- Котенок, вставай. – Голос мамы раздался одновременно со звуком раздвигаемых портьер. – В институт опоздаешь. 10 страница

Слава не боялся сорвать поездку – не отправит его в армию суровый тесть. Сессия закрыта, до следующей времени предостаточно. А к новому году у Валерия Сергеевича уже может не возникнуть причин для его отчисления. Ну не за летние же косяки, в самом деле мужчина будет ему мстить? Глупости на самом деле.

Почему тогда он решил вот так сбежать, вместо того чтоб воспротивиться тестю? Потому что достало его уже все! Устал он что-то кому-то доказывать, сражаться за свою свободу почти в прямом смысле. Так поступить казалось проще, и Слава не видел причин что-то кому-то доказывать, провоцируя лишние скандалы.

Да и Катя будет только рада его отъезду и уж точно уговорит папочку не мешать ее отдыху с одной из подруг.

Он закрыл машину и скоро уже нетерпеливо звонил в Зоину дверь.

Зоя сидела на подоконнике в своей комнате и смотрела в окно, периодически стирая с лица слезы, которые нет-нет, да и скатывались из уголков ее глаз. Она видела, как Слава приехал к ней на машине своей жены, но это уже не волновало ее. В душе ее сегодня словно что-то умерло, перегорело и девушка поняла, что устала за эти месяцы так, как не устала бы и за год каторжных работ. Устала ревновать, устала переживать и думать, так ли фиктивен Славин брак, как он говорил. Устала бояться разоблачения за те снимки, устала носить в себе эту тайну, которая превратилась для нее в тяжкое бремя, которое хотелось сбросить с плеч, выпрямиться и пойти по жизни дальше… одной. Вот только она уже забыла то время что была одна, без него. Не могла себе представить, что так будет. Не могла понять, как это? Чтоб она вдруг потеряла половину себя и осталась одна. А как же поездка к Славиной бабушке? Как же свадьба после дипломирования? Как все это?

Однако чувство, что скоро все будет именно так, что она Славу теряет не покидало, поселившись в ее сердце. Понимала Зоя, что не будет он долго терпеть ее приступы ревности и постоянные наезды, но сделать ничего не могла. Да, она терпела, когда на него вешались разные девушки. Ее это бесило, но она никогда не предъявляла за то внимание, которым они баловали ее парня. Потому что все это было ерундой по сравнению с нынешней ситуацией, теперь Зоя это поняла. И все же подавляемые в себе чувства вымотали ее, опустошили. А Катя и свадьба… и сегодняшний номер в институте, кажется, стал последней каплей в чаше ее терпения.



Она услышала настойчивые звонки в дверь. Поняла, что уже довольно давно их слышит и, наверное, он не уйдет. Стоит открыть дверь.

Девушка сползла с подоконника на пол и медленно побрела к двери. Открыв ее, отошла в сторону, не мешая ему войти. В коридоре было темно, Слава чмокнул ее в щеку, не заметив покрасневших глаз. Он куда-то торопился, Зоя прислушалась к его словам и поняла, что он пытается заставить ее пойти собирать вещи.

- Зачем? – Девушка в недоумении уставилась на него. – Ты о чем, какие вещи?

Слава взял ее за руку и повел в комнату. Открыв дверки шкафа, он указал рукой на его содержимое.

- Вот эти вещи, Зоя и побыстрее, пожалуйста – времени нет.

- Зачем? – снова повторила девушка.

- Мы уезжаем к моей бабушке сегодня же. Нужно спешить.

- Я не поеду. – Зоя выдернула свою ладонь из его руки и отошла.

- Что с тобой? – Он подошел ближе и, взяв ее лицо в свои ладони, внимательно вгляделся в него. – Ты плакала? Что случилось?

- А разве ничего не случилось? – Зоя горько улыбнулась.

- Нет. – Слава непонимающе качнул головой. – Ничего.

- Слава, какой сегодня день?

- Двадцать пятое июня…. А что?

- Ничего. – Зоя отвернулась от него и посмотрела в окно на Катину машину. Появилось желание запустить в нее цветочный горшок. Прямо в стеклянную панорамную крышу. – Слава, уходи….

