СТАДИИ ИЛИ УРОВНИ?

Эмпирические исследования развития самосознания ребенка показывают, что это развитие проходит ряд стадий, или фаз. Так, В.С.Мерлин выделяет четыре таких фазы: "сознание тождественности" (первый год жизни) – при этом происходит то, что мы обозначили как самовыделение и принятие себя в расчет; "сознание Я" (появляется к двум-трем годам), связанное с осознанием себя как субъекта деятельности; осознание своих психических свойств, происходящее в результате обобщения данных самонаблюдения, и фазу социально-нравственной самооценки, возникающей в юношеском возрасте [86]. На временной оси можно было бы также разместить и другие феномены, которые мы обсуждали в предыдущей главе: осознание своих психических процессов, принятие точки зрения другого на себя, усвоение мнения других о себе, формирование стандартов и уровня притязаний, развитие самоконтроля, "отделение" от матери и формирование семейной идентичности и самоидентичности, сознание половой и ролевых принадлежностей, сознание себя в системе ценностей, идентификация с родителями, формирование представлений о своем будущем, прошлом и настоящем, различные формы саморегуляции. Однако выявление временной последовательности еще не означает, что одна фаза закономерно следует из другой, что существует какая-то общая логика процесса развития, которая "кристаллизуется" затем в сформированной структуре. Стадии, или фазы, в этом смысле означают лишь локализованные во времени вехи становления тех или иных важных процессов. Ясно, что в различные исторические эпохи, в разных культурах эти фазы могут быть смещены относительно друг друга, а то и сами процессы принимать существенно иную форму.

Понятие уровней в том смысле, в котором мы будем его употреблять в дальнейшем, предполагает: а) каждый из уровней развития того или иного процесса или структуры является необходимым для последующего; б) каждый из уровней развития имеет свою собственную "природу", т.е. образован существенно различными связями, отношениями, опосредованиями; в) каждый из нижележащих уровней до определенной степени является условием развития вышележащего; г) вышележащий уровень управляет нижележащим; д) имманентное развитие каждого уровня не прекращается с развитием вышележащего.

Применительно к самосознанию идея уровней высказывалась неоднократно, хотя и не "разворачивалась" в полном объеме, т.е. в соответствии с перечисленными выше существенными признаками уровневой организации.

И.И.Чеснокова предлагает различать два уровня самосознания по критерию тех рамок, в которых происходит соотнесение знаний о себе. На первом уровне такое соотнесение происходит в рамках сопоставления "Я" и "другого человека". Сначала некоторое качество воспринимается и понижается в другом человеке, а затем оно переносится на себя. Соответствующими внутренними приемами самопознания являются преимущественно самовосприятие и самонаблюдение. На втором уровне соотнесение знаний о себе происходит в процессе аутокоммуникации, т.е. в рамках "Я и Я". Человек оперирует "уже готовыми знаниями о себе, в какой-то степени уже сформированными, полученными в разное время, в разных ситуациях". В качестве специфического внутреннего приема самопознания указываются самоанализ и самоосмысление. На этом втором уровне человек соотносит свое поведение с той мотивацией, которую он реализует. Оцениваются и сами мотивы с точки зрения общественных и внутренних требований. Высшего развития самосознание на этом втором уровне достигает при формировании жизненных планов и целей, жизненной философии в целом, своей общественной ценности, собственного достоинства [138, 95-100].



И.С.Кон несколько иначе формулирует уровневую концепцию образа "Я" [57]. Основания для этой концепции И.С.Кон находит в теории диспозиционной регуляции социального поведения В.А.Ядова [146]. В целом образ "Я" понимался как установочная система; установки обладают тремя компонентами: когнитивным, аффективным и производным от первых двух поведенческим (готовность к.действиям в отношении объекта). Нижний уровень образа "Я" "составляют неосознанные, представленные только в переживании установки, традиционно ассоциирующиеся в психологии с "самочувствием" и эмоциональным отношением к себе; выше расположены осознание и самооценка отдельных свойств и качеств; затем эти частные самооценки складываются в относительно целостный образ; и наконец, сам этот образ "Я" вписывается в общую систему ценностных ориентации личности, связанных с осознанием ею целей своей жизнедеятельности и средств, необходимых для достижения этих целей" [57, 72-73].

И.С.Кон специально подчеркивает функциональную взаимосвязь и одновременно автономию уровней образа "Я", тот факт, что "высший уровень, меняя значение и удельный вес низших уровней иерархии "Я", не уничтожает их относительной автономии, так что между ними могут возникать противоречия и конфликты" [57, 74].

