Глава 6. Со времени возвращения Скорджа с Халлиона прошла неделя

Со времени возвращения Скорджа с Халлиона прошла неделя. Ежедневные дозы кольто залечили его раны, и даже треснувшие ребра срослись. Однако его гордость была по-прежнему уязвлена, а уверенность в себе – поколеблена. Задание было выполнено успешно, но все прошло далеко не так гладко, как ему хотелось бы. Он не сомневался, что в своем отчете для Найрисс Сечел в красках расписал все ошибки и промахи Скорджа.

Он уже отчаялся найти способ справиться со своей досадой и лишь сегодня почувствовал в себе силы выйти на оборудованную в крепости Найрисс площадку для упражнений, чтобы наконец-то размять кости. Он редко позволял себе провести больше двух-трех дней без тренировок, понимая, что его жизнь напрямую зависит от того, насколько хороша его боевая подготовка.

И хотя на площадке было полно бойцов, никто из них не годился для спарринга. Драка с солдатами Мертога его только раззадорит, но не принесет никакой реальной пользы. И даже сам начальник охраны не станет для обученного боевым искусствам сита достойным соперником.

Так что он просто облачился в свой боевой доспех и стал выполнять стандартный набор упражнений для оттачивания рефлексов. Алый клинок меча гудел, выписывая круги и совершая яростные выпады Джуйо – седьмой формы владения световым мечом. Оружие двигалось так быстро, что напоминало размытую полосу света, но каждый удар был тщательно выверен и направлен.

Спустя некоторое время на площадке появилась юная тви’лека – рабыня Найрисс. Она смиренно замерла у края площадки, почтительно опустив голову.

Скордж закончил упражнение, всецело понимая, что девчонку могла послать только госпожа. Деактивировав меч и пристегнув его к поясу, он двинулся через двор навстречу служанке.

– Дарт Найрисс желает говорить с вами, – тихо произнесла тви’лека, не поднимая глаз.

– Сечел тоже там будет? – поинтересовался Скордж.

– Я не знаю, господин, – ответила она. Скордж нахмурился. Он не разговаривал с Сечелом и не видел его с момента возвращения.

– Отведи меня к Найрисс.

Служанка кивнула и засеменила прочь. Скордж последовал за ней.

На прошлой неделе он несколько раз пытался разыскать Сечела, но советник постоянно отсутствовал, выполняя очередное из множества поручений. Возможно, это было простым совпадением – но не исключено, что Сечел сознательно избегал Скорджа.

И Скордж догадывался почему. Пока он поправлялся, у него было предостаточно времени, чтобы обдумать произошедшее. Несколько раз прокрутив в голове ход событий, Скордж пришел к весьма интересным заключениям, которые Сечел вряд ли захотел бы обсуждать с ним с глазу на глаз.

Рабыня вела его через восточное крыло крепости. Она резво бежала впереди, но длинноногий Скордж без труда поспевал за ней – и на ходу продолжал обдумывать свою проблему с Сечелом.

На первых порах он был благодарен советнику за то, что тот вовремя отключил питание охранных дроидов и спас ему жизнь. Теперь, однако, он сильно сомневался в чистоте намерений Сечела. Чем больше он думал об этом, тем больше находил свидетельств тому, что советник вовсе не стремился во что бы то ни стало увезти Скорджа с этого задания живым.



Сечел, безусловно, не прошел бы через ограду завода и охранных дронов без помощи сита-воина. И нужен был кто-то, кто мог задержать охрану, пока он взламывает компьютерную сеть корпорации. Но в дальнейшем надобность в услугах Скорджа отпадала. Как только дроиды были отключены, Сечел больше не нуждался в защите, которую ему мог предоставить повелитель ситов.

То, что поначалу казалось бредом конченого параноика, выглядело все более и более правдоподобным по мере того, как Скордж припоминал мелкие детали задания. У него не было возможности узнать, сколько времени понадобилось Сечелу на взлом системы, но, скорее всего, нужные файлы должны были найтись в первые же несколько минут вторжения в базу данных. И дроидов можно было обесточить значительно раньше, чем это сделал Сечел.

Не мог ли советник умышленно оттягивать момент отключения, давая дроидам достаточно времени, чтобы разделаться со Скорджем? Находясь в зале архива, Сечел не видел, что происходит в цеху. Очевидно, к тому времени, когда советник отключил подачу энергии, он решил, что Скордж уже мертв.

Из этого вытекало логичное объяснение, почему Сечел не вызвал Скорджа по комлинку и не сообщил, что завод вот-вот взлетит на воздух. Советник упомянул о реакторах, лишь когда Скордж сам связался с ним – после того как цех погрузился в темноту. Если бы Скордж не вышел на связь, Сечел запросто бы смылся под покровом темноты.

