Где-то в Туманности Полумесяца 2 страница

Все это имело непосредственное отношение к тому, почему Ник и один из старших членов «Подполья» остались сторожить входную дверь этого здания, в котором располагалась штаб-квартира наемников из «Синих светил». Отряд наемников в броне также стоял неподалеку, намеренно не замечая биотиков, пока лидеры обеих группировок проводили внутри встречу.

Хотя его и не посвящали в детали происходившего, Ник знал, что «Подполье биотиков» надеется сформировать отношения, которые помогу им одолеть самую могущественную силу на Омеге. Криминального босса, азари по имени Ария Т’Лоак.

Мысли Ника прервались, когда послышался шум, и открылась дверь. Первой вышла женщина по имени Кори Ким. Она повернула голову влево и вправо, проверяя, на местах ли Арриус Саллус и Ник. Убедившись в том, что все обстоит так, как и должно, Ким проговорила в расположенный у губ микрофон: «Все чисто. Прием».

Когда Ким спускалась вниз по лестнице, Ник знал, что должен наблюдать за окружающей обстановкой в поисках возможных угроз, а не глазеть на других членов группировки. Но он не мог удержаться от взгляда на Мифру Зон, выходящую из здания. У нее был высокий лоб, широко посаженные глаза и идеальные губы. Азари также была хорошо сложена.

Однако одержимость Ника Зон была скорее следствием неистовства подростковых гормонов. Эту женщину окружала энергия. Нечто, исходившее глубоко изнутри нее. Частично это можно было приписать ее статусу адепта — уровню биотических способностей, намного превосходивших способности Ника. И все же, ее привлекательность обуславливалась не только этим. Естественное обаяние Зон было таково, что представителей всех рас тянуло к ней.

— Возвращаемся домой, — сказала по радио Ким. — Ник идет первым. Саллус сзади. Держите ухо востро — и не забывайте следить за верхними этажами.

Ник был молод и неопытен. Но даже он понимал, насколько опасной может оказаться ведущая позиция. Потому что если какая-то группировка поджидает биотиков впереди, они попытаются убить его первым. Но, вооруженный своими способностями и двумя пистолетами, Ник не мог вообразить себе чего-то подобного. Что он мог себе вообразить — так это нападение, в котором он героически убьет противников, спасет Зон от смертельной опасности и заслужит ее вечное уважение. Это было бы неплохо, и поэтому Ник, возглавлявший отряд, постоянно осматривал пространство впереди, готовый заметить любые признаки опасности.

Улицы наполняли саларианцы, турианцы, батарианцы, кроганы — попадались даже люди. Смешанные запахи их пота и феромонов образовывали зловоние столь сильное, что у Ника першило в горле.

Тем временем, звуки по меньшей мере полудюжины языков, необузданное грохотание ближайшей фабрики и обрывки инопланетной музыки сплетались воедино, создавая неразборчивую мешанину звука. Пешеходная толпа, двигавшаяся в противоположном направлении, была вынуждена расступаться перед Ником и еще пятнадцатью биотиками, следовавшими за ним. Большинство прохожих делали это с повседневным безразличием воды, обтекающей камень. Но некоторые из них остро реагировали на доставляемые неудобства, не упуская возможности бросить несколько оскорблений, проходя мимо достаточно близко.



Подобные моменты держали Ника на взводе, потому что невозможно было сказать, когда перепалка может перерасти в драку. Затем, миновав пару мрачных кроганов, он заметил впереди баррикаду. Это было временное сооружение из старых грузовых модулей, металлической офисной мебели и безжизненных останков погрузчика «Хоскер II». Весь этот мусор был сложен в форме песочных часов, так чтобы проходящие мимо вынуждены были идти через узкий проем и платить так называемый уличный налог. Доходы с которого шли в казну одной из банд.

