Принцесса на стажировке 12 страница

сентября, понедельник, управление США

Миссис Холланд поздравила меня с удачной речью и сказала, что гордится мной. ГОРДИТ shy;СЯ!!! МНОЙ!!! Мной гордится учитель!!!

МНОЙ!!!!!

сентября, понедельник наука о Земле

Только что Кенни сказал мне нечто очень странное. Просто взял и выпалил напрямик, когда мы строили диаграммы поясов радиации Ван Аллена.

– Миа, – сказал он, – я хочу тебе кое-что сказать. Помнишь мою девушку, Хидер?

– Ну, помню, – ответила я нехотя. Понимаете, я подумала, что он собирается поведать мне очередной длинный скучный рассказ о необыкновенных способностях Хидер к гимнастике. Кении покраснел, как пояс ра shy;диации, который я как раз раскрашивала.

– Понимаешь, – пробормотал он, – я ее выдумал.

!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!

Да-да. Последние пять дней Кенни только и делал, что рассказывал мне ПРИДУМАННЫЕ истории о его ПРИДУМАННОЙ подружке Хи shy;дер. О подружке, которая, честно говоря, ста shy;ла меня немного пугать. А все потому, что слишком уж она совершенная. Вы понимаете, блондинка, спортсменка и к тому же учится на одни пятерки. На самом деле сейчас, когда я об этом думаю, я понимаю, что мне надо радовать shy;ся, что эта Хидер оказалась не настоящей. А то по сравнению с ней я чувствовала себя какой-то недоделанной.

Короче, я посмотрела на Кенни и говорю:

– Кенни, зачем ты это делал?

И он признался, весь такой пристыженный:

– Знаешь, я просто не мог это вынести. У тебя все так замечательно, ты принцесса, у тебя есть Майкл, твой прекрасный принц… Ну, не знаю, короче, меня это достало.

Ну да, конечно. Моя замечательная жизнь. Идеальная жизнь принцессы, И Майкл – мой прекрасный принц. Я бы тебе сказала, Кенни. Хочешь знать, НАСКОЛЬКО в моей жизни все далеко от совершенства? Мой прекрасный принц готов меня бросить, потому что я не хочу заниматься Этим Делом. Ну что, Кенни, это похоже на совершенство?

Но, естественно, я не могла это сказать, по shy;тому что Кенни это не касается, не его это дело. А еще потому, что мне не очень-то хотелось, чтобы слухи о том, что Майкл хочет занимать shy;ся Этим Делом, распространились по всей шко shy;ле. Благодаря фильмам, которые сняли про мою жизнь (хотя в этих фильмах обходятся с фактами очень вольно), и без того наберется достаточно людей, которые считают, что зна shy;ют обо мне абсолютно все. Мне вовсе ни к чему, чтобы просочилась ЕЩЕ какая-то инфор shy;мация.

Короче говоря, я просто заверила Кении, что моя жизнь не так безупречна, как ему могло показаться. Что на самом деле у меня ПОЛНО проблем, в их числе тот факт что я – младенцелизательница и что мою страну чуть было не вышвырнули из Евросоюза. Как ни странно, от моих слов у Кенни заметно улучшилось наст shy;роение. Это было так заметно, что мне даже ста shy;ло неприятно.



Что…

О, нет! В классе затрещал громкоговоритель. Директриса Гупта собирается объявлять ре shy;зультаты голосования.

О господи, о господи, о господи!

Вот они, результаты:

Лана Уайнбергер набрала триста пятьдесят девять голосов.

Миа Термополис шестьсот сорок один голос.

О господи.

О ГОСПОДИ!

МЕНЯ ИЗБРАЛИ НОВЫМ ПРЕЗИДЕНТОМ СТУДЕНЧЕСКОГО СОВЕТА СРЕДНЕЙ ШКО shy;ЛЫ ИМЕНИ АЛЬБЕРТА ЭЙНШТЕЙНА!

сентября, понедельник, 17.00,

«Рейз пицца»

Все это было как-то… это было абсолютно нереально.

Даже не знаю, как еще описать. Я в пол shy;ном тумане. До сих пор. А ведь с тех пор, как директриса Гупта объявила меня победитель shy;ницей, прошло два часа. И с тех пор я съела половину сырной пиццы и выпила три «кока-колы».

И все-таки я до сих пор в шоке.

