Вот и наступил переломный момент в политической ситуации между Империей Элиров и Шатерским Халифатом. Началась война. И вчерашним магам-первокурсникам приходится отправиться в форт на границе двух 8 страница

– Мое место в теплой кровати, – спокойно ответил я. – И вы сейчас стоите у меня на пути.

Странно, но спокойствие далось мне легко. Пожалуй, на фоне последних приключений и предстоящей работы в Проклятых Землях их угрозы смотрелись несколько тускло.

– Так попробуй пройди мимо меня, – усмехнулся Ленс.

В воздухе перед ним сформировался небольшой фаербол.

Похоже, «водники» решили демонстративно расправиться с нами нашим же оружием – магией сферы огня. Точнее, нашим бывшим оружием. Они явно неплохо подготовились и все продумали, поэтому я даже не пытался сбежать, желая хотя бы сохранить достоинство в столь неудачной ситуации.

– Пройду, – все так же спокойно пообещал я.

«Водники» неуверенно переглянулись. Конечно же они ожидали иной реакции, а я веду себя так, словно имею туз в рукаве, хотя на самом деле вся моя уверенность – пустой пшик.

– В этот раз твои дружки тебе не помогут, – пригрозил Энджел.

«Как будто до этого мне кто-то помогал, – с легким удивлением подумал я. – Когда такое было-то?»

– Слышь, уроды, вы ни про кого не забыли?! – неожиданно вклинился Наив.

Все это время он молча слушал наш обмен любезностями, и я на какое-то время забыл, что он сейчас в слегка нестабильном состоянии. Подозреваю, с подстегивающими его эмоциями было не так-то просто промолчать и не броситься на «водников» в первую же секунду.

– Ой, кто это у нас тут заговорил? – удивился Энджел. – Я начинаю уважать местных ученых, неужели они ему мозг пересадили?

– Конечно, – ничуть не смутился Наив. – Обратись, и тебе подберут соответствующий. Думаю, крысиный будет в самый раз.

Признаюсь, я сам слегка опешил от таких острот со стороны Наива, а «водники» и вовсе дар речи потеряли.

– Ах ты, жирный урод! – наконец среагировал Энджел.

Он и Ленс одновременно напали на нас, используя несложные, но действенные заклинания факультетов воды и огня. Самым гадким было то, что маневрировать было вроде как и негде – ширина прохода составляла всего несколько метров. Хорошо хоть они не стали применять серьезные заклинания, побоявшись нечаянно убить двух инвалидов, не способных создать даже простейшее плетение. И еще лучше то, что у меня был небольшой остро заточенный козырь в ножнах на поясе.

Выхватив кукри, я с легкостью рассек летящий в меня Огненный Шар и дернулся было помогать Наиву, но тот зачем-то сам прыгнул навстречу небольшому Ледяному Копью и просто-напросто разбил его ударом кулака.



Поняв, что просто так нас не взять, Ленс, Энджел и присоединившийся к ним Стори осыпали нас не очень сильными, но неприятными плетениями. Часть из них я смог отбить ножом, но некоторые заклинания достигли цели, тут же повредив огнем ладонь, которой я прикрыл лицо, и проткнув ледяными осколками ливрею. К счастью для нас, броня надежно защищала туловище от любых осколков, а вот руки, ноги и голову приходилось беречь самому.

Дракон их задери, давненько в меня не попадали заклинаниями!

Пока я тратил все свое внимание на защиту, Наив умудрился одним броском взбежать по лестнице, не обратив никакого внимания на доставшие его заклинания, и напасть на «водников». Удар кулаком отправил Ленса в полет до ближайшей стены, но затем Энджел и Стори буквально отшвырнули Наива обратно вниз, к тому же еще и проткнув незащищенную руку Ледяным Копьем. Упав на пол, Наив тут же был прикован к нему Ледяными Оковами за руки и за ноги. Мне пришлось поспешно встать между тщетно пытавшимся подняться другом и «водниками», чтобы попытаться защитить его, впрочем, без особой надежды на успех.

Пока Стори помогал Ленсу подняться на ноги, я оказался один на один с Энджелом.