Подобные препятствия раздражали. Тем не менее, пока державшие их головорезы требовали с прохожих лишь несколько монет, людям не было причины удлинять криминальную пищевую цепь, выступая против них. Но была ли эта баррикада действительно одной из таких точек? Или же под ней умело маскировалась засада? Потому что как только группа войдет в узкий перешеек, они станут очень уязвимы. По счастью для Ника, принятие подобных решений входило в обязанности Ким, и ее голос прозвучал твердо, как сталь.

— Расчисти препятствие, Ник. Мы проходим через него.

Ник ощутил одновременно и признательность, и страх, начав собирать необходимую энергию. Признательность — потому что хотел использовать свою силу, а страх — из-за того, что никогда прежде ему ничего подобного не доверяли. Что если он все испортит? Прямо на глазах у Зон? Словно холодный свинец тонкой струйкой заполнял его живот, когда он поднял руки и направил заряд энергии в точку, где стояли с полдюжины уличных громил. «Бросок» отправил их в полет, а Ник испытал чувство удовлетворения, увидев, как остальная часть банды разбежалась в стороны, подальше от опасного места. Он сделал это! И все сам, к тому же.

Пистолеты, казалось, прыгнули к нему в руки по собственному желанию и выстрелили по разу каждый. Одна из пуль разбила окно в здании в квартале отсюда, а вторая угодила неизвестно куда. Выстрелы заставили народ броситься по укрытиям.

— Достаточно, — сказала Ким, когда Ник входил в узкий проход. — Всем быть начеку, мы еще не дома.

Остальная часть путешествия прошла без происшествий. Но Ник был рад, наконец, увидеть здание, которое старшие члены «Подполья биотиков» избрали своей базой. Это было квадратное сооружение с плоской крышей, отделенное от остальных домов тем, что Ким называла «воздушным рвом». Под этим она подразумевала промежуток, который должны были бы преодолеть возможные захватчики, чтобы осуществить нападение через крыши. Часовые, вооруженные штурмовыми винтовками, виднелись наверху здания, которое никогда не оставалось без охраны, чтобы не подвергнуться нападению.

Как и многие другие строения на Омеге, это пятиэтажное здание исполняло разнообразные функции за время своего существования, но широкий холл, галерея на втором этаже и множество небольших комнат предполагали, что построено оно было как отель. Что было неплохо, потому что означало, что даже самые незначительные члены организации имели собственные комнаты.

Именно в одной из таких комнат и сидел Ник, пытаясь оттереть хоть немного грязи, въевшейся в лицо и шею, когда услышал стук. Он повернулся и увидел Ким, стоящую в дверях. Он мог поклясться, что в ней должна быть хотя бы толика азиатской крови, несмотря на ее каштановые, а не черные волосы, и то, что она была почти одного с ним роста. Ник, хорошо показавший себя в роли ведущего отряда, был готов к заслуженной похвале.

— Кори… Заходи.

Но когда Ким вошла, Ник увидел выражение ее темных глаз. И его можно было назвать каким угодно, кроме дружелюбного. Согнутый в крючок палец поманил его.

— Иди сюда.

Ник, неожиданно утративший уверенность в себе, подчинился. Когда он оказался в пределах досягаемости ее руки, она дала ему пощечину. Сильно.

Его первым побуждением было ударить в ответ, но до того, как Ник смог послать необходимые сигналы своему телу, раздался резкий звук. Подпружиненный потайной клинок со стороны мог казаться указкой или пижонской тростью, но на самом деле был очень опасным оружием. Внезапно Ник обнаружил, что стоит на цыпочках, а острый как игла кончик потайного клинка упирается ему под нижнюю челюсть.

— Чувствуешь? — спросила Ким. — Стоит мне только нажать, и лезвие пройдет через твой язык и небо прямо в твой крошечный мозг.

Не было никакой надобности палить из пистолетов. Использование излишней силы — глупость. И к тому же, люди от этого злятся. Что если бы пуля, влетевшая в то окно, попала бы в главаря банды? Или в его любовницу? Или в их ребенка?

