительно помогала. Только характер ужасный,— фыркнула Анна Константиновна.— Даже с теми, кому помогала, ругалась.

— Тяжелый случай,— тихо сказал папа.— Ладно, нам пора ехать. Дел в Москве ужасно много.

— Догадываюсь,— с улыбкой произнесла Анна Константиновна.

Дима и Маша тоже расценили скорый отъезд родителей как явление совершенно нормальное. Теперь папа с мамой будут сюда приезжать лишь по субботам и воскресеньям. Во-первых, они каждый день должны быть на работе. А во-вторых, всегда говорят, что в каникулы осуществляется их священное право на отдых.

  • Описание системы работы, направленной на развитие навыка самоконтроля
  • И это конец?
  • Для несовершеннолетних и юных матерей
  • Кіріспе. 1. +Қоршаған орта факторларының адам ағзасына әсерін зерттейтін
  • Додаток 19. Методи деаерації води залежно від типу енергетичного обладнання
  • Відрядження, відпустки.
  • Познавательный аспект языковой личности
  • ТЕСТЫ ПО БУХГАЛТЕРСКОМУ УЧЕТУ
  • Обработка и интерпретация результатов теста.
  • ПОГРЕБЕНИЕ - В20.04.1957 ДЖЕФФЕРСОНВИЛЛ, ИНДИАНА, США
  • Часть вторая 9 страница. — Есть, товарищ старший лейтенант
  • Как душа выбирает свой Род
  • Максимально допустимая скорость ветра для вертолета Ми-8
  • Толстокишечная
  • Просветивый сиянием пришествия Твоего, Христе, и осветивый Крестом Твоим мира концы, сердца просвети светом Твоего богоразумия, православно поющих Тя.
  • Круглые фары
  • Горят свечи, звучит все та же приятная музыка, но мы у же вместе. Втроем. Мирно посапывает на груди наша дочурка.
  • V. Организация работы по реализации основных положений концепции
  • Классификационные критерии артериита Такаясу
  • Авторитет (т) - представитель высшей группы в неформальной иерархии заключенных (см. блатной, вор в законе). 3 страница