И уверения Сечела, что у «Юксиол» нет штурмовых дроидов, теперь тоже вызывали вопросы. Те машины, с которыми столкнулся Скордж, могли, конечно, быть экспериментальными образцами, как утверждал советник, но высока вероятность, что он знал о них с самого начала и не предупредил Скорджа, рассчитывая, что с их появлением сит будет застигнут врасплох.

Три подозрительных совпадения: вероятная задержка отключения питания, умалчивание об угрозе взрыва и внезапное появление штурмовых дроидов, – еще не давали Скорджу полной уверенности в правоте собственных выводов. Однако тот факт, что теперь советник намеренно избегал его, только усиливал желание сита устроить ему очень долгий и очень личный допрос с пристрастием. К несчастью, с этим придется повременить. Сечел по-прежнему оставался под покровительством Найрисс, а Скорджу не хотелось провоцировать гнев представителя Темного Совета, пытая ее подчиненного. По крайней мере, не сейчас.

Они почти достигли дверей в личные покои Найрисс. Скордж подумывал о том, чтобы поделиться с ней своими подозрениями, но быстро отмел эту идею. Сечел был искусен в политических маневрах, и даже будь он трижды виновен, привлечение к делу Найрисс могло сыграть против самого Скорджа. Лучше разобраться с ним лично, когда придет время.

Рабыня тихонько постучала, и из-за двери донесся голос ее госпожи:

– Войдите!

Найрисс снова сидела у компьютерной панели в центре комнаты. Она поднялась и повернулась к Скорджу, в то время как тви'лека запирала дверь, чтобы никто не мог нарушить их уединение.

– Мне сообщили, что ты излечился от ран, – проронила Найрисс.

– Ничего серьезного, госпожа, – ответил Скордж.

– Кажется, у тебя вошло в привычку калечиться, работая на меня.

– Штурмовые дроиды стали для меня неожиданностью.

– Ну а меня, в свою очередь, удивило, что они создали тебе столько проблем.

Скордж промолчал.

Найрисс растянула свои сухие, потрескавшиеся губы в неприятной ухмылке – столь широкой, что казалось, будто она заняла половину морщинистого лица женщины. Скордж молчаливо терпел, дожидаясь, когда госпожа проявит милосердие и перестанет ухмыляться.

– Мне кажется странным, что некто, обладающий твоей репутацией, еле-еле управился с единственным штурмовым дроидом и кучкой патрульных дронов. Особенно если припомнить, как легко ты разобрался с моими наемниками.

Скордж чувствовал какой-то расплывчатый намек в словах Найрисс, но понятия не имел, к чему она клонит.

– Я… я не понимаю, – наконец выдавил он.

– Верно, не понимаешь, – подтвердила она, снова сверкнув улыбкой, приведшей его в замешательство. – Напомни-ка мне Кодекс ситов, – велела она строгим голосом наставника из Академии.

– Покой – это ложь, есть только страсть. Страсть придает силы, – Скордж без труда вспоминал слова. Эту мантру вбивали в головы учеников до тех пор, пока она не начинала отскакивать от зубов. – Сила дарует власть. Власть приносит победу. Победа сорвет с меня оковы.

– Слова ты знаешь, но не понимаешь, о чем они, – упрекнула его Найрисс. – Темная сторона взывает к самым сильным эмоциям: гневу, ненависти, страху. Нас учат использовать их, чтобы раскрыть свой полный потенциал и направить энергию Силы на врагов.

Скордж с трудом сдерживал нетерпение, угрожавшее выплеснуться наружу. Подобные лекции он слышал несчетное число раз за годы своего ученичества, но Найрисс определенно подводила его к чему-то, чего он никак не мог разглядеть.

– Сила наполняет каждое живое существо, – продолжала она. – Когда мы сражаемся с противником из плоти и крови, мы черпаем силу из его эмоций. Всякий следующий путем тьмы делает это на подсознательном уровне – настолько инстинктивно, что инструкторы не считают нужным даже обучать этому. – Она помолчала, и снова он не смог понять, к чему она клонит.

– Я изучала голозаписи твоих тренировок в Академии и наблюдала, как ты сражаешься с подосланными мной наемниками, – наконец проговорила она. – У тебя особый дар. Ты не просто питаешься эмоциями противника, ты их буквально пожираешь. Животный страх врага – настоящее пиршество для тебя, и это усиливает твою ненависть и гнев. Рождает топливо для Силы. Превращает тебя в безупречное оружие смерти и разрушения.