Может быть, дело не столько в выборах, сколько в том, что произошло ПОСЛЕ того, как я узнала про свою победу. А произошло… мно shy;го чего.

Во-первых, на науке о Земле все, включая Кенни, стали прыгать по всему классу, поздрав shy;лять меня и спрашивать, могу ли я попросить попечителей, чтобы они купили для биологи shy;ческой лаборатории набор для электрофореза, о котором они безуспешно просили предыдущего президента. Так что я и глазом моргнуть не успела, как мне пришлось осознать всю полно shy;ту ответственности, которую накладывает на меня должность президента. И, знаете что… мне это понравилось.

Я знаю. Я ЗНАЮ.

Я хочу сказать, можно подумать, мне мало того, что я:

• принцесса Дженовии,

• сестра беззащитного младенца, чьи мать и отец не слишком хорошо знают, в чем состо shy;ят их родительские обязанности, если вы по shy;нимаете, что я имею в виду.

• начинающий писатель, которому еще пред shy;стоит выдержать годовой экзамен по геометрии.

• подросток со всеми вытекающими послед shy;ствиями, например, перепадами настроения, неуверенностью и время от времени выскаки shy;вающими прыщами.

• влюблена в парня из колледжа.

И я всерьез подумываю о том, что я могу быть всем этим, а кроме того еще президентом сту shy;денческого совета школы???

Тем не менее. Ну-у… Да.

Да, подумываю. Потому что я же как-никак победила на выборах Лану? Это просто потря shy;сающе. Но это еще не все, пока я рассказала только про самое первое, что случилось. А даль shy;ше было вот что. Когда прозвенел звонок, и мы все могли идти по домам, я стала спускаться в раздевалку. Я шла медленно, даже очень мед shy;ленно, потому что меня то и дело кто-нибудь останавливал, чтобы поздравить с победой. По дороге я наткнулась на Лилли, она прыгнула прямо мне в руки. Она тяжелее меня, даже при том, что я ее намного выше, так что ей по shy;везло, что я ее не уронила. Но у меня, навер shy;ное, был повышенный уровень адреналина или как еще называется то, что бывает, когда твой ребенок застрял под машиной или ты выиграл выборы президента студенческого совета или еще что-нибудь в этом роде, потому что я смог shy;ла удержать ее до тех пор, пока она не слезла обратно.

Короче говоря, Лилли затараторила: «МЫ ЭТО СДЕЛАЛИ!!! МЫ ЭТО СДЕЛАЛИ!!!» Тут появились Тина с Борисом, Шамика, Линг Су и Перин и начали вокруг нас скакать. Потом мы все пошли к моему шкафчику, распевая по до shy;роге песню «Мы – чемпионы». Потом, пока все остальные возбужденно болтали, а я от shy;крывала кодовый замок на своем шкафчике, я заметила, что возле соседнего шкафчика про shy;исходит нечто очень странное. А происходило вот что: Рамон Риверас в сопровождении директрисы Гупты и, представьте себе, не кого-нибудь, а отца Ланы Уайнбергер забирал из шкафчика все свои вещи. Серьезно, абсолютно все вещи. Забирал и с мрачным видом убирал их в спортивную сумку. А немного позади них стояла Лана, она была вся в слезах и то и дело топала ногой, повторяя:

– Папа, ну почему? Ну почему, папа, по shy;чему?

Только доктор Уайнбергер ей не отвечал. Он просто стоял с очень серьезным видом и ждал, пока Рамон не заберет из шкафчика последние вещи. Когда он все забрал, директ shy;риса Гупта сказала:

– Очень хорошо, пойдемте.

И все четверо – директриса, Рамон, доктор Уайнбергер и Лана пошли в сторону директор shy;ского кабинета. Но перед тем, как уйти, Лана оглянулась, бросила на меня через плечо злоб shy;ный взгляд и прошипела:

– Ты еще об этом пожалеешь! Я тебе за это отплачу, даже если это будет последним, что я сделаю!

Я думала, она говорит про мою победу на президентских выборах, но потом Шамика спросила:

– Эй, куда это они повели Рамона?

А Лилли улыбнулась со зловещим видом и сказала:

– Наверное, в аэропорт.