- Да что с тобой, Зоя?! – Слава резко развернул ее к себе. – Может, хватит уже, а?! сколько можно, ты сама не устала?

- Устала! – закричала в ответ девушка. – Я устала. От тебя устала, понимаешь? Какой сегодня день, Слава?

- Я уже сказал – двадцать пятое июня. Что ты заладила?

- Сегодня два года как мы с тобой вместе, Слава, как ты мог забыть? Как? – Девушка обессилено рухнула на кровать.

- Черт…. – Слава растрепал пятерней волосы. – Зоя… прости, совсем влетело из головы.

- Конечно, куда тебе помнить о такой ерунде. У тебя же других забот полно, других радостей, то есть…. Я сегодня видела, как вся группа поздравляла вас. Я видела, как они смеялись надо мной. А еще не было похоже, что вас женили насильно – стояли там рядышком, такие довольные. Счастливые….

- Зоя, - Слава сел рядом, - опомнись! О чем ты говоришь, ты же все прекрасно знаешь.

- А что я знаю? Я начинаю сомневаться. Скажи мне, Слава, ваш брак действительно фиктивный?

- Сколько можно? Я один раз сказал тебе, почему ты достаешь меня с этим вопросом постоянно? Ребята решили нас поздравить, мне что, нужно было всем и каждому идти объяснять, что случилось на самом деле? Зоя, я не ожидал и растерялся, если честно. А потом преподаватель, Катин отец со своими путевками….

- С какими путевками? – Зоя насмешливо вздернула бровь. – Свадебное путешествие?

- Типа того… ребята подарили.

- Ясно…. – Зоя усмехнулась думая о чем-то своем и продолжила. – Ты женился на ней, хоть мог избежать этого брака, ты живешь с ней, ты катаешься на ее машине, она видела тебя голым и в довершение ко всему, ты с ней едешь отдыхать…. И ты еще будешь убеждать меня в том, что между вами ничего нет и все не по-настоящему?

- В чем ты пытаешься меня обвинить? Я не собирался ехать с ней никуда. Заметь, я здесь, с тобой, прошу тебя поторопиться, чтоб не опоздать на поезд. Если бы ты просто доверяла мне, не пришлось бы тратить столько нервов.

- Я тебе один раз поверила и что? Слава, едь с ней куда хочешь, а меня оставь в покое. Мне надоело быть посмешищем.

- Ты понимаешь сейчас, о чем говоришь? Зоя, я устал от тебя. Устал от того, что ты прогоняешь меня, потом зовешь. Устал от этой стервы, которая живет рядом со мной. Я между вами как…. И вы обе насилуете мой мозг. Ладно она – она это специально делает. Но ты…. Ты-то почему меня понять не хочешь?

- Не хочу. Ты прав, не хочу. Уходи, Слава. И знаешь, я могу облегчить тебе задачу, если тебе неудобно оставить бедную Зою. И совесть тебя мучить не будет, и гордость не пострадает от того, что какая-то… тень твоя, тебя бросила.

- Зоя, что ты несешь?

- Это я расклеила фото тебя и Кати по институту, слышишь? Я. Я нашла их в ее тетради в тот день, после пожарной тревоги. Вот так, Слава. Что молчишь?

Слава и правда молчал и только пронзительно смотрел на нее. Он сжал губы в тонкую линию, и девушка видела, как заходили желваки на его скулах, а руки сжались в кулаки. Зоя вдруг поняла что наделала. Вот только слов своих назад забрать уже нельзя. Как бы она не настраивала себя на то, что стоит признаться, все же до конца сомневалась в себе и боялась. Как бы не убеждала себя минуту назад, что им лучше расстаться, однако когда опять сама все сломала, стало горько. Слава все еще стоял перед ней и так смотрел на нее…. Столько чувств было намешано в его глазах, что Зое стало невероятно больно. Она поняла по-настоящему, что она его только что потеряла. Действительно потеряла, а не представила себе как это. И это оказалось не так больно, как она думала, а в сто раз больнее. Хотелось прижаться к нему, обнять за талию и сказать, что она пошутила, только бы он обнял ее в ответ. Или просить у него прощения до тех пор, пока он ее не простит.

Горячка от ссоры проходила, и девушка вдруг поняла, что раз она сама так виновата перед ним, имела ли она право так много требовать от него?