Скордж кивнул. Битва с живым противником всегда пьянила его; с каждым ударом и выпадом он ощущал волну жара, которая прокатывалась по венам, наполняя тело мощью. Мощью, которой он абсолютно не чувствовал на заводе «Юксиол».

– Когда я дрался с дроидом-охранником, мне было не за что ухватиться. Пустота. Холод.

– В самую точку. Ты пытался черпать несуществующие эмоции, и это лишь ослабило тебя. Полагаю, раньше ты подобного в себе не замечал – даже самый сильный дар нужно направлять, чтобы эффективно использовать. – Она покачала головой. – Ты так привык полагаться на свой дар, что забыл о самом важном источнике силы – о себе. В следующий раз, оказавшись в схожей ситуации, ты должен сосредоточиться на себе самом. Призови собственные эмоции, и ты разделаешься с механическими врагами с той же легкостью, с какой разишь живого противника.

Скордж снова выразил свое согласие кивком. Он на дух не переносил нотации, но ее наблюдение оказалось весьма ценным: он действительно научился полагаться на эмоции врага, подпитывая свою силу, и не представлял, что подобная способность станет его слабостью. Однако время и должные тренировки позволят ему преодолеть эту слабость.

– Бесценный урок, госпожа. Я его не забуду.

– На моей службе и без тебя предостаточно подхалимов, – отмахнулась Найрисс.

– Но ни один из них не способен на то, что могу я, – напомнил ей Скордж.

Найрисс снова скривила губы в плотоядной ухмылке, и Скордж едва удержался, чтобы не поежиться от холода, пробежавшего по спине.

– Надеюсь, я вернула тебе уверенность, которая станет залогом побед в дальнейших твоих сражениях, – сказала Найрисс. – Файлы, добытые Сечелом на «Юксиол», содержали немало ценных сведений. Сечел вышел на заказчиков напавшего на меня дроида – группу людей-экстремистов с Бостирды. Они жаждут освободить свою планету от тирании Императора и Темного Совета.

В голосе Найрисс слышался неприкрытый сарказм, и Скордж разделял ее презрение. Были враги, к которым он невольно испытывал уважение, чьи мотивы он мог понять и принять, несмотря на то, что ему приходилось сражаться против них. Но здесь был явно не тот случай.

На планетах, совсем недавно попавших под пяту Империи – таких, как тот же Халлион, – еще можно было ожидать народного волнения. Но Бостирда была частью Империи уже более сотни лет. Ее жители считались полноценными гражданами и пользовались теми же правами и привилегиями, что и обитатели Дромунд-Кааса.

Люди могли сколь угодно долго распространять свою сепаратистскую пропаганду, возмущаясь дискриминацией их вида, но Скордж отлично знал, что эти претензии беспочвенны. Самый первый темный джедай, который тысячелетия назад обучил ситов искусствам Силы, был человеком. И хотя их родословная давным-давно смешалась с генеалогическим древом ситской аристократии, люди до сих пор составляли подавляющее большинство населения Империи.

Конечно, среди людей встречались и рабы, но то были лишь немногие, родившиеся в низших слоях общества или павшие на самое дно из-за собственных неудач и слабостей. И они, в отличие от других низших существ, не были жертвами гонений и дискриминаций. Не существовало никаких законов, ограничивающих их свободу или запрещающих занимать ту или иную должность.

Люди могли далеко продвинуться на военной службе, а на некоторых планетах власть и вовсе принадлежала богатым и влиятельным человеческим семьям. Император назначал людей на руководящие должности в Темном Совете. Из двенадцати нынешних членов Совета пятеро были людьми, в том числе и Дарт Зидрикс – советник с наибольшим опытом.

У людей не было ни права, ни причины жаловаться на свое положение в Империи. Эти сепаратисты были предателями, неблагодарным отродьем.

– Почему они напали на вас? – вслух спросил Скордж. – Почему не на Императора?

– Императора слишком надежно охраняют, – ответила Найрисс. – Поскольку атаковать его – затея безнадежная, они выбрали другую подходящую цель – одного из старейших членов Темного Совета. И они не тронут Дарта Зидрикса, – прибавила она. – Он человек. Скорее всего, они считают его своим.

– Что насчет Дарта Игрола? – поинтересовался Скордж. – Он сит, и служит в Совете дольше, чем все остальные – не считая Зидрикса.

– Игрол проживает на Дромунд-Фелсе. Убийство сита на Дромунд-Каасе – в столице Империи – для них более почетно. – Найрисс помолчала. – Они также могли выбрать меня из-за нашей с Дартом Зидриксом взаимной неприязни, которая существует с самого моего вступления в Совет. Будучи одним из самых могущественных членов Совета, он уже тогда чувствовал мой потенциал и боялся его. Он десятилетиями строил против меня козни, но я каждый раз выпутывалась, мало-помалу наращивая власть и обзаводясь полезными связями, тогда как он, напротив, терял позиции.