– Ну теперь ты мне за все ответишь, – злорадно осклабился он.

И только тут до меня с опозданием дошло, что он запросто может убить меня. Случайно, а, может, и специально – мало ли, что творится в его голове? Хоть «водники» до этого момента и старались использовать слабые заклинания, но, встретив сопротивление, запросто могли потерять над собой контроль.

– Зак, ложись! – неожиданно крикнул с пола Наив.

Я послушно рухнул на пол, прежде чем подумал, чем обусловлен его крик. Надо мной пронесся сгусток фиолетовой энергии, благополучно миновал ловко пригнувшегося Энджела и ударил в едва заметно мерцающий Поединочный Купол. Раздался громкий хлопок, и заклинание исчезло.

Стори схватил Энджела за плечо, не дав завершить ответное атакующее заклинание.

– Бежим, сейчас здесь будет патруль!

Энджел просверлил меня злым взглядом, но послушно рванул вместе с Ленсом вслед за Стори вверх по лестнице.

– Куда же вы?! – зло крикнул я. – Мы еще не закончили!

Убедившись, что они удрали, я тут же бросился отколупывать Наива от пола, осторожно кроша лед с помощью кукри.

– Ты как, нормально? – спросил я, вовсю работая ножом.

– Норм… – начал Наив, но дальше раздалось лишь сдавленное бульканье.

Подняв взгляд на его лицо, я с ужасом увидел, что из его рта течет кровь. Глаза Наива были закрыты, и, судя по всему, он потерял сознание.

«Странно, он же вроде бы не получил серьезных ранений! – ошарашенно подумал я, на какое-то мгновение растерявшись. – И где эти драконовы патрули, когда так нужны?!»

Особенностью ледяной магии воды являлось то, что после сформирования заклинания изо льда выходила вся магия. То есть все затраченные «маги» шли на конденсацию влаги из воздуха и кристаллизацию, после чего появлялся самый обычный, пусть и невероятно прочный лед. Именно благодаря этому свойству магии воды я мог использовать Ледяной Меч в борьбе с умертвиями на Великом Кладбище и именно поэтому сейчас с таким трудом рубил Ледяные Оковы Наива. Кукри с легкостью впитывал плетения заклинаний, но оказался не слишком удобен для рубки льда.

«Драконовы твари! Как они умудрились так сильно травмировать Наива?! – зло думал я. – Вроде ведь только плечо повредили… и еще этот кукри драконов… кто такую форму неудобную придумал?!»

Злость, раздражение и страх за друга наполнили мышцы странной дрожью. Все недавнее спокойствие вдруг испарилось, оставив лишь жгучую ярость, неожиданно переродившуюся в уже привычную форму Огненного Шара. От удивления я не закончил плетение, и вместо фаербола из моих рук просто полился небольшой поток огня. Я поспешно направил его на оставшийся лед, и он тут же потек, мигом освободив руки Наива. Не успев толком порадоваться неожиданно вновь обретенным способностям, я подхватил друга и выскочил на улицу. У входа я столкнулся с военным патрулем, впрочем, вовсе не спешившим на место нашей разборки с «водниками». Видимо, Энджел и компания с нашей последней встречи неплохо поднаторели в создании Поединочного Купола, раз никто так и не заметил применения боевых заклинаний.

– Помогите, человеку плохо! – прокричал я, сгибаясь под немалым весом Викерса-младшего.

Один Ремесленник, отличавшийся от долговязого товарища более массивным телосложением, тут же подскочил ко мне, приняв на себя часть веса Наива, а второй внимательно всмотрелся в его лицо.

– Он вампир?

– Низший, – нервно подтвердил я. – Наверное, его к друидам надо…

– Что с ним случилось?

– Не знаю, – почти честно ответил я. – Я его в таком виде нашел на лестнице. Наверное, он потерял сознание и упал.

Ничего правдоподобнее я придумать просто не успел.

– А почему ливрея разорвана… и плечо в крови?

– Да ладно тебе, – прервал его второй патрульный. – Нас же предупреждали, что если кому-то из низших вампиров станет плохо, сразу вести их в исследовательский центр.