Почему все эти умные мысли пришли к ней так поздно?

- Слава…. – Прошептала девушка. – Прости, я….

- Мне пора. – Наконец сказал он равнодушным голосом. – Мне надо обдумать новости, Зоя.

- Мы еще увидимся? – спросила она ему в спину.

- Не знаю…. Может быть. – Ответил он, не оборачиваясь, и передернул плечами так, словно что-то сбрасывал с них. – Прощай.

Он ушел, а Зоя, уткнувшись в подушку, горько расплакалась.

* * *

Выйдя из подъезда, Слава спокойно сел за руль машины, включил зажигание и плавно тронулся с места. Он сдерживал бушевавшие в нем чувства, не позволяя себе думать о признании Зои. Он не просто запретил себе вспоминать ее слова, он вообще не хотел о ней думать. Словно в его сердце, там, где раньше была она, теперь появилась пустота.

Вернувшись домой, и, припарковав машину, парень наткнулся в коридоре на Катю. Пока он разувался, она стояла рядом и что-то противно жужжала над его ухом. Что-то о его праве уехать на ее автомобиле, забыв саму ее в институте. И о том, как ей натерли новые туфли на шпильке, в которых и сидеть-то было неудобно, не то, что ходить. И о том, что если он не пошутил на счет Алтая, пусть не надеется, что она впишет его в страховку и еще что-то. Жужжала она, пока он так на нее не рявкнул, что девушка моментально заглохла и ретировалась в комнату, плотно закрыв за собой дверь.

Прошло несколько минут, прежде чем Слава заметил, что он нервно мерит шагами комнату, а за ним молча наблюдает мать.

- Что случилось? – заметив взгляд сына, спросила женщина.

- Ничего.

- А чего тогда мечешься?

Слава сел на диван, сжав голову руками. Самое удивительное, что его сейчас снедала не обида на Зою и не огорчение от разрыва с ней. Вообще-то он никогда не боялся ее потерять – так сильно он был в ней уверен. Его мозг разрывали разнообразные чувства и мысли, но только не того характера, что должны были сопровождать его сейчас, наверное. Он был удивлен, нет, поражен. А еще зол. Зоя, тихая скромная Зоя, которая два года его ждала, которая в рот ему заглядывала, смотрела как на божество свое личное. Эта самая Зоя загнала его под венец своей глупой выходкой, а потом еще и требовала от него исполнения воинского долга, во избежание того самого замужества, к которому сама же и подтолкнула.

Славе сейчас вообще были не интересны мотивы, по которым она так поступила. Он не хотел думать о ревности девушки и ее чувствах, которые она пережила в тот момент, когда увидела те фото. Зачем она вообще полезла туда, куда не просили?! А он, идиот, переживал за нее. Как она все это перенесла…. Испытывал чувство вины перед ней, а она….

Слава резко поднялся и прошел в свою комнату, то есть, в комнату которую теперь занимала Катя. Распахнув дверь, и заметив, как девушка вздрогнула от неожиданности и обернулась к нему, он сказал:

- Собирайся, поехали.

- Куда? – Катя продолжала сидеть на месте, отчего Славе хотелось встряхнуть ее хорошенько, чтоб начала уже, наконец, шевелиться без лишних вопросов.

- В страховую. Через два дня выезжаем, документы должны быть в порядке.

- Ты сдурел? Я думала ты не поедешь, что ты пошутил. Как же Зоя?

- Никогда, слышишь, - он подошел к ней и, нависнув над сидящей девушкой, процедил, - никогда больше не говори со мной о Зое, поняла?

- Поняла. – Катя встала и подошла к шкафу. – Выйди пожалуйста, мне нужно переодеться.

- Я жду на улице. – Бросил он и вышел из комнаты.

Катя достала с полки первое, что попалось под руку и быстро надела – она не понимала, что происходит со Славой, но каким-то чутьем ощущала - что-то случилось. И сейчас он как никогда не расположен к их пикировкам.

Удивительно было, что он все же согласился с ней поехать. К тому же сам, без отцовского давления…. Ну, то есть почти без него.