Тут мы все одновременно стали спрашивать, что она хочет этим сказать, и она ответила:

– Это и есть мое секретное оружие. Только, Миа, ты произнесла такую речь, что я поняла, что оно нам не понадобится. Но, видно, твоя бабушка все равно настучала на Уайнбергеров, хотя в этом и не было необходимости. Надо от shy;дать Клариссе должное, она хотя и старая дама, но из тех, кого лучше не иметь своим врагом.

Поскольку слова Лилли абсолютно ничего не прояснили, во всяком случае, мне, я так прямо и спросила Лилли, что она имеет в виду. И она объяснила. Оказывается, в тот день, когда во время футбольного матча Лилли сидела позади Ланиных родителей, она подслушала весь их разговор, и узнала, что Рамон – мошенник. Да-да! Оказывается, он уже получил образование! Он окончил школу в прошлом году, в своей род shy;ной Бразилии, где благодаря ему команда его школы участвовала в национальном чемпио shy;нате. У доктора Уайнбергера и пары других попечителей возникла блестящая идея ЗАПЛА shy;ТИТЬ Рамону, чтобы он приехал из Бразилии и записался в СШАЭ, чтобы у нас появился шанс для разнообразия выиграть хотя бы не shy;сколько игр.

Лилли и бабушка задумали использовать эту информацию, чтобы опорочить Лану, если пос shy;ле дебатов возникнет опасность, что она может победить. Но я удачно ввернула про «Сэйлор Мун», а потом еще и процитировала Джона Локка, и это их убедило, что победа на выбо shy;рах уже у меня в кармане. Так что бабушка в конце концов решила не звонить директрисе и не рассказывать ей про Района до объявле shy;ния результатов выборов и позвонила после.

Должна сказать, эта история заставила меня взглянуть на Лилли по-новому. Я имею в виду, я всегда догадывалась, что Лилли способна сде shy;лать что-нибудь исподтишка. И я вовсе не хочу сказать, что Уайнбергеры имели право использовать беднягу Рамона в своих интересах и об shy;манывать других попечителей. Но, честное сло shy;во, я бы тоже не хотела иметь своим врагом Лилли, а тем более бабушку.

Пока все подходили, хлопали Лилли по спи shy;не и говорили, какая она молодец и как классно она все это провернула, она стояла с уверенным видом, явно очень довольная собой. Наверное, в каком-то смысле это и было круто, если вы согласны (а я-то точно с этим согласна), что все, что заставит Лану заплакать, хорошо.

– Ну, – сказала Лилли, когда я собрала все свои вещи и была готова уходить, – поскольку Кларисса на сегодняшний день освободила тебя от этих чертовых уроков принцессы, может, сходим куда-нибудь отпраздновать НАШУ по shy;беду?

Она так явно подчеркнула голосом слово «нашу», что подтекста не поняла бы только пол shy;ная идиотка. Я, естественно, поняла. И у меня засосало под ложечкой.

– Э-э, – сказала я. – Да, Лилли, насчет этого… сегодня, когда я произносила речь, кое-что произошло…

– Это ты мне говоришь, что что-то произош shy;ло? – перебила Лилли, похлопывая меня по спине. – Да ты разгромила популярных по всем пунктам и отомстила за непопулярных! Вот что произошло, когда ты произносила речь.

– Ну да, я знаю, – сказала я. – Насчет это shy;го… я сама не понимаю, как я теперь к этому отношусь. Я хочу сказать, Лилли, тебе не ка shy;жется, что в твоем плане есть что-то несправед shy;ливое? Все эти ребята голосовали за МЕНЯ. Это МЕНЯ они рассчитывают видеть своим…

Лилли вытаращила глаза, как будто увиде shy;ла за моей спиной что-то страшное.

– А ОН что здесь делает? – вскричала она. Потом добавила, обращаясь к тому, кто стоял за моей спиной. – Если ты забыл, напоминаю, ты уже ОКОНЧИЛ эту школу.

От этих слов Лилли мое сердце словно что-то сжало. Потому что я сразу поняла – просто поняла и все тут – с кем она говорит. С тем, кого именно сейчас я МЕНЬШЕ ВСЕГО НА СВЕТЕ хотела бы видеть. Или, может быть, кого я БОЛЬШЕ ВСЕГО НА СВЕТЕ хотела бы сей shy;час видеть. Все зависит от того, что он собира shy;ется мне сказать.

Я очень медленно повернулась.

Позади меня стоял Майкл.