У долговязого явно остались вопросы, но он сдержался, вынужденно кивнув.

– Ладно, пойдем.

По пути к исследовательскому центру я озадаченно вспоминал слова патрульного, тщетно пытаясь понять, что же именно он имел в виду. Неужели в лаборатории дела настолько плохи, что они не уверены в безопасности магии «вамп» и ожидают отрицательных последствий? И возможно, именно это и случилось с Наивом, весь сегодняшний день применявшим заклинания направо и налево?

Смутно помню, как мы добежали до исследовательского центра, там Наива тут же забрали какие-то Ремесленники, оставив меня с патрульными в коридоре. Впрочем, и они быстро ушли, чтобы продолжить обход территории.

Я присел на корточки, поскольку никаких скамеек для ожидающих здесь не предполагалось, привалился к стене и закрыл глаза. Адреналин еще играл в крови, но прилив сил пошел на спад, и навалилась легкая апатия, а вместе с ней и запоздалое ощущение боли в обожженной руке. Царапины от осколков льда практически не ощущались, но обещали доставить еще немало неприятных моментов. Стычка в этот раз прошла явно не в нашу пользу, хотя и победу «водникам» записать нельзя. Все же их было пятеро против нас двоих, пусть двое из них и не участвовали, поддерживая Поединочный Купол. Они неплохо подучились, ведь в прошлую нашу встречу на создание подобных заклинаний были еще не способны. И кстати, о способностях, я ведь каким-то образом смог создать заклинание! Сейчас я вновь не могу ощущать потоки силы, но тогда, на какое-то мгновение… Это странно, ведь я искренне считал, что все мои способности забрал себе артефакт. Возможно, все не так уж и плохо и есть шанс их вернуть? Вот бы еще с Наивом было все в порядке…

Я сам не заметил, как задремал, но по моим ощущениям прошло не больше пары минут, прежде чем я вскочил от наглого пинка ногой под зад.

– Что?! – не в кассу вскрикнул я, дернувшись всем телом.

– Ты где был?! – яростно рявкнула мне в лицо Алиса и тут же бросилась на шею. – Я чуть с ума не сошла от переживаний, а он тут спит!

Я не удержался на корточках и рухнул на пол, утащив с собой и вампиршу.

– Ну не здесь же, постыдились бы, – без огонька пошутил Чез и обеспокоенно спросил: – Правда, вы куда пропали? Ужин даже пропустили. Мы вам еды взяли из столовки, а вас все нет и нет.

Я с трудом поднялся с пола, тщетно пытаясь размять затекшие ноги под внимательными взглядами друзей.

– Сначала нас с Наивом задержали в лаборатории из-за опоздания, а потом мы напоролись на «водников».

– Я же говорил! – зло выдохнул Чез. – Ну уроды. Что они с Наивом сделали?!

– Да возможно, что и ничего, – вздохнул я и коротко поведал о нашей стычке с Энджелом и компанией и о том, что я слышал от патрульных.

– Надеюсь, с ним все в порядке. – Алиса осторожно обняла меня за талию. – А ты как? Не пострадал?

– В основном пострадала только моя гордость, – честно ответил я. – Слушайте, а как вы меня тут нашли?

Чез с Алисой переглянулись.

– Ну мы долго вас ждали, потом решили пройтись до исследовательского центра, чтобы узнать, что да как. А когда вышли из комнаты, увидели на лестнице в казарме мокрые следы и вмятину в стене, это нас, мягко говоря, насторожило. На улице первый же патруль хотел отправить нас обратно в казарму, но мы рассказали о где-то задерживающейся парочке друзей, и они привели нас сюда.

– По их словам, один из двоих был чуть ли не при смерти, мы очень испугались, – добавила Алиса.

– Сколько же я дремал? – озаботился я. – Друиды уже должны были разобраться, что случилось с Наивом.

И, словно услышав мои слова, из кабинета вышел Ремесленник, смутно знакомый мне по каким-то исследованиям моего бренного тела.

– Ну как он? – тут же бросились мы навстречу Ремесленнику.

– Жить будет, – потер переносицу мужчина. – Вы его друзья?

– Да! – хором ответили мы.