В принципе, Кате было все равно, она не имела ничего против его соседства. К тому же ей было некого позвать с собой. Три близкие подруги помахали ей ручкой, а с остальными приятельницами Катя поддерживала отношения, не предполагающие совместных поездок. А к Славиному присутствию рядом Катя уже начала привыкать. Более того, она понимала, что кроме него ей сейчас и поговорить-то не с кем. И пусть их диалоги сложно было назвать беседами, все же они хоть сколько-нибудь разнообразили ее жизнь. Да и мама его оказалась женщиной на самом деле тихой и незаметной, но крайне полезной – она вкусно готовила и Катю взялась научить. Девушка, помня о том, как запросто ее однажды оставили без ужина, скрепя сердце внимала поучениям свекрови. Сначала Светлана Алексеевна научила ее чистить овощи. И пока Катина техника срезания у картошки шкурок толщиной в миллиметр не достигла совершенства, ей больше ничего не доверяли.

Слава, наблюдал за ней и мамой, отпуская ядовитые замечания о том, что Светлана Алексеевна напрасно тратит время и продукты. А Катя, скорее всего, отравит их при первой же возможности, так что лично он пробовать ее изыски не намерен. Ему и горелой пересоленной яичницы хватило.

Тестом на зрелость на первой ступени, условно обозначенной как «Приготовление первых блюд», стал борщ. То есть его самостоятельное приготовление. С которым девушка справилась на отлично и свекровь ее долго хвалила, гордясь собой и своим педагогическим мастерством.

Катя же, подойдя вечером к Славе, который ужинал, не догадываясь, кто ему приготовил, облокотилась о стол, упершись локтями о его поверхность, мило поинтересовалась:

- Вкусно?

- Вкусно. – Парень заподозрил неладное и косо посмотрел на нее.

- Не пересолено? – Катя продолжала изображать беспокойство.

- Нет, нормально… в самый раз…. – Он поднес к губам ложку.

- Ну, слава Богу! – Картинно выдохнула Катя, воздев очи к небесам, то есть к потолку.

Слава поперхнулся и, скривившись, спросил:

- Ты что ли готовила?

- Я. – Довольно протянула Катя. И заметив его недовольное лицо, добавила, – Да ладно ты, ешь. Твоя мама хвалила и гляди, вон она сидит, жива-здорова и без желудочных расстройств.

- А давно она ужинала? – Парень посмотрел на часы.

- Часа два назад. Ты бы уже знал, если бы с супом было что-то не так, ешь. – Она, повернувшись, вышла с кухни. Перед сном к ней заглянул Слава и пробурчал под нос «спасибо». Потом собираясь уйти, замялся и добавил, что было вкусно….

Собравшись, Катя выпорхнула из подъезда, опять заметила Славу на водительском сидении, задумалась о том, что, наверное, нужно начинать прятать от него ключи, пока он на работу не начал на ее машине ездить, оставив ее без «колес».

Мысли девушки повернули к тому дню, когда она, желая позлить Славу, пришла к нему на работу, притащив с собой железный предлог – мамины пирожки на обед. Добрая женщина даже не заподозрила, почему невестка так охотно согласилась выполнить ее просьбу сходить к сыну на работу, чтоб он не остался до вечера голодным. И вот Катя, надев свою самую короткую юбку и самые высокие шпильки, отправилась в самое средоточие брутальных мужиков – в автомастерскую.

- Ау! – Позвала она, перешагнув порог бокса, где ей посоветовали найти мужа. – Есть кто живой?

Из под ближайшего джипа выкатился молодой парень, и оценивающим взглядом скользнув по ее ножкам, поинтересовался:

- А вы к кому, красавица? Не ко мне, случайно?

- Нет, - Катя ослепительно улыбнулась, - я к Артемьеву. Как мне его найти?

- Зачем же к нему? Может я вам смогу помочь?

- Вряд ли.

- Ну, тогда вам придется подождать – он занят. Я передам, что вы пришли, как представить?

- Я его жена.

- Жена-а? – Присвистнул парень. – Давно?

- Две недели. – Катя, улыбаясь, изображала счастливую новобрачную.

- Я сейчас…. – Парень сунул в карман какую-то железяку и куда-то ушел.