Мы бы тогда были по уши в дерьме, вот что. В дерьме, которого нам не нужно. И все из-за того, что какой-то идиот выстрелил из пистолета, когда этого не требовалось. А это подводит нас и к другому вопросу. Стрелять из оружия — одно дело. Попадать в цель — другое. Ты отправишься на стрельбище и проведешь там определенное время. Понял?

Ник проглотил комок в горле.

— Понял.

— Хорошо, — сказала Ким, уперев клинок в дверной косяк, чтобы убрать лезвие обратно в рукоятку. — И еще кое-что…

Ник поднял руку и дотронулся до точки под нижней челюстью. На пальце была кровь.

— Да?

— Неплохой бросок там у баррикады. Это было прекрасно.

Ник почувствовал неожиданное удовлетворение, когда Ким повернулась и вышла. День выдался, несмотря ни на что, хорошим.

Вынужденная лететь на видавшем виды грузовике, загруженном металлоломом, и делить тесную двухкоечную каюту с храпящей во сне женщиной, Джиллиан ощутила некое ликование, когда вслед за горсткой пассажиров вышла через корабельный шлюз на причал. Оттуда они спустились к одному из стыковочных рукавов, которые по-паучьи простирались из массивного корпуса космической станции.

Но чувство облегчения оказалось недолгим. Первое, что заметила Джиллиан — это отсутствие полицейских на входе или какого-либо таможенного контроля. Затем пришло осознание того, что она единственная вокруг, у кого нет оружия. Этот факт, а также то, что она тащила за собой чемодан, делали Джиллиан отличной мишенью для всех сортов уличной мрази. Пока она шла через причал и по расписанному граффити переходу вглубь астероида, местные кидали на нее взгляды, переговариваясь между собой.

— Ищешь, где бы остановиться? — осведомился чумазый уличный сорванец. — Можешь перекантоваться с моей мамашей за пять кредитов.

За этим предложением последовало еще одно, от мужчины, который, взяв Джиллиан за локоть, попытался направить ее в боковой переулок.

— Эй, детка… Нужна работа? На лицо ты не очень, но тело у тебя симпатичное. Я смогу подыскивать тебе до шести клиентов за день. Как тебе это?

Легкого толчка биотикой оказалось достаточно, чтобы отпихнуть его прочь.

— Эй, погоди! — окликнул ее голос, когда Джиллиан ускорила шаги. — Куда так торопишься, человек? — поинтересовался турианец, пристраиваясь рядом с ней. — Хочешь немного счастья? Меня называют песчаным торговцем. И товар мой красный. По-настоящему красный. Десять кредитов за несколько приятных снов.

Джиллиан поспешила догнать пару тяжеловооруженных батарианцев и пристроилась позади них. Ни один из уличных дельцов, сутенеров и наркоторговцев не пытался им досадить, а это значило, что она пока в безопасности. Но она вновь осталась сама по себе, когда они втроем дошли до поверхности, и батарианцы зашли в бар.

— Эй, мисс, — сказал оборванный попрошайка, махнув в ее сторону протянутой миской. — Как насчет пары кредитов для бездомного ветерана? Я сражался за Альянс, так точно, и мне негде переночевать.

Джиллиан дала ему кредит. Теперь она осознала, что чемодан является для нее помехой. Магнитом, притягивающим к ней всевозможных негодяев. Поэтому, заметив ярко освещенный ломбард на противоположной стороне заваленной мусором улицы, она направилась к нему. Звякнул колокольчик, когда она толкнула старомодную дверь, проходя мимо охранника-турианца. Застекленные витрины тянулись вдоль обеих стен помещения. И там, в дальнем конце комнаты, виднелся владелец. Им оказался человек, по виду лет за шестьдесят. Его голова была полностью лысой, а на кончике носа примостились очки с сильным увеличением. На его лице отразилось осторожно-нейтральное выражение.

— Да, мисс… Чем я могу вам помочь?

— Мне нужна сумка, — ответила Джиллиан.

— Несомненно, — согласился он. — Ничто так не притягивает уличных мух, как чемодан. И еще вам не помешала бы пушка. У меня есть подержанный пистолет «Хейн-Кедар», который я мог бы продать вам за разумную цену.