В идеях, высказанных обоими цитированными авторами, многое представляется нам вплотную подводящим к решению проблемы теоретической интеграции знаний о процессах самосознания и близким нашим собственным взглядам, развернутым ниже. Это касается и тезиса о том, что самочувствие характеризует "нижний этаж" "Я-образа", и тезиса о смене "рамок" соотнесения знаний о себе как критерия изменения самосознания, и положения о том, что осознание мотивов и смысла жизни, так же как вписывание "Я-образа" в общую систему ценностных ориентации личности, характеризует высший уровень самосознания. Идея уровневого строения в цитированных работах, однако, лишь намечена. Остается неясным, почему в одном случае выделено только два, а в другом – четыре уровня. Уровни выделены на основе специфических различий в самих психологических процессах и структурах самосознания (специфика процесса соотнесения знаний о себе в одном случае и уровень сформированности и обобщенности установки – в другом), и остается неясным, какие именно различия в жизнедеятельности субъекта обеспечили развитие и автономное существование каждого из уровней в целостной системе и насколько принципиальны эти различия.

Более детально разработанную уровневую концепцию развития не только самосознания, но и личности в целом предложил Э.Эриксон [166]. Центральным моментом концепции Э.Эриксона является представление о психосоциальной идентичности как итоговом, интегрирующем свойстве личности. Личность в своем развитии проходит ряд стадий, которые, по крайней мере частично, могут быть поняты именно как уровни. Каждая стадия характеризуется появлением новообразований, определенных условиями общения индивида с его социальным окружением и его готовностью к тому или другому типу общения. Появление новообразования рассматривается как решение некоторого потенциального противоречия, дилеммы развития, как выбор из двух возможностей, одна из которых ведет к прогрессу, а другая – к регрессу личности. Приобретения на каждой из стадий касаются, в частности, и самосознания в том понимании, которое развивается в данной монографии. Коснемся кратко содержания первых пяти (из восьми) стадий развития.

На первой стадии "базальное доверие – базальное недоверие", характерной интенсивным созреванием сенсорных систем и тотальной зависимостью от взрослых, вырабатывается "чувство хорошести" жизни, формируется чувственное представление о мире как предсказуемом и вызывающем доверие месте (первые два года жизни). Это чувство доверия позднее становится основой самоуверенности – чувства доверия к самому себе. Эта стадия дает возможность идентифицироваться с образами родителей.

Вторая стадия "автономия – стыд и сомнение" связана с созреванием мышечно-двигательной системы, развитием навыков ходьбы и речи и расширением требований со стороны взрослых. Трех-четырехлетний ребенок получает возможность в большей степени заботиться о себе и формировать самоконтроль. Он начинает испытывать потребность в успехе решения тех задач, связанных с самоконтролем, инициатором которых он является. Задача родителей – выработать верный баланс между контролем, ограничениями и предоставлением возможностей для автономии. Этот баланс часто концентрируется вокруг навыков опрятности и туалета. Оптимальным при переходе от первой стадии ко второй является сохранение тепла и интимности при достижении относительной автономии. При благоприятном развитии психологические достижения на этой стадии становятся основой самовыражения и сотрудничества у зрелой личности. При неблагоприятном развитии, которое определяется прежде всего установками родителей на сверхконтроль, сверхопеку и чрезмерную социализацию ребенка, в формирующейся личности закладываются основы чрезмерной осторожности, аспонтанности, постоянных опасений оказаться не па высоте положения. В плане развития идентичности на этой стадии происходит развитие представлений о себе как обладающем возможностью и способностью к движению, действию, прежде всего к ходьбе, бегу.

Третья стадия – это стадия решения дилеммы "инициатива – чувство вины". В возрасте четырех-семи лет для ребенка характерно бурное развитие интеллекта и расширение границ внешнего мира, в который выходит ребенок, что проявляется, в частности, в многочисленных детских "почему?". Обладая "излишком энергии" и сталкиваясь с новыми волнующими возможностями, ребенок быстро забывает Неудачи и стремится к достижению своих целей. Задача родителей поддержание инициативности ребенка и формирование в нем чувства ответственности. Чрезмерные ограничения, моральные запреты и санкции, отягчающие формирующуюся в этот период совесть ребенка, приводят к развитию у него чувства вины и в зрелый период могут выразиться в таких свойствах личности, как мстительность, страх быть наказанным, самоограничение, самоотрицание. В развитии идентификации также происходит следующий шаг: формируется идентификация с родителем того же пола и собственная половая идентичность. Эриксон рассматривает также ситуацию, описанную Фрейдом как Эдипов комплекс, однако трактует ее не как проявление сексуального влечения, а как ситуацию, определенную отношениями привязанности ребенка ко взрослым. Так, мальчик идентифицируется со своим отцом и в то же время соревнуется с ним из-за привязанности к матери. Однако, если базисное доверие и автономия хорошо развиты, ребенок оказывается способным на основе привязанности к матери сформировать способность быть привязанным к другим людям.