Когда вернулся Слава, девушка сидела на самом чистом стульчике, а трое голодных работников мастерской в голубых комбинезонах, с удовольствием уплетали мамины пироги.

- Дорогой! – Девушка махнула ему рукой. – А я тут познакомилась с твоими друзьями, славные парни, им очень понравились пирожки твоей мамы.

Уже потом Катя узнала, что Славу за сокрытие свадьбы заставили поить весь коллектив в каком-то баре в тройном (штрафном) размере. А он потом, заявившись домой пьяным в драбадан, завалился в ее комнату и улегся спать в ее постель, предварительно раздевшись догола, приговаривая, что привык спать именно так и никто ему не помешает. Не нужно уточнять, что Катю после этого как ветром сдуло из постели, и она коротала ночь на неразложенном диване в зале, задремав под утро, устроив голову на неудобном подлокотнике….

- Чего улыбаешься? – Сердитый голос отвлек ее от воспоминаний, возвращая в действительность. – Приехали.

Катя вышла из машины.

- Слава…. – Она поймала его за рукав.

- Что? – Он повернулся к ней.

- Что с тобой? Никогда тебя таким не видела, даже на свадьбе.

- Тебе-то какая разница?

Действительно, какая?

Девушка цокнула, скривившись, и вперед него шагнула к дверям страховой компании.

Глава 15

- Значит, с Зоей ты расстался? – Дима поднес горлышко бутылки к рюмке сидящего напротив Славы и наполнил ее.

- Расстался. – Буркнул тот в ответ, покручивая ее между пальцев и задумчиво глядя в окно.

- Почему? Вроде совсем недавно ничто не предвещало беды…. То есть почти ничего, - поправился он в ответ на брошенный на него взгляд, - и все же о расставании не было разговора.

- Иногда для решений требуется совсем немного времени, Дим.

- Так что же все-таки произошло?

- Это не важно. Я просто понял, что совсем ее не знаю. Не знаю, что от нее ожидать, хотя раньше она казалась мне простой и понятной. Я так решил и причины не так уж важны.

Он опрокинул в рот содержимое рюмки, сморщился.

- Слушай, - Дима заговорил на полтона тише и наклонился к другу, - а ты уверен, что кое-кто здесь не причем?

- Кое кто? – Слава непонимающе нахмурился, пытаясь понять, о чем говорит друг.

В этот момент дверь кухни, где сидели ребята, открылась и туда вплыла Катя. Недовольно скривившись, она покосилась на Диму и, уперев руки в бока, выдала:

- Так, друзья мои, вам расходиться не пора? Нам завтра выезжать ни свет ни заря, а ты злоупотребляешь крепкими напитками. У тебя лишние права или ты думаешь, у меня лишняя машина?

- У тебя лишний язык. Шла бы ты, Катя. Ты здесь тоже лишняя. – Слава не глядя на девушку, придвинул к Диме пустую рюмку, намекая повторить.

- Ты уверен?

- Нет, она будет контролировать, сколько мне пить, сколько мне есть и когда мне спать. Наливай.

- Не смей! – Катя выдернула бутылку из рук парня. – Ему завтра за руль.

- Поставь на место и уходи, Катя. – Слава, наконец, повернулся к ней и выразительно глянул на девушку.

Катя в ответ демонстративно подошла к раковине и спокойно вылила в нее содержимое бутылки. Слава сорвался с табуретки, и неизвестно чем бы эта выходка обернулась для Кати, если бы не Дима. Парень вскочил на ноги следом и, обхватив друга за плечи, заставил его снова сеть.

- Слава, спокойно! – Он надавил на его плечи, не позволяя встать, и повернулся к замершей девушке. – Катя, иди уже! Ты специально что ли выпрашиваешь?

- Я его не боюсь. – Катя равнодушно пожала плечами, спокойно выдерживая Славин гневный взгляд.

- А зря. – Слава скинул ладони друга со своих плеч и, встав с табуретки, близко-близко подошел к Кате. Так что столешница гарнитура врезалась в ее спину.

- Ты зачем испытываешь мое терпение? А ну пошла отсюда!

- Не указывай мне…. – Катина смелость испарилась, но она продолжала выпендриваться. – Я тебе не Зоя.

После этого Слава больно схватил ее за плечо и вытолкал с кухни, захлопнув дверь.