Наверное, это прозвучит слишком театраль shy;но, если я скажу, что мне показалось, что все куда-то исчезли и в коридоре остались только я и Майкл, и мы стояли и смотрели друг другу в глаза. Если бы я написала это в рассказе, мисс Мартинез наверное черкнула бы красным на полях «КЛИШЕ» или еще что-нибудь в этом роде. Но это было не клише, я на самом деле именно так себя и почувствовала. Как будто в целом мире не осталось никого, кроме нас двоих.

– Нам надо поговорить, – сказал мне Майкл.

Не «привет», не «почему ты мне не перезво shy;нила», не «где ты была». И уж конечно, ника shy;кого поцелуя. Он сказал просто: «Нам надо по shy;говорить». Этих трех слов хватило, чтобы мое сердце съежилось и стало таким же твердым, как сердце святой Амелии.

– Ладно, – сказала я, хотя у меня совер shy;шенно пересохло в горле.

Потом Майкл повернулся, чтобы идти к выходу, и я пошла за ним, но только перед этим обернулась к Ларсу и взглядом сказала ему, чтобы он держался позади на ПОРЯДОЧНОМ расстоянии, и еще посмотрела на Лилли, что shy;бы она поняла, что никакого празднования не будет.

Во всяком случае пока не будет.

Ларс схватил все на лету, как настоящий профессионал. Лилли повела себя не так бла shy;городно, я слышала, как она крикнула мне вслед:

– Ну и отлично, ну и иди со своим БОЙ-ФРЕНДОМ, нам все равно!

Но Лилли понятия не имела, что происхо shy;дит. Она не знала, каким маленьким и смор shy;щенным вдруг сделалось мое сердце. Лилли не знала, что моя жизнь – безупречная жизнь принцессы – вот-вот разлетится на пятьде shy;сят миллионов кусочков. Что там гигантский вулкан под Йеллоустоном! Когда он наконец взорвется, то его взрыв будет просто ничто по сравнению с моим.

Я вышла вслед за Майклом из школы и спу shy;стилась по лестнице – прямо под всевидящим оком камеры наружного наблюдения. Мы про shy;шли мимо толп, которые вечно тусуются вок shy;руг Джо, и отошли дальше. Я перешла за ним через две улицы, и за все это время ни один из нас не проронил ни слова. Я-то уж точно не собиралась заговаривать первой. Потому что теперь все стало по-другому. Если Майкл соби shy;рается со мной порвать из-за того, что я отказы shy;ваюсь заниматься Этим Делом – что ж, пускай, мне все равно. А что? Я, между прочим, прин shy;цесса Дженовии. Я – избранный президент студенческого совета СШАЭ. И никто, НИКТО, даже Майкл, не смеет мне указывать, когда мне заниматься Этим Делом.

Наконец мы пришли сюда, в кафе «Рейз пицца». Ланч давно закончился, время обеда еще не наступило, а после окончания уроков прошло слишком мало времени, чтобы собралась толпа, поэтому в кафе было почти пусто. Майкл указал мне на кабинку и спросил:

– Пирог будешь?

«Нам надо поговорить». «Пирог будешь?» Это все, что он мне сказал с тех пор, как появил shy;ся. Я ответила:

– Да.

И поскольку во рту у меня было до сих пор сухо, как в пустыне, добавила:

– И «кока-колу».

Он подошел к стойке и заказал и то, и. дру shy;гое. Потом вернулся в кабинку, сел напротив меня, посмотрел мне в глаза и сказал:

– Я видел дебаты.

Это я никак не ожидала от него услышать. Это было настолько НЕ ТО, что я ожидала ус shy;лышать, что у меня отвисла челюсть. Кажется, я так и забыла закрыть рот и спохватилась толь shy;ко тогда, когда почувствовала на своем языке прохладный воздух с запахом пиццы. Тут толь shy;ко я поняла, что дышу ртом, прямо как Борис. Я захлопнула рот и спросила:

– Ты что, был в зале?

И НЕ ПОДОШЕЛ КО МНЕ, НЕ ПОЗДОРО shy;ВАЛСЯ????????????? Только последнюю фразу я не произнесла вслух. Майкл замотал головой.

– Нет, их показывали по Си-Эн-Эн.

Я только охнула. Конечно, кто кроме МЕНЯ может попасть со своими школьными президен shy;тскими дебатами на канал Си-Эн-Эн? И кто кро shy;ме МОЕГО БОЙФРЕНДА мог наткнуться на их трансляцию?