На четвертой стадии происходит выбор между "трудолюбием и чувством неполноценности". В возрасте, который соответствует младшему школьному возрасту, в любой культуре, как считает Эриксон, происходит подключение ребенка к ее технологической стороне. Этот возраст используется для того, чтобы передать ребенку систематические знания и умения, подготавливающие его к трудовой жизни, и прежде всего навыки и способности, обеспечивающие трудолюбие. В процессе обучения и совместных деятельностей у ребенка появляется возможность идентификации с представителями определенных профессий и вырабатываются представления о разделении труда. – Неудачный исход этой стадии – это формирование чувства неполноценности, неспособности быть наравне с другими людьми. Вместе с тем, если развитие оканчивается на этой стадии, как считает Э.Эриксон, и вся жизнь сосредоточивается па работе, индивид становится конформистом и рабом технологии.

Пятая стадия характерна дилеммой "идентичность спутанность роли". Овладение физическими и интеллектуальными навыками, физическое взросление так же, как и новые социальные требования, создают базу для новой фазы развития, которая заключается прежде всего в росте самосознания и мировоззрения подростка. По Эриксону, основное содержание этой стадии как раз и состоит в выработке новой идентичности подростка, соответствующей всем этим изменившимся условиям. В плане формирования идентичности подросток должен решить три задачи: 1) получить уверенность, что он тот же самый человек, сохраняющий свое "Я" во времени и в различных интерперсональных ситуациях; 2) получить уверенность, что другие люди воспринимают его как тождественного самому себе во времени и в различных ситуациях; 3) получить уверенность, что другие воспринимают его также, как он воспринимает себя. Эти три задачи ведут к решению более общей – ответу на вопрос: "кто я есть".

Неудача в решении этих задач ведет к спутанной идентификации и сверхидентификации с различными реальными или воображаемыми индивидами ценой отказа от собственной идентификации, склонности к вовлечению в различные группы, обладающие антисоциальной направленностью.

В нашей литературе концепция Э.Эриксона получила освещение прежде всего в работе Л.И.Анцыферовой [12], подробно проанализировавшей философские, методологические, социальные и собственно психологические аспекты этой концепции. Мы не будем пересказывать здесь те многочисленные справедливые критические замечания, которые выдвинуты в адрес концепции Э.Эриксона. Остановимся лишь на том недостатке этой концепции, которым, по мнению Л.И.Анцыферовой, является абсолютизация "моментов прерывности процесса развития" – тот факт, что "приобретение каждой стадии оказывается лишенным дальнейшего становления, не преобразующимся под влиянием позднейших новообразований", что развитие понимается как "прибавление одного новообразования к другому, но отнюдь не как изменение организации развивающейся системы".

"С позиции эпигенетической концепции, – пишет Л.И.Анцыферова, – сложившаяся личность должна представлять собой соединение младенческого доверия к миру с качеством саморегуляции и произвольности, свойственной трехлетнему ребенку, сочетающихся с уровнем компетентности подростка и т.д." [12, 239].

Нельзя, конечно же, не согласиться с тем общим положением, что процесс развития идет диалектически, и то, что выступает как завершение, итог одной стадии, должно выступать предпосылкой последующей и, в свою очередь, измениться во вновь образованном целом. Однако, если вспомнить, что развитие социального индивида не есть автономный процесс, что реальным субъектом этого процесса является социальная система, постепенно включающая и развивающая индивида, то положение об известной независимости результатов развития на каждой стадии не покажется уже столь неверным. В самом деле, вступая в новые отношения, развивающийся индивид сталкивается с новыми качествами включающей его социальной системы, предлагающими ему иную мотивацию, иные "технологические образцы" выполнения деятельностей, иное место в структуре человеческих отношений и иных партнеров по общению. Неуспех в развитии при одних условиях включения индивида в социальную систему еще не предрешает исхода развития в ситуации, когда эта система оборачивается к индивиду своими новыми качествами. Так, неудачное младенчество вследствие смерти или болезни матери еще не предрешает исхода развития инициативности ребенка, попавшего позднее в заботливые и любящие руки. Неудачное семейное воспитание в целом еще не предрешает мировоззрения личности и ее сознательной жизненной позиции, которая формируется уже под влиянием более широкого социального целого.