– Может быть, вы тогда объясните мне, почему в его крови не обнаружено следов лекарств, которые он должен был принимать несколько раз в день? Он ничего не говорил о выдаваемых ему здесь пилюлях?

– Э-э-э… было дело, – осторожно подтвердил Чез. – Он говорил, что это успокоительное, и сегодня решил его не принимать. В качестве эксперимента.

– Эксперимента?! – резко переспросил Ремесленник. – Ваш друг идиот! Он ради эксперимента чуть не завел себя в могилу. Не знаю, каким местом он слушал наставления Мастера Ориона, но пилюли обладают «в том числе и успокоительным эффектом», а самое главное – это нейтрализация воздействия на организм артефакта преобразования энергии! Это экспериментальный препарат!

Ох, ничего себе… Это, выходит, Чез ради шутки уговорил Наива не принимать противоядие?! Вот идиот!

Посмотрев на друга, я увидел в его глазах ужас от осознания этого факта и решил попридержать злую отповедь. Почему-то я и сам не связал прием этих пилюль с артефактами низших вампиров, хотя это было бы логично.

– Но мы же не знали… – тихо проговорил Чез.

– Знали – не знали, а вашему дружку теперь долго отлеживаться придется, – припечатал Ремесленник. – Никогда не стоит пренебрегать указаниями лечащего друида. А вы идите спать, здесь вам делать точно нечего. Завтра его переведут в здание госпиталя, сможете его там навещать, если все будет в порядке.

Ремесленник ушел, а мы остались стоять в коридоре, переваривая услышанное.

– А что значит: «Если все будет в порядке»? – наконец произнес я. – Он же вроде сказал, что все хорошо.

– Он сказал: «Жить будет», – упавшим голосом поправила меня вампирша. – А это вовсе не «хорошо». Пойдем.

Мы вышли из исследовательского центра и тут же наткнулись на очередной патруль, любезно пожелавший проводить нас до казармы. Всю дорогу мы прошли молча. Грустно вздыхающая Алиса мягко сжимала мою руку, теребя пальцами ладонь, и от нее по всему телу разливалось успокаивающее тепло. Я не знал, что говорить и как успокаивать Чеза, поэтому оставалось лишь тяжело вздыхать в унисон вампирше.

На стене лестничного пролета между первым и вторым этажом действительно обнаружилась приличная вмятина – след, оставленный заклинанием Наива, а вот лужи от растаявшего льда уже кто-то вытер.

– Ладно тебе, Чез, – положил я руку другу на плечо, не обращая внимания на боль в обожженной ладони. – Мы же не знали, что это за пилюли. Наив, как обычно, пропустил половину слов мимо ушей и убедил нас в том, что это лишь успокоительное.

– Все равно я виноват, – хмуро ответил Чез.

– Виноват, конечно, – безжалостно подтвердила Алиса.

Я пытался знаками намекнуть вампирше, что в данном случае стоит промолчать, но она сделала вид, будто ничего не заметила.

– Может, хоть теперь какие-то выводы сделаешь. – Она очень серьезно посмотрела на меня. – Тебя, Зак, это тоже касается. Не стоит поддерживать глупые затеи своего безмозглого дружка.

С этими словами она обогнала нас и первой зашла в комнату. Мы с Чезом переглянулись, вздохнули и послушно последовали за ней.

К счастью, Алиса быстро оттаяла и все-таки соизволила накормить меня перед сном остатками ужина из столовой. Хотя возможно, услышав, как урчит мой голодный желудок, она просто решила, что не сможет уснуть под такие громкие звуки. К тому же мне еще требовалось обработать царапины и ожог, а злиться на раненого она точно не могла.

Настроение у всех было ужасное. Вроде только приехали в форт, а в нашей комнате уже успели опустеть две кровати – не слишком приятное начало учебы на новом месте. Сперва я хотел рассказать друзьям о хорошей новости – ко мне на пару мгновений вернулись способности к Ремеслу, но потом решил отложить новость на завтра. Слишком эгоистично бы звучала моя радость на фоне приключившегося с Наивом несчастья. Именно на такой грустной ноте мы и легли спать.