– Мне понравилось, как ты говорила про «Сэйлор Мун», – сказал он.

– Неужели?

Не представляю, почему мой голос прозву shy;чал так пискляво,

– Да. А цитата из Джона Локка, это вообще супер. Ты подцепила ее на уроке миссис Холланд?

Я была в таком шоке, что не смогла ничего сказать и только кивнула.

– Да, – сказал Майкл, – она классная. Итак, – он положил руку на спинку своего си shy;денья, – теперь ты новый президент СШАЭ.

Я положила руки на стол и сложила их так, чтобы Майкл не заметил, в какое жуткое состо shy;яние пришли мои ногти с тех пор, как мы ви shy;делись с ним в прошлый раз. И испортила я их в основном потому, что волновалась из-за НЕГО.

– Похоже на то, – сказала я.

– Я думал, что это Лилли хочет стать пре shy;зидентом, – сказал Майкл. – А не ты.

– Она и хочет, – сказала я. – Но теперь… ну не знаю, я вроде как не готова от этого отка shy;заться.

Майкл поднял брови и присвистнул.

– Здорово. Ты не против, если меня не бу shy;дет поблизости, когда ты станешь ей это объяс shy;нять?

– Нет, не против, – сказала я.

А потом я похолодела. Минуточку… Если Майкл не хочет находиться поблизости, когда я буду объяснять Лилли, что не собираюсь от shy;казываться от должности президента, это озна shy;чает… Это должно означать, что… Мое бедное скукожившееся сердечко вдруг стало подавать признаки жизни.

– Пицца готова, – сказал бармен из-за стойки.

Майкл встал и пошел за нашими заказом, пиццей и тремя банками воды – одну он зака shy;зал для Ларса, который сидел за столиком в другой части кафе, делая вид, что его страшно заинтересовал сериал, который бармен за стойкой смотрел по подвешенному к потолку телевизору. Взяв заказ, Майкл вернулся в ка shy;бинку.

Я не знала, что делать дальше, поэтому взяла один кусок пиццы, переложила его на бумаж shy;ную тарелку и отнесла Ларсу вместе с банкой колы. Когда приходится постоянно заботиться -о собственном телохранителе, это вам не шут shy;ки. Потом я вернулась на свое место, взяла лом shy;тик пиццы теперь уже себе и густо посыпала его перцем.

Майкл, как обычно, просто взял ломтик, сложил его пополам и стал есть, казалось, даже не замечая, что она страшно горячая. Пока он это делал, я обратила внимание, что у него большие руки, такие большие, что мне почему-то стало тревожно. Почему я раньше этого не за shy;мечала? То есть какие у Майкла большие руки. Прожевав кусок, Майкл сказал:

– Послушай, я не хочу из-за этого ссориться. Я резко подняла на него взгляд – до этого я смотрела на его руки. Мне было не совсем по shy;нятно, что он имел в виду под «этим». Может, он говорил про Лилли и мое президентство? Или он хотел сказать…

– Я только одно хочу знать, – продолжал он каким-то усталым голосом. – Мы КОГДА-НИБУДЬ будем Это делать?

Ясно. Значит, не про Лилли и не про мое президентство. Я чуть было не подавилась крошечным кусочком пиццы, и мне пришлось за shy;пить ее почти целой банкой колы, прежде чем я смогла сказать:

– Конечно.

Однако Майкл посмотрел на меня с подозре shy;нием.

– До конца этого десятилетия?

– Совершенно точно.

Я сказала это с куда большей уверенностью, чем чувствовала на самом деле, но что мне еще оставалось ответить? К тому же мое лицо было красным, как соус для пиццы – я увидела соб shy;ственное отражение в подставке для салфеток.

– Миа, я понимаю, тебе нелегко об этом го shy;ворить, – сказал Майкл, – Я хочу сказать, кроме разницы в возрасте есть еще тот факт, что ты лучшая подруга моей сестры, а тут еще твое королевское происхождение, и то, что тебя по shy;стоянно преследуют папарацци и ты никуда не можешь пойти без телохранителя. Мужчину послабее все это могло бы отпугнуть, но со мной все наоборот, я всегда любил преодолевать труд shy;ности. Кроме того, я тебя люблю, так что по мне дело того стоит.