- Сучка. – Процедил он, снова усевшись на табурет. – Я однажды убью ее. Достала….

- Лучше тр*хни. – Дима рассмеялся. – У вас такие страстные отношения, я в шоке.

- Да пошел ты….

- Нет, серьезно, вашу энергию да в другое русло бы….

- Дима, уймись, это не смешно.

- Ладно. – Друг встал на ноги и протянул ладонь, прощаясь. – Раз уж пить нам больше нечего, я пожалуй пойду. Провожать тебя не приду, не жди.

- Как же так? – Слава рассмеялся. – Кто же мне платочком помашет?

- Прости, друг, все мои платочки в стирке, пока. Надеюсь, вы там друг друга не поубиваете.

- Не поубиваем, я просто отведу ее в лес и забуду там. И заживу спокойно.

* * *

На следующее утро молодожены сопровождаемые напутствиями от Катиных родителей, пришедших их проводить и причитаниями Славиной мамы, которая незаметно прижимала к глазам носовой платок, отбыли на Алтай. До места назначения было несколько сотен километров и им предстояло провести в дороге часов шесть-семь. Утомительно на самом деле, но не в той ситуации, когда у обоих путешественников были права.

Обговорив рано утром за чашкой кофе сложившуюся ситуацию, Катя и Слава условились не портить друг другу отдых, а попытаться относиться друг к другу терпимо. Инициатором подобно предложения, как ни странно, стала Катя. Девушка на самом деле, представив, что им предстоит месяц провести наедине друг с другом, пришла к выводу, что ее нервной системы и изобретательности не хватит на военные действия. Уж лучше ехать как… ну не как муж и жена и даже не как друзья… как соседи по гостиничному номеру. А уж как развлечься, не мешая друг другу, они придумают. Слава согласился, но уж как-то подозрительно он прищурил глаза прежде. Катя не обратила внимания на его загадочный вид или просто не захотела ничего замечать. Изменить ситуацию она не сможет, остается либо довериться ему, либо начинать разборки с самого выезда и скандалить все дорогу. А ехать далеко, родителей рядом не будет, Слава человек непредсказуемый – а вдруг высадит где-нибудь в лесу? Пришлось смириться хотя бы на время, которое они проведут в пути, а там видно будет.

Выехав из города на трассу, Катя воткнула в уши втулки, откинула сиденье назад и, укрывшись пледом, закрыла глаза. Не так уж плохо, что Слава проявил инициативу управлять ее машиной – можно наверстать прерванный утренний сон - встали-то они рано, в пять утра. Музыка мешала уснуть, так что Катя отбросила в сторону плейер. В машине не смотря на скорость, было тихо, то есть ничего кроме негромко работающей магнитолы слышно не было, ни шороха шин по асфальту, ни других механических звуков работающего двигателя. Машина плавно летела по дороге и сквозь стеклянную панорамную крышу Катя наблюдала за летящими по небу облаками.

Немного повернув голову, устраиваясь поудобнее на подголовнике кресла, Катя задумчиво посмотрела на Славин профиль – он молча следил за дорогой, думая о чем-то своем. Одна рука на руле, вторая легко потирает подбородок, губы поджаты, словно то о чем он думал, нервировало его. Катя подумала об этом и забыла, сконцентрировавшись на стремлении заснуть. И скоро уснула, убаюканная едва заметным покачиванием автомобиля.