Действие 7

Утром Алиса вновь исчезла прежде, чем я проснулся. Самое удивительное, что и Чез куда-то пропал, хотя за ним раньше такого никогда не водилось. За несколько дней в форте Скол я успел отвыкнуть от одиночества и чувствовал себя слегка неуютно. В голову постоянно лезли мысли о Наиве, я раз за разом вспоминал стычку с «водниками», думая, что же именно я сделал не так.

«Все, – зло думал я. – Все я сделал не так. И как так получилось, что ко мне на мгновение вернулись способности к Ремеслу? Непонятно!»

До завтрака оставалось около получаса, и я решил, пока есть свободное время, заскочить в библиотеку поболтать с Велесом.

Вставив в замочную скважину ключ, я дернул на себя дверь и вновь оказался в царстве книг.

– Зак! – выскочил мне навстречу Велес. – Хорошо, что ты решил сегодня заглянуть, я кое-что выяснил!

– Об артефакте или о Хранителях? – тут же спросил я.

– Извини, но только о Хранителях. Зато информации не просто море, а целый океан! Представь себе: так называемые хранители в том или ином виде упоминаются практически в каждом мире. Кстати, как и Люди Судьбы.

– Это уже интересно, – обрадовался я. – А где Вельхеор? Может, он тоже захочет послушать.

– Бесполезно, – отмахнулся Велес. – Он даже не ел ни разу с тех пор, как сюда попал. Бродит среди стеллажей, посвященных нашему миру и нескольким другим, выбранным по одному ему известным критериям.

Возможно, оно и к лучшему. Хотя Вельхеор всегда был на нашей стороне, я никогда не мог доверять ему полностью. Интуиция буквально вопила о том, что вампир себе на уме и ум тот явно давно зашел за разум.

– Пойдем за стол, разговор предстоит долгий, – пригласил меня библиотекарь.

Судя по моим наблюдениям, мебель появлялась в библиотеке по желанию Велеса в любом месте и выглядела каждый раз по-разному. Сегодня это оказался добротный широкий стол с не менее добротными стульями. Именно то, что нужно для серьезного разговора.

– Начну немного издалека, – предупредил Велес, поерзав на твердом стуле. – Как мы уже знаем, во вселенной существует множество миров. Люди и прочие существа, чаще всего внешне похожие на людей, научились путешествовать между мирами, но этот процесс является противоестественным для вселенной. Каждый мир всеми силами старается защитить себя от вторженцев, ощущая их чуждость. Ты уже успел почувствовать это на себе, воспользовавшись Фонтаном Судьбы. С каждым мгновением мир становится враждебнее к пришельцам, стараясь их убить, растоптать, уничтожить. В то же время появились Люди Судьбы, способные со временем приучать чуждый мир к своему присутствию. Им нужно было лишь продержаться определенное время, и мир признавал их.

Перед моими глазами тут же пронеслись посещенные нами с Алисой миры. Да уж, это было то еще путешествие. Не знаю, сколько времени требуется, чтобы мир признал Человека Судьбы, но я бы столько явно не продержался.

– Ничего нового ты мне пока не сообщил, – не удержался я. – К сожалению, у меня не так много свободного времени…

– Я просто напомнил, считай это предисловием, – хмыкнул Велес. – Так вот, когда Людей Судьбы стало больше, чем звезд на небе, появилась серьезная проблема – они шлялись между мирами, творили, что им вздумается, и не было за ними никакого контроля. Во вселенной множество миров, каждый развивался по-разному, и часто пришельцы из одного мира казались богами в другом. И многие пользовались своими знаниями и возможностями далеко не во благо. История умалчивает, кому именно пришло в голову создать общество, которое стало охранять покой миров. Думаю, подобная идея могла родиться во многих умах одновременно. Постепенно эти общества росли, объединялись, охватывая все больше и больше миров. Назывались они по-разному, но постепенно образовалось единое, названное Хранителями. Они оберегали покой миров, не позволяя Людям Судьбы творить все, что им вздумается. Разумеется, костяк общества составляли такие же Люди Судьбы.

