Глава восемнадцатая. Вернулся брат Малбуриус

Вернулся брат Малбуриус. Рагнар почуял его беспокойство. Ноздри Хаэгра также уловили этот запах. Гигант уже начал приходить в себя. Священник осмотрел своего недавнего пациента.

– Поразительно, – пробормотал он, – ты уже на ногах.

– От великого героя Фенриса не следует ожидать меньшего, – бахвалился Хаэгр. – Ты принес что-нибудь поесть?

– Что случилось, брат Малбуриус? – спросил Рагнар. – Кажется, ты взволнован.

– Кое-кто исчез из поселка. Может, в этом и нет ничего странного. Они могли отправиться на охоту за пауками.

– А если нет…

– Именно те, кто пропал, – Бэрк, Смите, Тобин и другие – особенно внимательно прислушивались к учению Братства.

– Думаешь, они отправились к зилотам?

– Скажем, я не исключаю такой возможности.

– С тобой ничего не случится, если ты останешься здесь?

– Если они начнут убивать священников, это не улучшит репутацию членов Братства как борцов за благочестивость, не так ли?

Его голос звучал ровно, но Рагнар чувствовал, что он не так уверен, как хотел казаться. Тем не менее этот отважный человек был полон решимости остаться со своей паствой.

– Вам бы лучше отправляться. Путь предстоит неблизкий.

– Ты не хочешь пойти с нами?

– Здесь моя работа, моя паства. Я должен нести им слово Императора.

– Тогда пусть Император бережет тебя, – кивнул Рагнар.

– И тебя тоже, Космический Волк.

– А что насчет еды? – не унимался Хаэгр. – Тут можно подохнуть с голоду.

– Не думаю, что тебе уже можно есть. – Мал-буриус с улыбкой посмотрел на пациента.

– Итак, пытка продолжается, – констатировал Хаэгр.

Священник извлек из мешка караваи хлеба и жареную тушу какого-то таинственного животного, которое сильно смахивало на гигантскую крысу. Хаэгру было все равно. Он с наслаждением вонзил зубы в мясо.

– Приберегите кое-что для путешествия, – заметил Малбуриус. – Это все, что мне удалось собрать.

Рагнар кивнул и принялся проверять свое оружие. Перед тем как ступить на враждебную территорию, не вредно убедиться, что оно в надлежащем состоянии. Хаэгр продолжал есть, а Линус Серпико в смятении наблюдал за этим процессом.

– Как думаешь, что случилось с Торином? Рагнар щелкнул затвором болтера.

– Возможно, он нашел где-то зеркало и любуется собой, – ответил Хаэгр. – Его тщеславие просто непомерно.

По его запаху Рагнар понял, что Хаэгр беспокоится за друга, но не показывает этого.

– Не то что твое, – усмехнулся молодой Волк.

– Моя гордость собственной доблестью совершенно оправдана, – изрек он, громоподобно рыгнул и, не дождавшись ответа, продолжил поглощение пищи.

– Пора отправляться в путь, – сказал Рагнар.

* * *

В узких пустынных тоннелях слышались лишь тихие шорохи. Рагнар знал, что люди наблюдают за ними, пытаясь оставаться незамеченными. Ни в звуках, ни в запахах не было ничего настораживающего. Людей просто беспокоило присутствие чужаков, и Рагнар понимал почему. Они были бедны, голодны и беззащитны. Два огромных Космических Волка, должно быть, очень пугали их. Они с Хаэгром казались им легендарными демонами Ереси Хоруса. Эта странная мысль отозвалась болью в сердце.



– Посмотри-ка на этих крыс, что прячутся по своим норам, – насмехался Хаэгр со своей обычной деликатностью. – Не тревожьтесь, мы не причиним вам зла!