— Сколько? — поинтересовалась Джиллиан.

Тот назвал сумму, но она покачала головой.

— Для меня это слишком дорого. Только сумку, пожалуйста.

Торговец дал ей симпатичную сумку, взял еще пять кредитов в дополнение к стоимости чемодана и положил на стекло перед ней выглядевший очень убедительно пистолет.

— Это муляж, — объяснил он. — Я таких достаточно много продаю. За три кредита он будет вашим. Только убедитесь, что он на виду. А когда сможете себе позволить настоящий, возвращайтесь.

Это было милым жестом с его стороны, поэтому Джиллиан набралась смелости задать важный для нее вопрос.

— Есть тут хорошее место, где можно остановиться?

Старик нахмурился.

— Здесь вообще нет хороших мест. Только не для девушки, которая не может позволить себе оружие. Ночлежки опасны. Особенно для молодых особ женского пола.

Джиллиан не была безоружна. Вовсе нет. Но сообразила, что лучше держать свои биотические способности в тайне так долго, как будет возможно. Пока она перекладывала свои вещи их чемодана в сумку, ее посетила мысль.

— Скажите, — произнесла она, — а у кварианцев есть представительство на Омеге?

Мужчина глянул на нее с любопытством.

— Нам было бы куда лучше без них, как я считаю. Но, да, их корабли регулярно приходят и уходят. Так что они держат склад в паре километров отсюда.

— Можете подсказать дорогу? Я заплачу.

В ответ тот только фыркнул.

— Дела на Омеге плохи, — сказал он. — Но не настолько плохи. Я нарисую вам карту. Но не глядите на нее при посторонних. Иначе привлечете к себе внимание, которого стараетесь избежать.

Через десять минут Джиллиан вышла обратно на улицу с пистолетом в кобуре, которую старик дал ей сверху бесплатно. Ее вещи лежали в одной из тех сумок, что местные обычно используют для всего подряд — от доставки домой продуктов, до переноса краденого добра. Хорошо, что у нее была цель. Плохо, что идти до туда было прилично.

Но, благодаря сделанным ею изменениям во внешнем виде, она стала менее заметной и уже не служила столь явной мишенью для любого проходимца. Следуя по памяти карте хозяина ломбарда, она направилась к востоку — то есть в ту сторону, которую она воспринимала как восток, хотя Джиллиан и сомневалась, что этот термин имеет значение на космической станции.

По пути было много на что посмотреть, и не последнее место среди местных достопримечательностей занимали многочисленные архитектурные слои, оставшиеся от разных эпох. Она увидела древнюю горнодобывающую машину, ставшую частью здания, длинный ряд колонн, возвышавшихся над землей для поддержки чего-то уже несуществующего, и здание столь чуждое на вид, что она не была уверена, что эту структуру вольной формы вообще можно назвать зданием.

Но, хотя вид вокруг и был необычным, в воздухе царила некая опьяняющая энергия, что-то вроде общинной суеты, которая наполняла ее чувством оптимизма. Потому что уж где-где, а на Омеге-то должно быть присутствие «Цербера». И как только она найдет их следы, они приведут ее к Призраку.

Мысли Джиллиан прервал треск оружейных выстрелов где-то впереди, и ей пришлось укрыться в дверном проеме, когда мимо промчался поток народу. Одним из них оказался саларианец, шагнувший в углубление рядом с ней.

— Я надеюсь, вы не возражаете, — мягко сказал он. — Шальные пули ежедневно кого-нибудь убивают.

— Без проблем, — отозвалась Джиллиан. — Что происходит?

— «Кровавая стая» сражается с «Когтями» за контроль в районе Норо, — ответил саларианец.

Его слова подчеркивали отрывистые винтовочные выстрелы и гулкий БУМ, раздавшийся в момент какого-то взрыва. Джиллиан понимала, что признаваться в своих недостаточных знаниях Омеги опасно, но решила попытать судьбу.