Что-то подобное я и предполагал. Кто-то же ведь должен следить за порядком во множестве миров. А библиотекарь молодец, явно периодически цитирует книги слово в слово, а то и читает прямо из них – кто знает, насколько глубокой стала его связь с этим местом.

– А что-нибудь о Храме Хранителей?

– С этим сложнее. Он, как и библиотека, находится между мирами. Сам понимаешь, ни в одной книге не будет точных инструкций, как попасть в столь важное место. Это тщательно оберегаемый секрет. Думаю, единственный шанс оказаться там – найти Хранителя, который и проведет тебя туда.

Я на какое-то мгновение задумался.

– Слушай, а у нашего мира тоже есть Хранитель? Интересно, кто он?

– Вот уж не знаю, – пожал плечами Велес. – Им может оказаться кто угодно – хоть император, хоть обрабатывающий поле крестьянин. Еще один любопытный факт: Хранители тщательно скрывают свои настоящие имена, предпочитая называться по наименованиям миров, из которых они произошли. Или же по должности, занимаемой в их обществе, а то и вовсе по какому-то качеству.

– Как это? – не понял я.

– В летописях есть множество примеров: Хранитель Скорби, Хранитель Земли, Хранитель Семи Океанов. Заметь, слово «мир» отсутствует, видимо, у них есть какие-то свои кодовые слова и для названий миров, и для должностей в Храме.

– Да, шифруются они знатно, – признал я. – Так как же мне их найти?

– Ты будешь удивлен, но они используют для идентификации перстни, чем-то похожие на те, что применяются у нас для тренировки магических способностей детей. Только выглядят они несколько иначе, представляя собой стилизованный человеческий глаз зеленого цвета.

Действительно, у нас в школах применяли нечто подобное. Так называемые ученические перстни, кстати, придуманные тем самым сумасшедшим Ремесленником. Правда, цвета они были красного, поскольку работали со стихией огня – самой эмоциональной и легче всего проявляющейся. Да и глаз на ученических перстнях был не совсем человеческий. Любопытно, чем руководствовался Ремесленник четыреста лет назад, когда разрабатывал внешний вид этих артефактов?

– Ну хоть что-то, – вздохнул я. – Есть от чего оттолкнуться.

– Пока что это все. Мне продолжить поиски Храма?

– Да, – подтвердил я. – И еще попробуй узнать больше информации о Коридоре Судьбы. Чувствую, мне предстоит еще не раз там побывать.

Я встал со стула, но на полпути к выходу неожиданно вспомнил:

– Кстати, а Невил-то заходил?

– Нет, до сих пор не появлялся, – озабоченно ответил библиотекарь. – Это уже становится странным.

– Да уж, – согласился я. – Я думал, он каждый день будет интересоваться здоровьем брата. Может, случилось чего?

Вспомнив о здоровье Наива, я невольно загрустил. Может, оно и к лучшему, что Невила здесь нет, – не придется сообщать плохие новости.

– Ладно, зайду чуть позже. У нас очень насыщенные деньки в форте…

Хранитель понимающе кивнул.

– Конечно. Вельхеору что-нибудь передать?

– Не будем его отвлекать, – хмыкнул я. – Чем сильнее он занят, тем меньше от него проблем.

Едва я закрыл дверь в библиотеку, как она тут же вновь отворилась, но на этот раз наружу – в коридор казармы.

– Ты чего закрываешься?! – выкрикнул Чез, ворвавшись в комнату и едва не свалив меня с ног.

– В библиотеку ходил, – спокойно ответил я. – А ты где был? Выскользнул куда-то.

– Бегал узнать, как здоровье Наива.

Вот это Чез молодец!

– И как он? – обеспокоенно спросил я.

– Пока без сознания, но друид заверил, что все будет хорошо. Он просто введен в сон, чтобы ускорить процесс восстановления. Сам знаешь, друиды с трудом могут лечить низших вампиров, поэтому главная надежда – это их собственная регенерация. Кстати, эти треклятые пилюли как раз и созданы для того, чтобы усиливать этот процесс.

– Ты меня успокоил, – облегченно вздохнул я.