«Твое поведение определенно не улучшит их впечатление о нас», – подумал Рагнар. Почувствовав его осуждение, Хаэгр утихомирился и довольствовался теперь многословными рассуждениями о том, что он сделает, если повстречает фанатиков из Братства Света. В описании разнообразных увечий он проявил недюжинное воображение. Линуса Серпико при этом, похоже, стало подташнивать. И чем хуже он выглядел, тем сильнее расходился Хаэгр. Гигантский Волк явно наслаждался, видя, что внушает ужас маленькому человечку.

Несмотря на похвальбы своего боевого брата, Рагнар все еще беспокоился за него. Прошло всего несколько часов после операции, и гигант был далек от лучшей боевой формы. Он шел медленно, хотя длина его шага позволяла ему не отставать от Линуса Серпико.

Рагнар обдумывал положение. Они находились глубоко под землей, воздух был сырым и пах плесенью. Где-то вдали древние системы кондиционирования еще работали, но атмосфера все равно оставляла желать лучшего.

Повсюду виднелись старинные, ушедшие в почву здания и фрагменты настенных росписей. Когда-то все это было открыто ветрам и солнцу. Вероятно, тогда на Земле еще существовали моря открытой воды, а не ядовитой слякоти. На одной из фресок изображалось парусное судно, которое могло бы бороздить водные просторы Фенриса. Трудно представить, что такое существовало здесь когда-то. Все вокруг дышало невероятной древностью. Рагнар задался вопросом, сколько же ног ступало по этим камням до него, понемногу изнашивая их поверхность. Так много, что и не счесть. Сама история давила на него так же, как и тонны земли над головой. Он чувствовал себя в этом замкнутом пространстве, словно в ловушке, – и не впервые в жизни.

Его беспокойство передалось Хаэгру. Гигант поднял голову и стал осматриваться. По мере их продвижения тоннели сужались, а атмосфера становилась все более гнетущей. В некоторых местах потолок подпирали куски стальных балок и пласкритового лома. Лишь изредка они натыкались на груды камней – следы старых обвалов. То, что их было так мало, свидетельствовало о мастерстве древних строителей. Ни один архитектор на Земле не строил сооружений, не способных выдержать надстройку. Зачем они так делали? – вот в чем состоял вопрос. Почему все эти уровни наращивались веками? Что заставляло людей возводить здания поверх еще пригодных для использования домов, дворцов и магазинов? Рагнар выругался. Любопытство – его беда; так же как голод – несчастье Хаэгра. Он спросил, что думает по этому поводу Линус Серпико. Человечек взглянул на него так, как воробей глядит на ястреба.

– Я не знаю. Скорее всего, это либо из-за перенаселения, либо из-за экономического давления. Рассказывают, что нижние сооружения все еще были заселены, когда строились новые.

– Из-за экономического давления? – переспросил Рагнар. Он понимал, что означает проблема перенаселения. Ему приходилось видеть миры Импе-риума, где миллиарды людей переполняли огромные города-ульи, но понять концепцию экономического давления ему было гораздо труднее.

– Земля здесь очень дорогая, – сказал не без гордости Линус. – Самая дорогая в Галактике. Каждый квадратный метр поименован и кому-то передан – Дому Навигаторов, знатному человеку, религиозному ордену. Продажи редки. Арендная плата очень высока. Когда нельзя строить рядом, строишь вверх. Новые слои добавляются постоянно.

Рагнар разбирался в экономике достаточно, чтобы понять одно:

– Наверняка это снижает стоимость земли внизу.

– Ничего подобного. Это значит, что они просто взимают больше денег за новое пространство наверху. В конце концов, спустя тысячелетия ведения такой политики, все выглядит так, как тут у нас. Реестры арендаторов, должно быть, просто потрясающие. Некоторым из них более десяти тысяч лет.

– Зато здесь внизу жилье бесплатное.

– Нет, мы платим арендную плату, – поправил его Линус. – Немного, по сегодняшним меркам, но мы платим в соответствии с согласованными тарифами. Сборщики все еще приходят и вносят наши платежи в книги. Интересная работа для клерка – удается повидать часть мира.

– Не самую привлекательную, – вставил Хаэгр. – Судя по этому месту.