— В обход путь есть?

— Есть, — ответил саларианец. — У меня назначена деловая встреча на другой стороне Тумана. Можете пойти со мной, если хотите.

Джиллиан была уверена, что сможет использовать для защиты свои биотические способности, если до этого дойдет дело, поэтому она поблагодарила саларианца и последовала за ним в лабиринт улиц, пешеходных проходов и туннелей, составлявших Омегу. Вдалеке слышались звуки боя, пока они зигзагами продвигались «к северу» и, углубившись под землю, влились в толпу, чтобы по недействующему туннелю подземки пройти под территорией конфликта. Они вышли на поверхность у высохшего фонтана, и саларианец попрощался.

— Ну, вот я и на месте… Удачи вам.

Джиллиан поблагодарила его, и секундами позже он уже затерялся в толпе.

Джиллиан слегка потеряла направление после перехода под землей, да к тому же была голодна, так что она протиснулась в забегаловку, располагавшуюся на углу здания, походившего на жилой дом. Там она смогла съесть тарелку лапши и сориентироваться по карте хозяина ломбарда. Покончив с едой, она была готова завершить свое тяжелое путешествие.

Джиллиан прошла извилистым переходом мимо безголовой статуи крогана, через заваленную мусором площадь к зданию без окон. Оно, казалось, мерцало, словно окруженное силовым полем, и его защищала низкая стена и множество охранников в скафандрах. Джиллиан подошла к ближайшему из них.

— Меня зовут Джиллиан Нар Айденна. [Джиллиан, дитя корабля «Айденна»] И я прошу убежища.

Невозможно было понять, что происходит по ту сторону зеркального стекла шлема кварианца, но затянувшееся молчание говорило о многом.

— Ты человек, — сказал он, наконец.

— Это правда, — ответила Джиллиан. — Но я также член экипажа «Айденны». Почему бы вам не проверить?

Охранник колебался мгновение, затем сказал: «Жди здесь» и вошел в здание позади него. Прошло долгих десять минут, и Джиллиан была вынуждена томительно ожидать перед складом, ничего не делая. Наконец, когда миновала, казалось, целая вечность, появился охранник. Следом за ним шла старшая, и она выступила вперед, чтобы приветствовать Джиллиан.

— Меня зовут Элайа Вас Ормона. [Элайа из экипажа корабля «Ормона».] Твое имя значится в списках флота вместе с фотографией и списком твоих технических навыков. Убежище будет предоставлено. Пожалуйста, следуй за мной.

Девушка неожиданно ощутила чувство теплоты. Потому что здесь, по крайне мере временно, для нее нашлось безопасное место. Джиллиан прибыла.

Ник был далеко-далеко, занимаясь любовью с Мифрой Зон, когда дверь в его комнату с силой распахнулась, ударившись о грязную стену.

— Эй, две пушки, — громко произнесла Ким. — Пора отрабатывать свое содержание. Мы отправляемся на встречу этим утром. Будь готов через тридцать минут.

Дверь захлопнулась, и Ник простонал. Подобные появления стали обычным делом и часто случались без какого-либо предупреждения. Это было все равно, что служба в армии. Или, во всяком случае, так он представлял себе армию. По сравнению с этим жизнь в академии казалась легкой.

Ник свесил ноги на холодный пол, подошел к раковине почистить зубы, а затем отправился в душ, который никогда не производил ничего большего, чем вялая струя тепловатой воды. Вытершись насухо, он оделся, пристегнул пояс с оружием и поспешил вниз, чтобы быстро позавтракать в общем буфете. Пища доставлялась из ресторана в квартале отсюда, и была не очень хорошей. Но, как любила замечать Ким: «Можешь либо есть это, либо идти голодным. Выбор за тобой».

Проглотив холодную порцию и получив по спине кусочком фрукта, который его друг Монар «бросил» в него, Ник поспешил на улицу, где уже выстраивалась «процессия», как он ее про себя называл. Иногда Зон и другие их лидеры шли вместе с колонной биотиков у всех на виду, а иногда — нет. В любом случае, это представление предназначалось для демонстрации силы и уверенности. И то, и другое означало влияние в криминальной иерархии, властвовавшей на Омеге.