– Так для того и бегал, – усмехнулся Чез. – Кстати, теперь мы знаем, что происходит с дверью, когда ты открываешь проход в библиотеку. Она была заблокирована намертво, я даже ломать ее пытался по-тихому.

Не очень хорошо себе представляю, как можно было ломать дверь «по-тихому», но факт Чез подметил, безусловно, интересный.

– Пойдем завтракать, – решил я. – Я очень сильно проголодался. По пути расскажу тебе, что узнал в библиотеке.

По закону всемирной подлости в столовой мы впервые пересеклись с Энджелом и его дружками. Раньше наша компания приходила на завтрак к самому началу из-за вечно голодного Наива, а «водники», по всей видимости, предпочитали поспать лишние полчасика.

– Вот наглые уроды, – прошипел Чез, когда мы сели за свой столик. – Они еще смеют нам на глаза попадаться.

Все пятеро смотрели на меня настороженно, и никакой наглости и уверенности не было и в помине. Еще бы, ведь если я расскажу о нападении, то их не спасет даже покровительство папаши Энджела – выпрут из Академии взашей и не посмотрят на происхождение. Шутка ли – нападение на учеников с применением боевых заклинаний. Но, разумеется, я бы никогда не стал на них доносить. Всегда предпочитал решать свои проблемы сам. А возможность расквитаться с ними еще представится, в этом я даже не сомневался.

– Не вздумай разборки сейчас устраивать, – на всякий случай сказал я другу. – К этому делу нужно подойти обстоятельно. Чтобы они нашу месть запомнили на всю жизнь.

– О, они запомнят, – хмуро кивнул Чез.

Едва мы принялись за уже ставший привычным, но от этого ничуть не более вкусным завтрак, как в столовой появился сержант Торн и направился прямиком к нашему столику.

– Закери Никерс, – резко сказал он, встав над нами. – Мастер Ревел желает видеть вас.

– После завтрака? – с надеждой спросил я.

– Немедленно! – рявкнул сержант так, что подскочил не только я, но и сидящие за соседними столами ученики.

Как я не без злорадства заметил, особенно встрепенулись Энджел и компания. Собственно, из-за чего бы еще, кроме вчерашней стычки, меня могли вызвать к главе службы безопасности Академии? Он наверняка что-то слышал о вчерашнем происшествии и решил узнать подробности. Хотя может быть, Мастер Ревел захотел увидеть меня по иным причинам? Например, в лаборатории наконец-то смогли разобраться с моим артефактом.

– Есть! – коротко ответил я и, вскочив из-за стола, последовал за сержантом.

– Увидимся на занятиях! – крикнул Чез вдогонку.

Проходя мимо настороженных «водников», я не удержался и подмигнул им. Пусть еще немного понервничают.

Сержант Торн проводил меня до исследовательского центра, как будто я мог куда-то сбежать, и передал на руки охранникам. А они впервые за все время не остались на посту, а прошли по всем коридорам вместе со мной вплоть до кабинета Мастера Ревела. Складывалось такое впечатление, будто меня арестовали или что-то вроде того.

– А, Зак, проходи, – поприветствовал меня лысый Ремесленник.

Я послушно зашел в кабинет и сел напротив него.

– Доброе утро, Мастер Ревел.

– Такое же доброе, как вечер? – прищурился Ремесленник.

– В каком смысле? – переспросил я.

– Это ты мне расскажи, что произошло вчера вечером в проходной казармы и почему твой друг оказался в больнице.

Что ж, это вполне логично. Все-таки он глава службы безопасности, а не просто погулять вышел. Хотя будь он по-настоящему хорош, не задавал бы вопросов, а знал все и так. А то и предотвратил. Странно, что в форте не стоят заклинания-датчики использования магии, как в Академии.

– На вас было совершено нападение? – продолжил Мастер Ромиус. – Мы нашли следы применения заклинаний.

– Можно и так сказать… – медленно произнес я.

Дракон меня задери, не хочу рассказывать о произошедшем. Пусть мои проблемы останутся только моими.

– Вас пытались убить или похитить?

– Нет, это не было покушение, как в Академии в прошлое посещение. Просто… наши внутренние разборки…

– Неслабые у вас разборки, судя по следу на стене, – заметил Ремесленник. – Возможно, я бы и смотрел на подобное сквозь пальцы, если бы не страдали участники важных экспериментов.