– Вероятно, – согласился Линус. – Но ведь ты жил на поверхности.

В его устах это прозвучало так, словно он говорил о какой-то далекой и роскошной планете, а не о той, что находилась у него над головой. Еще одно тяжелое впечатление оставило след в душе Рагна-ра: бессчетные поколения жили и умирали здесь, не видя ни солнца, ни неба. Он начинал понимать, каким оказался счастливчиком, родившись на Фенрисе, несмотря на все его опасности.

– Скоро ты увидишь поверхность, – заверил его Рагнар.

– Конечно, – откликнулся Линус. В его голосе звучала надежда и удивление собственной безрассудной смелостью.

Теперь они двигались в зыбком сумраке. Наплечные фонари Волков автоматически вспыхивали, когда они оказывались в полной темноте. Рагнар не стал отключать их совсем. Ему хотелось, чтобы оставался хоть какой-то свет. А при приближении опасности он все равно успеет погасить лампы.

В некоторых местах потолки были такими низкими, что Рагнару приходилось наклоняться, а Хаэгру – сгибаться почти вдвое. У Линуса таких проблем не возникало. Рагнар даже подумал, что, возможно, его маленький рост был скорее наследственным признаком адаптации, нежели результатом плохого питания.

Он улыбнулся. Было время, когда он не раздумывал над такими вещами, но иногда из подсознания всплывали забавные фрагменты знаний, помещенных в его мозг обучающими машинами Фенриса.

В воздухе появились звериные запахи, а в стенах стали попадаться небольшие отверстия. Из нор выглядывали животные, больше похожие на ласок, чем на крыс. Они глазели на троих спутников, словно размышляя, съедобны ли они. Линус вздрогнул. Подземные существа осознали угрозу, исходившую от Волков, и не стали нападать. Вероятно, они учуяли голод Хаэгра. Гигант скорее сожрал бы их, чем им достался бы хотя бы кусочек его мощного тела. Возможно, керамит также не источал достаточно соблазнительного для них запаха. Однако аппетитный кусок Линуса Серпико – это дело другое.

Обычные люди, такие как Линус, жили в другом мире, где даже грызуны представляли опасность. Этот робкий клерк проявил куда больше мужества, отправившись в путешествие по тоннелям, чем любой из двух Волков. Линус рисковал своей жизнью. Дело было не только в крысах: дело было в болезнях, которые те могли переносить, в ядах, содержавшихся в загрязненной воде, – от всего этого он не был защищен. Заставив его отправиться с ними, они поставили свои нужды выше его жизни. «Понимает ли это Линус, – думал Рагнар, – осознает ли, насколько велико на самом деле его мужество?» Все относительно. Рагнар понял, что опасно приближается к ереси. Империум был построен на абсолютах: абсолютная истина явленного слова Императора, абсолютное превосходство человека во Вселенной, абсолютное зло Хаоса и мутации, которым должны противостоять защитники порядка. Вот основные принципы имперского культа.

Он не должен размышлять о принципах относительности – это вело к слабости, или того хуже. Истина состояла в том, что каждый мужчина, женщина и ребенок занимали свое место в общем устройстве Империума. Дело Рагнара – стоять насмерть между человечеством и его врагами. Дело Линуса – записывать факты и цифры. Просто они наделены силой и мужеством пропорционально своим обязанностям. Нет необходимости стремиться к чему-то большему.

Великий Империум просуществовал десять тысяч лет и будет жить до тех пор, пока люди твердо придерживаются правильных убеждений. Все, что нужно было решить, было решено Императором и примархами на заре истории. И этим все сказано. Нет никакой необходимости приписывать Линусу больше мужества, чем у него имелось, или принижать достоинства Волков. Он и Хаэгр значили для Империума больше, чем * Линус и сотня таких же, как он.