Концепция Э.Эриксона утверждает также, что результаты развития каждой стадии не только специфичны благодаря особенностям взаимодействия ребенка со своим окружением на каждой стадии, но и качественно своеобразны и сохраняются в той или иной форме в зрелой личности. Этому положению можно найти подтверждение и в работах советских авторов. Так, в частности, А.В.Запорожец утверждает, что

"раннее неблагополучие аффективных взаимоотношений с близкими, взрослыми и сверстниками или дефектность эмоционального общения с окружающими создает опасность нарушения последующего хода формирования личности и может привести, например, к тому, что ребенок, став взрослым, даже при условии достижения высокого уровня интеллектуального развития окажется человеком сухим и черствым, неспособным вчувствоваться в радости и печали других людей, устанавливать с ними теплые, дружеские взаимоотношения" [40, 261-262].

И далее автор так суммирует свою позицию:

"Возникающие на ранних возрастных ступенях психологические новообразования имеют непреходящее, "абсолютное" значение для всестороннего развития индивида, вносят свой особый неповторимый вклада формирование человеческой личности" [40, 262].

Э.Эриксон как раз и попытался выделить такие абсолютные, непреходящие вклады в развитие личности, создаваемые на различных этапах этого развития.

В теории развития Э.Эриксона выражено и еще несколько идей, близких советской психологии.

Во-первых, это относится к идее сензитивных и критических периодов, которая была близка Л.С.Выготскому, А.Н.Леонтьеву, Б.Г.Ананьеву и другим. Каждая из стадий, описанных Э.Эриксоном, характерна, в частности, тем, что человек сензитивен (повышенно чувствителен) к особому аспекту включающих его социальных отношений, предполагающих также специфический характер его собственной деятельности. Каждая стадия также имеет некоторую критическую точку, узловой пункт, несет в себе возможность либо нового достижения в развитии, либо неудачи, приводящей к нарушению такого развития.

Во-вторых, в самом принципе выделения стадий как подчиненных решению ряда задач, стоящих перед индивидом, можно явно разглядеть сходство с разработанной Д.Б.Элькониным периодизацией развития ребенка на основе выделения ведущих деятельностей. Согласно А.Н.Леонтьеву, ведущая деятельность – это та, в связи с которой формируются важнейшие для данного возраста психологические новообразования, служащие базой для дальнейшего развития. По принципу выделения таких новообразований как раз и построена схема развития Э.Эриксона.

И все же концепция Эриксона не вполне отвечает сформулированной выше задаче теоретической интеграции представлений о самосознании. Стадии развития в концепции Э.Эриксона – лишь частично отвечают определению уровня. Приобретения каждой стадии автономны по своему генезу, но не находятся в отношении взаимонеобходимости (пусть не генетической, но функциональной) с приобретением другой стадии. Л.И.Анцыферова выражает эту мысль с еще большей определенностью: "По существу, стадии в концепции Эриксона не имеют характеристик уровней развития, а новообразование каждой стадии рассматривается в отрыве от предшествующих новообразований" [12, 241]. Каждой из восьми стадий развития соответствуют специфические телесные возможности, характер общения и деятельности, свои задачи развития и опасности его нарушения, однако вопрос о сквозных линиях развития, стоящих за этим дробным делением, фактически не ставится.

Для решения проблемы выделения уровней необходимо прежде всего решить вопрос о специфике форм активности человека, форм его жизнедеятельности. Такое решение возможно на пути анализа тех специфических качеств и тех форм отношений с действительностью, которыми обладает человек как организм, как социальный индивид, как личность.

  • УСТРОЙСТВО ПЕРЕХОДОВ
  • Структура процесса контроллинга
  • ПОСВЯТИТЕ СЕБЯ СОВЕРШЕНСТВОВАНИЮ
  • Понятие о буровой скважине. Классификация скважин по назначению.
  • Задача №4
  • Практика.
  • Основные схемы КНС.
  • Жизнь стала скучной
  • Цвет рук
  • КРИТИЧЕСКИЕ ПЕРИОДЫ ВРЕМЕНИ СИМПТОМЫ ГОРЯПСИХОЛОГИЧЕСКАЯ ПОМОЩь ПРИ ПЕРЕЖИВАНИИ ГОРЯ, ПОТЕРИ, УТРАТЫ
  • Приложение А. Таблица А.1 - Нормы расхода тепла на операции горячего водоснабжения для крупного
  • Править]Лицензионные соревнования
  • Принцип многоуровневости образовательных программ
  • L 01 L13 L35
  • КНЯЗЬ НИКОЛАИ АНДРЕЕВИЧ БОЛКОНСКИЙ
  • Эманации
  • Игра с цифрами в интересах дела
  • РОССИЙСКАЯ АКАДЕМИЯ ПРАВОСУДИЯ 35 страница
  • Искатель
  • Государственное учреждение - Отделение Пенсионного фонда