Вот он вроде бы о правильных вещах говорит, а звучит все равно гадко. Опять чувствую себя объектом исследований, а не живым человеком.

– Просто разрешали внутренние разногласия, – упрямо повторил я.

– Дуэли среди первокурсников запрещены, – напомнил Ремесленник и на какое-то время задумался. – Что ж, я догадываюсь, с кем у вас могли возникнуть проблемы, и мог бы наказать всех участников драки во избежание повторения инцидента.

– А можно как-нибудь обойтись без этого? – осторожно спросил я.

– Только если без утайки расскажешь обо всем произошедшем. Я должен знать все подробности.

Не знаю уж, зачем ему это нужно, но я все равно собирался рассказать о неожиданно прорезавшихся способностях к Ремеслу. Так что почему бы и нет.

Я послушно описал ему все произошедшее, избежав, однако, упоминания имен «водников». Просто на всякий случай. С особой радостью упомянул о неожиданно использованном заклинании, во всех подробностях описав свои ощущения и словно пережив этот момент заново.

– Да уж, в мое время разногласия решали на кулаках или официальных поединках, – вздохнул Ремесленник, и его взгляд слегка затуманился. – Мы считали, что любое разногласие стоит решать при зрителях, чтобы все знали, кто является сильнейшим. Это были поединки не на жизнь, а на уважение. Одной победы не хватало, нужно было сделать это красиво и честно. И уж точно не так, исподтишка.

– Ненависти зрители не нужны, – пожал я плечами. – Это не тот случай.

– Приставить к тебе охрану я, к сожалению, не могу. Ремесленники, ходящие по пятам за учеником, будут выглядеть слишком вызывающе. Но и повторения подобных эксцессов мне не нужно. Поэтому я предлагаю тебе впредь забирать из лаборатории артефакт и пару скелетов. Пусть везде ходят с тобой. Назовем это повышением навыков некромантии.

Признаюсь, такого я не ожидал.

– То есть мне можно разгуливать по форту с двумя умертвиями в качестве телохранителей? – на всякий случай уточнил я.

А что, неплохая вырисовывается картинка! Вот только непонятно, почему Ремесленник решил, что вышагивающие по форту умертвия будут выглядеть менее вызывающе, чем Ремесленники-телохранители?

– Именно. На все вопросы смело можешь отвечать, что тренируешь неожиданно проявившиеся способности к некромантии. Тебе же все равно во время патрулирования Проклятых Земель придется использовать артефакт, так что можешь начинать тренировки с ним под руководством капитана Шорта в зоопарке. Ну и в лаборатории тоже, конечно.

Дата добавления: 2015-08-29; просмотров: 2 | Нарушение авторских прав

  • ГЛАВА 1. Высокая королева шла к вестибюлю, чувствуя неприятное волнение
  • Надзор прокурора за исполнением законов в воспитательных колониях несовршеннолетних.
  • Разведывательно-диверсионная школа в Евпатории и Осипенко
  • В РОССИИ В СЕРЕДИНЕ XIX ВЕКА
  • Упражнение 11
  • Глава 6. Авторитет. Управляемое уважение
  • ПУТЬ ЧЕЛОВЕЧНОСТИ
  • LOVE FORАRT
  • Подведение итогов и награждение
  • Визначення запахів ефірних олій
  • Стих.(Сухопрудская Ира читает). ВАРВАРСТВО Мусса Джалиль.
  • О законах вселенной
  • Статья 18. Вменяемость
  • Предчистовая отделка.
  • Истинное исповедание
  • Санкт-Петербург 30 страница
  • высокоэффективная долговечная пропитка на минеральной основе обеспечивает надежную гидроизоляцию, предотвращает процессы образования плесени, придает химическую стойкость строительным материалам.
  • Присоединяйтесь к исследованию
  • Коммуникативные барьеры в организации.
  • Храм Сергия Радонежского. Покровский храм и Великая княгиня Елизавета Фёдоровна, по заказу которой он был построен. Архитектор А. Щусев.