В данном конкретном случае вскоре стало ясно, что Мифра Зон и ее первый заместитель Расна Вас Катар (Расна из экипажа «Катара») пойдут отдельно от остальной группы. Вся эта затея с торжественными прохождениями по улицам, единственной целью которой заключалась в создании репутации, казалась Нику глупой. Но такие как Саллус заверили его, что это необходимо, потому что «Подполье биотиков» почти неизвестно среди населения Омеги, и нужно упрочить их статус.

Ник должен был идти в передней части отряда из двадцати человек и нести шест, увенчанный эмблемой группировки в форме стрелы молнии. Некоторые из биотиков называли этот символ «магнитом для пуль», потому что скучающие на окружающих крышах охранники любили попрактиковаться на нем в стрельбе. Но Ким заверила Ника, что должность знаменосца была важной. Он не был в этом так уверен, но был вынужден принять ее, иначе выглядел бы трусом.

Возглавлял колонну другой новобранец, за ним следовали Ким, Ник и все остальные. Буквально каждый из них обладал биотическими способностями, но многие из рядовых членов группы были Уровнями 1 или Уровнями 2, что означало, что им придется полагаться на обычное оружие в любой серьезной схватке. Поэтому, будучи переклассифицированным на Уровень 3 и удостоившись чести нести эмблему, Ник ощущал естественное чувство превосходства над остальными.

Избранный ими маршрут проходил в двух кварталах от серьезно укрепленного здания, служившего базой наемников «Затмения». Это была твердо укоренившаяся здесь группировка, которая, как говорили, контролирует около двадцати процентов этого сектора. Суть замысла была в том, чтобы привлечь к себе их внимание, не выводя их при этом из себя.

Пуля пробила эмблему в виде молнии, заставив содрогнуться шест в руке Ника, но остальная часть путешествия прошла гладко. Спустя пятнадцать минут петляний по переплетенным улицами Омеги, биотики прибыли к огромному гусеничному комбайну. Горнодобывающая машина была как минимум в три этажа высотой, и хотя гусеницы с нее были сняты, все равно производила сильное впечатление. Обездвиженный агрегат захватила себе группировка, именовавшаяся «Зловещими черепами». Некоторые из них располагались на отведенных позициях вокруг исполина. На них были шлемы в форме черепов и средняя броня, раскрашенная под скелеты.

Ник, которого прежде уже назначали на роль охранника, полагал, что и в этот раз ему прикажут остаться снаружи. Но, к его удивлению, Ким велела ему свернуть телескопический шест с эмблемой и следовать за ней внутрь корабля. Несмотря на то, что возраст этой машины явно перевалил за несколько сотен лет, внутренние помещения оказались в неожиданно хорошем состоянии. Электропитание было восстановлено, и Ник увидел на переборках нечто-то похожее на батарианские узоры, местами перекрытые слоем разноцветных граффити и рисунками «Зловещих черепов».

Миновав вслед за остальными несколько чередующихся проходов, Ник оказался в помещении, бывшем некогда грузовым отсеком, судя по планировке и оборудованию. Там стояли два стола — один для биотиков и один для «Зловещих черепов». Столы отделяло друг от друга около трех метров стальной палубы, а освещались они лампами сверху.

Ким приказала Нику встать по правую руку от Зон, прямо напротив «Зловещего черепа», державшего свою эмблему, представлявшую собой череп турианца на металлическом шесте. Даже не зная всех деталей происходящего, Ник, тем не менее, был уверен, что Зон и ее команда по переговорам достигли некоего соглашения с «Черепами».

Их лидером был свирепый на вид турианец по имени Сай Тактус. Левая часть его лица была покрыта жуткими шрамами, как от огня, и у него не было правой руки. На ее месте виднелся хромированный захват. Свет блеснул на протезе, когда он сделал движение рукой.