И все же часть его существа думала по-другому. Наверное, привычка к размышлениям была его изъяном. Не все ереси очевидны. И самой опасной была скрытая, едва различимая ересь. А гордыня – величайший из грехов, ибо она увела с истинного пути Хоруса. Но хуже всего гордыня собственным разумом, которой страдал Рагнар. Ему так хотелось сейчас поговорить об этом с Волчьим Жрецом, хотя он понимал, что за такие мысли на него наложат епитимью.

Вот Хаэгр просто принимает все как есть и силен простой верой в правильность старых воззрений. Рагнар признался себе, что не был бы счастлив, будь он таким, как его боевой брат. «Гордыня, – подумал он. – Никуда от нее не деться».

Отчасти его сомнения были порождены самим пребыванием на священной Терре. Он ожидал чего-то особенного, сияния святости, прикосновения божественного, того, что он испытал в святилище Русса на Гарме. Вместо этого он обнаружил здесь политику, коррупцию и гнилые подземелья. В груди саднило чувство глубокого разочарования.

– Думаю, теперь нам следует повернуть налево, – произнес Линус, когда они подошли к развилке. Одна тропа вела вверх и влево, другая – вниз и вправо. Из обоих тоннелей несло затхлостью, влагой, запахом ржавчины и древних машин.

– Ты думаешь, – кивнул Хаэгр. – Это обнадеживает.

– Прошло много времени с тех пор, как я в последний раз бывал здесь.

– Ты великолепный проводник! – все больше раздражался Хаэгр.

Рагнар отнес это на счет боли, которая мучила гиганта.

– Конечно, ты прав, – поддержал клерка Рагнар и, к немалому удивлению Хаэгра, уверенно зашагал вверх по осыпающемуся коридору.

Переходы и пещеры в этой части лабиринта кишмя кишели людьми. Они теснились в закоулках и забивались в щели, пытаясь скрыться от Десантников, но даже не подозревая, насколько тщетны их старания. Здесь были и женщины, и дети, и старики. Многие дежурили у ловушек, то и дело проверяя, не попались ли в них крысы или большие насекомые, которых можно съесть. Передвигались они безмолвно, как бесплотные тени. Это были лишенные всего бедняки древней планеты.

То тут, то там Рагнар улавливал запах неочищенного спирта и каждый раз при этом слышал еле сдерживаемый смех и тихие разговоры. Даже под землей имелись примитивные таверны, где пивовары изготавливали напитки из отходов и загнивающей воды. Все здесь стремилось подражать яркой жизни на поверхности. «Эти люди – настоящие призраки», – думал Рагнар. Путешествие приобрело странный характер. Оно вдруг стало похоже на странствие сквозь некую мифическую жизнь после смерти.

Троица шагала сквозь призрачный сумрак, а в груди Рагнара росло беспокойство. Ему так не хватало сейчас боевых братьев. «Где же Торин?» Но тени не давали ответа.

  • Отпущение грехов по прейскуранту
  • Пәні бойынша емтихан сұрақтарының тізімі
  • Когнитивное осмысление психотерапии.
  • Подчинись миссии Отца
  • Статья V bis
  • Шаг 1. Установите контакт
  • ИНСТИТУТ ЗАКОНОДАТЕЛЬСТВА И СРАВНИТЕЛЬНОГО ПРАВОВЕДЕНИЯ 9 страница
  • В Барселоне 1 страница
  • Задача 3. Начислить заработную плату за октябрь работникам магазина «Промтовары»
  • Этапы составления бюджета предприятия
  • Седьмой километр
  • Сопротивления изменениям
  • СМЕРТЬ В СОВРЕМЕННОМ МИРЕ. 12 8 страница
  • Последний вагон
  • ’екст перевЮрнут rayfrein@mail.ru 20 страница
  • Александр Лоуэн ПРЕДАТЕЛЬСТВО ТЕЛА. растают в ненависть, пока взаимоотношения полностью не распадаются
  • Много хозяев, много слуг
  • Тема опыта
  • МЕДОДЗЗА ДЕЙСТВИЕ
  • Как пережить огорчение