Найрисс не сообщила Скорджу ничего нового. Всем было известно, что члены Темного Совета, как правило, видят друг в друге опасных конкурентов и ведут тайные противостояния за кулисами государственной политики. Скордж подозревал, что Император лишь потакает подобного рода конкуренции, поскольку перессорившиеся члены Совета не станут объединяться против него самого.

Однако, что бы ни говорила Найрисс, ее соперничество с Дартом Зидриксом едва ли можно было назвать односторонним. Они оба испытывали взлеты и падения, но ни одни из них не сумел добиться достаточного перевеса, чтобы окончательно и бесповоротно избавиться от второго.

Скордж решил, что упоминать об этом будет слегка опрометчивым шагом.

– Вероятно, сепаратисты считают нашу с Зидриксом вражду доказательством того, что я ненавижу весь род людской. Это, разумеется, не так, однако хорошо сфабрикованная ложь часто работает эффективней всякой правды.

Она рассуждала вполне логично, но причины действий сепаратистов уже не имели значения. Они покушались на жизнь члена Темного Совета. Им не придется ждать пощады.

– Я найду и выпотрошу предателей, – провозгласил Скордж.

– Их уже нашли. Сечел использовал добытую на «Юксиол» информацию, чтобы вычислить местонахождение сепаратистской базы в горах Бостирды. Если они уже прознали об уничтожении завода, у них могут возникнуть подозрения. Потому нам стоит поторопиться и не позволить им перебраться на другую базу. Мои люди отправляются на Бостирду сегодня же. Ты будешь их сопровождать.

– Вы снова посылаете со мной Сечела?

Найрисс кивнула:

– Террористы могут держать связь с другими ячейками. Сечел взломает их записи и выяснит, кто их сообщники. Я также даю тебе в помощь Мертога и его солдат. Сечел будет твоим скальпелем, а солдаты – кувалдой.

Скордж предпочел бы обойтись без Сечела, по крайней мере до тех пор, пока не подтвердятся или развеются его подозрения.

Он быстро обдумал, не нужно ли поделиться своими опасениями с Найрисс, но все же решил придерживаться первоначального плана и оставить свое мнение при себе. Ситу придется не спускать с Сечела глаз и остерегаться новых ловушек. Ему еще представится шанс разобраться с советником после того, как сепаратисты буду разбиты, а сам воин докажет Дарт Найрисс свою полезность.

– Человеческая мразь будет уничтожена, госпожа, – пообещал Скордж, низко поклонившись. – Я не подведу.

  • Министерство общего и профессионального образования
  • ГДЕ СВЕТУ КОНЕЦ?
  • Определение абсолютной погрешности при многократных и однократном измерениях.
  • Первая счастливая минута. Митч относит меня наверх на закорках
  • Великое Похолодание и его последствия для Мидгард-Земли
  • Вопрос: Если предполагается ввозить людей чуждой культуры, то возникает вопрос: мы их затем интегрируем в свою культуру, или используем, а затем отторгаем?
  • На наш век хватит
  • 8. Минимальное число атомов углерода в аренах
  • Проверьте свою позицию — и измените ее
  • Игры - говорилки, игры логичские, игры интеллектуальные, игры со словами. 1 страница
  • Программа предлагает гибкую реализацию диаграмм Парето, X-карт, R карт, S карт, S2 карт (основанных на анализе дисперсий), C карт, Np карт (биномиальные частоты), P карт (биномиальное распределение
  • V2: Тема 1.1. Объект, предмет, задачи, состояние и перспективы.
  • ID3 s3TCON(123)TIT2‹яюHe Knows My Name (Francesca Battistelli Cover) | vk.com/kidsmusichitTPE1яюAldrich LloydTYER яю2015WXXXvk.com/kidsmusichitAPICx©image/jpg 84 страница
  • О судебной практике по делам об освобождении имущества от ареста
  • Тема №2
  • Сла́ва Отцу́ и Сы́ну и Свято́му Ду́ху и ны́не и при́сно и во ве́ки веко́в. Ами́нь.
  • To” instead of the whole infinitive
  • Все ключники должны попасть во Временной Разрыв и найти Расколотый Замок. Василиса готова сделать все, чтобы доказать умение управлять временем. Но Елена Мортинова обязательно встанет на ее пути. 8 страница
  • О том, что составляет "усладу холостяка" 18 страница
  • Библия и гадание