— Итак, у нас есть и цель, и дата. Остается вопрос, как будет поделено добро. Учитывая тот факт, что «Черепам» предстоит сделать большую часть тяжелой работы, мы должны получить большую долю. То есть соотношение семьдесят на тридцать будет подходящим.

Зон рассмеялась жестким смехом.

— Мне нравится твое чувство юмора, — сказала она. — Ты знаешь, с чем нам предстоит столкнуться. Там будет полно могучих биотиков. А сколько есть у вас? Один? Двое? И насколько они сильны? Не особо, как я полагаю. Вот что я тебе скажу, Тактус… Я выставлю самого слабого моего последователя против лучшего твоего биотика. Если мой победит, мы разделим добычу пятьдесят на пятьдесят. Если победит твой — остановимся на варианте семьдесят на тридцать. Что скажешь?

Металлическая клешня издала громкий лязг, когда ее хозяин ударил ею о металлический стол.

— Бой до смерти! Поехали.

Ник следил за Зон уголком глаза. Он увидел, как она нахмурилась, и понял, что азари просчиталась. Она представляла себе испытание биотических навыков, подобное тому, чем постоянно занимались Ник и его друзья. Но у Тактуса на уме был иной вид соревнования. И Зон не могла пойти на попятную, не выглядя при этом слабой. Значит, одному из новичков Уровня 1 или Уровня 2 предстоит разминка. Ник пожелал про себя ему или ей удачи. В этот момент Зон повернулась и посмотрела прямо на него.

— Ник, передай эмблему Ким, и свои пистолеты тоже. Не играйся с тем, кого против тебя выставят. Убей его быстро.

Всевозможные мысли и эмоции столкнулись в голове Ника. Во-первых, ему было приятно узнать, что Зон известно его имя. Затем к нему пришло осознание того, что она собиралась обхитрить Тактуса, послав самого юного, а не самого слабого своего последователя в бой, рассчитывая на то, что турианец ошибочно приравняет возраст к силе. И наконец, он испытывал сводящее желудок чувство от осознания того, что ему придется убить кого-то. Именно этого он так долго ждал — но внезапно осознал, что не хочет этого делать.

— Задай им, парень, — сказала Ким, принимая у него эмблему. — И не валяй дурака. Это уже не игра.

Через минуту Ник уже стоял у края пространства, разделявшего два стола. Прямо напротив него оказалась хрупкая на вид саларианка — вместо турианца вопреки его ожиданиям. И пока Ник был занят размышлениями об этом, его противница оторвала его от пола и швырнула в стальную переборку. Удар сбил ему дыхание, и он свалился на палубу, хватая ртом воздух.

По залу прокатился рев одобрения со стороны «Черепов», а Ник тем временем пытался подняться обратно на ноги. Стараясь вновь сосредоточиться, он услышал, как Ким орет: «Убей суку!» Он ощущал себя так, словно каждая кость в его теле была сломана, но логика подсказывала ему, что это не могло быть правдой, раз он стоял на ногах. Хоть эта неожиданная атака и была столь болезненной, она помогла ему в том плане, что разозлила его. И напугала, потому что Ник понимал, что будь саларианка чуть сильнее, он был бы уже мертв. Теперь у него было две или максимум три секунды на ответ, прежде чем она ударит его снова.

Поэтому Ник поднял руки, собрал достаточно энергии, чтобы оторвать от земли последовательницу «Черепов», и на мгновение остановился. Затем, глядя, как она беспомощно болтает ногами, он припечатал ее к полу. Саларианка издала крик боли, и явно получила травму, потому что когда она поднялась на ноги, то не могла целиком опираться на одну из них. Но она была готова к этому, и когда она подняла руки, Ник понял, что у него есть лишь считанные секунды, чтобы предотвратить контратаку.