* * *

Слава, повернувшись и заметив, что Катя уснула, протянул руку и сделал музыку тише. Можно было, конечно, сделать наоборот, но вдруг Катьке придется повести машину, а ему необходимо будет отдохнуть, не попадет ли она в аварию от недосыпа. Слава и так не шибко доверял женщине за рулем, считая, что там однозначно ей не место, а женщине не выспавшейся, следовательно, с рассеянным вниманием и плохой концентрацией на дороге он доверять совсем не собирался. Объяснив самому себе мотивы своих поступков, парень вернулся к прежним мыслям. А думал он о неприятных вещах – о Зое и своем с ней расставании. Конечно, трудно сказать, что все чувства, которые он к ней испытывал, испарились в мгновение ока (а девушка была ему глубоко небезразлична), и все же он прекрасно понимал, что назад пути нет. Еще никому Слава не прощал предательства. А Зоя его предала. И, наверное, все ее причины тоже можно понять, но Слава их понимать не хотел. И думать об этом тоже не хотел. Он просто знал, что ничто уже не будет так, как раньше. Он понимал, что придумал сам себе образ скромной девочки-тихони, и ему нравился этот образ, и Зоя не спешила его разубеждать в обратном. Когда выяснилось, что Зоя способна на неожиданные непредсказуемые поступки, Слава задумался, а такую ли девушку он в свое время выбрал в будущие спутницы жизни. Девушку, которая совершает настолько серьезные поступки, даже не успев подумать об их последствиях. Девушку, которая не нашла в себе силы признаться ему, позволила обвинять в этом другого человека, да еще и не желала принять то, к чему ее поспешность привела. Предпочла остаться в этой истории жертвой. И ведь он абсолютно искренне считал, что кроме Кати некому натворить таких делов. Но Зоя…. То, что это сделала Зоя, было удивительно, странно и… досадно. Ведь он считал того, кто расклеил фото глупым пустым и недальновидным человеком и был уверен, что так оно и есть. А выяснилось, что глупым и пустым человеком оказалась Зоя….

Если вместить все Славины чувства и метания в одно емкое слово, можно сказать что он разочаровался. В Зое, в своем выборе, разочаровался. И поэтому он пообещал себе больше не думать о ней. По крайней мере, попытаться.

Почему он все-таки поехал на Алтай?

Потому что это было нужно ему более всего на свете. Убежать от всего, сменить обстановку – что могло быть лучше в данной ситуации? Глупо было бы не воспользоваться таким шансом из одной лишь только гордости, стремления доказать кому-то, что его невозможно заставить, принудить против воли.

А Катя… что ж, Катя стала маленькой ложкой дегтя, но он не сомневался, что они дадут друг другу свободу и не станут мешать. К тому же это может быть забавно…. Они там будут одни, вдали от ее папаши, от его мамы, которая повадилась защищать Катерину от его нападок….

Неприятно засосало в животе – в суматохе сборов они забыли позавтракать. Слава посмотрел на часы, они были в дороге уже два с половиной часа, наверное, не помешает заглянуть в какую-нибудь придорожную забегаловку и перекусить.

Припарковавшись на стоянке в тени деревьев, Слава растолкал спящую Катю.

- Где мы? – Девушка огляделась, зевая и с трудом приходя в себя спросоня.

- У кафе. Ты голодна?

- Угу. – Девушка вышла из машины и с наслаждением потянулась, разминая затекшее тело.

Слава покосился на нее, и вошел в прохладный полумрак кафе.

После завтрака за руль села Катя, а Слава устроился на заднем сидении, предварительно выставив на навигаторе курс до того места, где она должна была его разбудить.

- И я прошу тебя, Катя, следуй точно за направлением, не проявляй инициативу, ладно?

- Ладно, иди уже. – Девушка провела руками по рулю, приговаривая себе под нос. – Девочка моя, мы же с тобой прекрасно друг друга понимаем, правда? В отличие от некоторых…. Ну, поехали?

Она включила передачу, и машина плавно выкатилась на трассу. И в тот же момент рядом раздался резкий сигнал клаксона, а потом их объехал здоровый джип, который только что чуть не снес Катину машину.

- Сам идиот слепошарый! – Крикнула девушка ему вдогонку. – Козел….

- Ты права купила?

- Да пошел ты…. Сама сдала. С первого раза.

- Ну-ну…. А ты знаешь, для чего у машины зеркала? Поверь не для того, чтоб ты в них любовалась.

- Я знаю. – Катя нервно повернулась.

- За дорогой следи.

Катя не ответила, только сжала губы и покосилась на парня в зеркало заднего вида. Нет, она не будет портить себе настроение, а если он задался целью испортить ей отдых, ничего не выйдет, не поддастся она на его провокации. Наоборот, будет исключительно вежливой и дружелюбной, чтоб у него не было причин срывать на ней свою злость на весь мир.

Слава скоро уснул, и Катя спокойно ехала себе по дороге, глядя больше на дорожные указатели, чем в экран навигатора. Слава, наверное, решил, что она совсем тупая или читать не умеет, только по дороге на Алтай заблудиться было невозможно.