Я так прямо вся и растаяла. Кроме шуток! Ну мог ли парень – ВООБЩЕ парень, кто угод shy;но – сказать лучше? Однако Майкл продол shy;жал:

– Ты не подумай, что я тебя тороплю и под shy;талкиваю к тому, к чему ты еще не готова, – сказал он таким будничным тоном, как будто мы с ним обсуждали следующий ход в настольной игре. Между прочим, интересно, как маль shy;чишкам это удается? – Просто я знаю, что ты не очень быстро привыкаешь ко всему новому. Поэтому я хочу, чтобы ты начала привыкать вот к какой мысли: «Ты – та девушка, которую я хочу. И когда-нибудь ты БУДЕШЬ моей».

Теперь мое лицо стало даже краснее, чем соус для пиццы. Во всяком случае по ощуще shy;ниям мне так показалось,

– Ну, – говорю я, – ладно.

А что ЕЩЕ я могла на это сказать???

Кроме того, не сказать, чтобы мне не понра shy;вилось то, что Майкл сказал. Я ХОЧУ, чтобы он меня хотел. Просто, когда он сказал это ВСЛУХ, в этом было что-то… ну, не знаю, это было классно.

– Надеюсь, с этим все ясно, – сказал Майкл.

– Абсолютно ясно, – сказала я после того, как снова слегка поперхнулась.

Тогда Майкл сказал мне, что насчет Этого Дела я могу на некоторое время расслабиться, но он рассчитывает, что мы будем время от вре shy;мени снова оценивать наши позиции по этому вопросу. Я спросила, как часто нам, по его мне shy;нию, стоит переоценивать наши позиции, и он сказал, что примерно раз в месяц. А я сказала, что, наверное, раз в полгода будет лучше, а он сказал, что раз в два месяца, а я сказала, что раз в три, и тогда Майкл сказал:

– Заметано.

Потом он встал, чтобы отнести Ларсу еще кусок пиццы, и включился в разговор, который Ларc вел с парнем за стойкой. Они обсуждали, много ли у «Янки» шансов выиграть в этом году первенство страны по бейсболу, хотя, насколь shy;ко мне известно, Майкл никогда в жизни не смотрел бейсбол.

Что он делал, так это разрабатывал компью shy;терную модель, в которой можно вводить всю статистическую информацию о команде, и мо shy;дель выдаст, каковы шансы этой команды по shy;бедить другую команду.

Суть в том, что я его люблю. Он – тот самый парень, которого я хочу, и когда-нибудь он обя shy;зательно станет моим. А сейчас он интересует shy;ся, хочу ли я пойти за мороженым. И я отвечаю:

– Еще как хочу.

Администрация профессиональной безопасности и здоровья.

Лига плюща – 8 старейших и самых престижный колледжей и университетов на северо-востоке США.

«Не думаю, что ты готов к этому превращению» строчка из песни Bootylicious.

Объединенное командование ПВО Североамериканского континента.

Настольная игра.

Дата добавления: 2015-10-21; просмотров: 5 | Нарушение авторских прав

  • С этим было трудно согласиться. Это не укладывалось в голове. Но согласиться было необходимо. Необходимо.
  • Ольга Александровна Шумилова 6 страница
  • Exercise 18. Use the verbs in brackets in the Present Perfect or Present Perfect Continuous.
  • Магахонские лисы 10 страница. — Полностью с тобой согласен
  • ПРИМІРНИЙ ПЕРЕЛІК ПИТАНЬ, ЩО ВИНОСЯТЬСЯ НА ІСПИТ
  • Безопасность и охрана труда в горячем цехе.
  • ЧТО БУДЕТ С ТОБОЮ, ЯЗЫК?
  • John Berryman
  • Глава 24. Клод ле Пти правильно поступал, уходя пораньше из теплой постели Анжелики
  • Фильтры нижних частот
  • Внутренний смех» является прекрасным самостоятельным инструментом для входа в Хозяйское состояние.
  • Недостатки
  • Наполеон Малый
  • Сборник материалов к изучению
  • Грамадска-палітычнае жыццё ў другой палове 1950-х – першай палове 1980-х гг.
  • Поведенческие защиты против драйвов, аффектов и желаний
  • Глава 18. Повествование от лица Джессики
  • Взаимодействие биологических систем.
  • Найпоширенішим методом ліквідації негерметичності обсадних колон, мабуть, слід рахувати цементування під тиском.
  • Програма навчального модуля