Мощного «броска» было бы достаточно. Но Ник был разозлен и понимал, что за ним наблюдают. Поэтому вместо этого он применил шоковую волну. Резкие импульсы темной энергии плеснули через все помещение, хлестнули по его противнице подобно серии физических ударов и сбили ее с ног. Послышался отвратительный глухой удар, когда саларианка упала, и ее голова ударилась о металлическую палубу.

В этот момент один из «Черепов» подошел к ней проверить пульс, посмотрел на Тактуса и покачал головой. Турианец скривился.

— Хорошо, пусть будет так. Поделим добычу пятьдесят на пятьдесят.

Но дело на этом не было кончено. Совсем нет. Потому что когда мертвого биотика еще только выносили из помещения ногами вперед, Тактус и Зон уже обсуждали то, как и когда будет поделена добыча.

Между тем, Ник, чувствовавший явную тошноту, был вынужден вернуться к своим обязанностям знаменосца. И осознание содеянного им тяжелым грузом продолжало давить его, даже когда Зон вывела делегацию обратно на оживленную улицу.

Но вместо того, чтобы остаться наедине со своими эмоциями, Ник обнаружил, что получает со всех сторон поздравительные хлопки по спине, радостные объятия мужчин и даже комплимент от Ким.

— Хорошая работа, две пушки, — но бей первым в следующий раз.

Все это опьянило его. И одна из сторон натуры Ника наслаждалась этим. Но ничто не могло развеять ощущения некоей темной зоны внутри него. Потому что защищаться от уличных бандитов — это одно дело, а здесь он позволил использовать себя как пешку в денежном споре, и в результате этого погиб другой.

Когда их отряд прибыл домой, Ник ускользнул от них, отправился в свою комнату и запер дверь. Потом, лежа на кровати уставившись в потолок, Ник думал о своих родителях. Надо бы связаться с ними — и с Кали тоже. Или, может, не надо. Что они подумают о том, что он сделал? Эта мысль последовала за ним в его беспокойный сон и в то место, где люди сражаются друг с другом ради целей, которых не понимают, будучи частью войны, в которой никто не может победить.

ГЛАВА 8

Омега

Корабль был маленьким, быстрым и зарегистрирован на подконтрольную «Церберу» компанию. Как раз то, что нужно для перемещения агентов, пленников и наличных денег с места на место. А благодаря заблаговременно внесенной по экстра-тарифу плате в адрес стыковочного узла Арии Т’Лоак, юркое маленькое судно смогло зайти в док без задержек.

Прекрасно одетая женщина и двое тяжеловооруженных мужчин вышли из корабля двадцать минут спустя. И, так как женщина явно была тут главной, те, кому платили за наблюдение за прибывающими и убывающими судами, увидели то, что должны были увидеть — чиновницу в сопровождении двух телохранителей.

Уличные подонки, наводнявшие доки, оказались достаточно умны, и ни один из них даже не приблизился к женщине, так что трое прибывших смогли очень быстро спустить вниз и пройти вглубь станции. Смешанный отряд из людей, турианцев и батарианцев ожидал их и быстро окружил чиновницу защитной стеной.

  • Задание 1. Выполнение команды сложение.
  • Обобщённое описание Прадоша лилы
  • Введение. МЕТОДИЧЕСКИЕ РЕКОМЕНДАЦИИ
  • Холоднейшая Война
  • Методы педагогических исследований
  • Сторон Соглашения
  • Інформаційний матеріал. Настої і відвари – рідкі лікарські форми, що являють собою водні витяги з лікарської
  • Высокое посвящение Иисуса
  • Драка или силовая возня? Интерлюдия
  • Задание. 1. По возможности чаще ходите на пляж, на высокий холм, в лес
  • «1 день на Соловецких островах из Санкт-Петербурга»
  • Glossary of Terms for Dairy
  • Срок и порядок представления обеспечение исполнения контракта
  • IV. Discuss these questions with a partner.
  • Снабжение Духа Иисуса
  • Легальный обман
  • Провадження в цивільних справах здійснюється: 2 страница
  • Условия синхронизации синхронных генераторов
  • Результаты лабораторных исследований
  • Воля Господа