Они ехали в одно чудесное местечко, расположенное на озере Ая. Вернее, Катя-то там ни разу не была и не знала насколько оно чудесное. И вообще, привыкшая к отдыху в теплых островных странах, она относилась к подобному времяпрепровождению скептически, но все же все ее знакомые отдых на Горном Алтае хвалили. А парк-отель с одноименным названием был местом, которое должно было удовлетворить притязательный вкус девушки. По крайней мере, папа ей пообещал, что она останется довольна.

Сомневаться в папиных словах Катя начала после того как подъехав к границе Алтайского края, девушка ощутила всю прелесть дорожного покрытия, а точнее полное отсутствие такового. У Кати болезненно сжималось сердце каждый раз, когда ее машинка попадала колесом в колдобину или яму и скребла днищем по камням. Она матом крыла всех алтайцев, не нашедших средств на ремонт дороги для туристов, за счет которых и процветал их край.

Проснулся Слава, потому что под аккомпанемент Катиных ругательств, вкупе со скрежетом и немилосердной тряской, спать стало невозможно. Проснулся, прогнал Катерину на пассажирское сидение и, потирая лицо, прогоняя остатки сна, повел машину сам. Девушка поняла, что у него это получается лучше, машину трясет меньше, не стала скандалить и доказывать что-то, а просто незаметно для себя пришла к выводу, что есть в этом мире то, что ей как женщине не осилить никогда. И еще, что хорошо, когда рядом есть мужчина, который может справиться с любыми трудностями.

Скоро дорога снова стала более-менее сносной, но Катя, доверив управление машиной мужу, расслабленно смотрела в окно на проплывающие за ним пейзажи. Пока смотреть было особо не на что – маленькие утопающие в зелени деревушки, пастбища и равнины, люди на обочинах дорог и поток машин, в котором они двигались. Будь Катя менее искушенной ее возможно и впечатлили бы новые места, но прошлым летом девушку впечатлил вид Тихого океана и его золотые пляжи, так что пока она для себя ничего интересного не встретила.

Подъезжая к поселку Сростки, Слава рассказал Кате, что здесь родился и вырос Василий Шукшин, чему девушка не поверила и насмешливо скривившись, посоветовала рассказывать подобные байки какой-нибудь другой дуре. Слава пожал плечами, не стал ничего доказывать, а просто привез девушку к памятнику упомянутого гражданина, расположенному на вершине безлесой горы.

Дата добавления: 2015-08-29; просмотров: 3 | Нарушение авторских прав

  • Состав и основные функции. Углеводы составляют основную часть пи­щевого рациона и обеспечивают 50-60 % его энергетической ценности. Содер­жатся углеводы, главным образом, в растительных продуктах.
  • Гласность как тотальное насилие сознания
  • Заполнение системы одноразового использования для капельного внутривенного введения жидкости.
  • при изготовлении одежды
  • ДОКУМЕНТЫ ДЛЯ ПОДТВЕРЖДЕНИЯ РАСХОДОВ
  • Он и Максим; сидят на кухне.
  • Дублирование нагрузок
  • Введение в штат специалиста по организации и нормированию труда
  • Особенности использования партитива.
  • Слагаемые развития
  • CHAPTER VIII. A further account of Glubbdubdrib
  • Сравнение между Божественной и естественной, человеческой любовью
  • Я-Концепция
  • Вопрос:Из Соединённых Штатов, но большую часть времени я живу в Европе. Я приехал в Индию недавно. Я был в Ришикеше, в двух ашрамах. Меня обучали медитации и дыханию.
  • ТЕКСТ 16. ким ва шивакхйам ашивам на видус твад анйе
  • Четыре вида действий будд
  • В книге исследуется 60-летний путь развития, творческие поиски и достижения балетного театра Советской Украини, рассказывается о его выдающихся мастерах, о по­становках балетов украинских 16 страница
  • Темы докладов по психологии по курсу «Психология»
  • Вирусные заболевания
  • 9. What happens during the trial bailiff – судебный пристав believable – правдоподобный bias – предубеждение, заинтересованность в исходе дела closing arguments – прения сторон,